УДК 34

Место энергетического права в системе права Российской Федерации

Деркач Никита Григорьевич – магистрант по программе «Предпринимательское право» Санкт-Петербургского государственного университета.

Чумаченко Василий Андреевич – магистрант по программе «Предпринимательское право» Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: Топливо-энергетический комплекс (ТЭК) является одним из важнейших элементов экономического развития и безопасности Российской Федерации. Крайне значимым является создание такого правового регулирования данной сферы экономики, которое не только обеспечивало бы эффективное развитие ТЭК, но и органично встраивалось в систему российского законодательства. Любое противоречие нормативной базы в сфере ТЭК и других отраслей законодательства порождает правовую неопределенность, негативно влияющую на стабильность отношений субъектов ТЭК. Для комплексного и эффективного правового регулирования ТЭК необходимо, в том числе, и научно-теоретическое исследование места энергетического права в системе права Российской Федерации, что и предлагается в настоящей статье.

Ключевые слова: энергетическое право, топливо-энергетический комплекс, ТЭК, электроэнергетика.

Изучение места энергетического права в системе права РФ требует, во-первых, рассмотрения предмета и понятия энергетического права, а, во-вторых, анализа сформировавшихся в юридической доктрине подходов к критериям и существу отраслей права и отраслей законодательства, проблеме комплексных отраслей.

Общественные отношения в сфере энергетики являются разнообразными и обладают значительной спецификой, которая позволяет ставить вопрос о возможности обособления правового регулирования данных отношений в отдельную отрасль права. Предмет энергетического права является обособленным по сравнению с другими отраслями и представляет собой отношения, складывающиеся по поводу выработки, преобразования, передачи и использования различных видов энергии [1, c. 27].

Общественные отношения в сфере энергетики, складывающиеся в связи с осуществлением различных видов деятельности по поводу энергоресурсов, обладают достаточной спецификой для их обособления в отдельную группу отношений, потенциально способную сформировать предмет отрасли права. Однако в доктрине существует несколько различных точек зрений на понятие энергетического права и его место в системе российского права.

Согласно первой позиции общественные отношения, складывающиеся в энергетике, по сути, являются особой разновидностью частноправовых имущественных отношений, связанных со специфическим объектом – энергетическими ресурсами. Данная специфика позволяет обособить указанные общественные отношения лишь внутри частного (гражданского) права, но не свидетельствует о существовании самостоятельной отрасли права с отдельным предметом вне рамок гражданского права. В этом смысле предлагается рассматривать энергетическое право в качестве подотрасли частного (гражданского) права.

Одним из аргументов сторонников данного подхода является то, что предмет энергетического права составляют традиционные имущественные отношения, складывающиеся между равноправными участниками оборота на основе классических гражданско-правовых принципов (равенства, автономии воли, свободы договора и т.д.). Данные отношения опосредуются гражданско-правовыми по своей природе договорами, которые представляют собой специальные разновидности тех или иных договорных моделей, предусмотренных ГК РФ. Например, на оптовом рынке электроэнергетики существуют договоры, которые так и называются договор купли-продажи электрической энергии или договор купли-продажи мощности.

Поэтому энергетические правоотношения на самом деле являются разновидностью гражданско-правовых отношений, которые не образуют предмета самостоятельной отрасли, а должны рассматриваться лишь как особый предмет правового регулирования уже существующей отрасли права – гражданского права.

При этом, данная точка зрения не отрицает существование публично-правовых отношений, тесно примыкающих к указанным частно-правовым отношениям, однако не допускает из смешения. Отсюда следует, что отношения по публичной организации в сфере энергетики представляют собой отдельную группу отношений, которая является предметом регулирования публичного (административного) права, но также не может претендовать на роль предмета самостоятельной отрасли права – энергетического права.

В рамках данного подхода В.С. Каменков пишет: «в рамках системы законодательства о тепло- и электроэнергетике фактически сосуществуют два типа отношений, качественно различных по своей природе: частноправовые отношения и публично-правовые» [2, c. 68].

Иными словами, последователи данной точки зрения указывают на недопустимость смешения разных групп общественных отношений: имущественных отношений, возникающих непосредственно между участниками хозяйственной деятельности энергетической сферы, и отношений по публичной организации деятельности указанных субъектов. Каждая из этих групп отношений входит в состав своей отрасли права (гражданского или административного) и следует вести речь не о новой отрасли права, а о комплексном подходе законодателя к регулированию этих отношений с помощью норм и методов, свойственных как частному, так и публичному праву.

Одновременно в доктрине высказывается и противоположная позиция, согласно которой предмет энергетического права представляет собой некий синтез частноправовых отношений и публично-правовых отношений, которые невозможно рассматривать автономно друг от друга.

С учетом специфики общественных отношений в сфере энергетики, существо которых составляют как частноправовые отношения, связанные с добычей, переработкой, передачей и т.д. энергоресурсов, так и публично-правовые отношения по тарифному регулированию, публичной организации и др., необходимо рассматривать энергетическое право с позиций теории комплексных отраслей права.

 По сути, сторонники первого подхода основываются на отрицании как таковой теории комплексных отраслей права, в то время как последователи второго подхода используют её для обоснования самостоятельного характера энергетического права в системе российского права.

Например, по мнению П.Г. Лахно энергетическое право является отраслью смешанного характера – частнопубличного и в данном случае говорить о том, что сформировалась единая правовая отрасль, можно, но лишь в определенном смысле – как комплексная отрасль [3, c. 62].

По мнению авторов, рассмотрение энергетического права в качестве самостоятельной комплексной отрасли права является не только доктринально обоснованным, но и практически эффективным, поскольку «искусственное» разделение группы частноправовых отношений и публично-правовых отношений в сфере энергетики невозможно и нецелесообразно. Публично-правовые и частноправовые отношения и институты в энергетическом праве находятся в неразрывной синтетической связи и взаимодополняют друг друга. Например, многие гражданско-правовые договоры в сфере энергетики, в частности в сфере электроэнергетики, имеют неразрывную связь с публично-правовыми нормами и институтами, что проявляется, в частности, в существенном ограничении принципа свободы договора, наличии типовых форм для ряда договоров и большого количества императивных для всех субъектов энергетики норм, регулирующих порядок заключения, изменения и расторжения, также условия гражданско-правовых по своей природе договоров.

Более того, в определенном смысле можно говорить, что деятельность некоторых частных субъектов в сфере энергетики носит публичный характер и, по сути, является совмещением частноправовой и публично-правовой деятельности. Так, например, Государственная корпорация «Росатом» одновременно выступает в качестве участника частноправовых отношений и выполняет публично-правовые функции по нормативному регулированию.

Другим примером синтетического взаимодействия частного и публичного права в рамках энергетической отрасли может являться механизм регуляторных контрактов, который позволяет использовать частноправовые инструменты в рамках классических публичных правоотношений в сфере тарифного регулирования.

Таким образом, необходимо согласиться с позицией О.А. Городова, согласно которой энергетическое право занимает особое место в системе российского права в качестве комплексной отрасли [4, c. 22]. Действительно, с учетом единого и сложного предмета энергетического права, который предполагает неразрывную связь как частноправовых, так и публично-правовых отношений, институтов и норм, следует рассматривать энергетическое право не иначе как с позиций комплексных отраслей права.

Список литературы

  1. Городов О.А., К понятию энергетического права // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2010. № 1. С. 27
  2. Каменков В.С., Понятие энергетического права // Энергетическая стратегия. 2015. № 1. С. 68
  3. Яковлев В.Ф., Лахно П.Г. Энергетическое право как комплексная отрасль права России Энергетическое право России и Германии: сравнительно-правовое исследование / под ред. П.Г. Лахно. М. : Издательская группа «Юрист», 2011. С. 62
  4. Городов О.А. Введение в энергетическое право : учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – Москва: Проспект, 2021. С. 22

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail