УДК 654.1

Китайское телевидение за рубежом как канал «мягкой силы» Китая

Лю Хаочунь – студент магистратуры Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Цю Ипин – студент магистратуры Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 

Аннотация: В современном информационном обществе умение влиять на формирование имиджа государства не менее важно, чем наличие военной или экономической силы. Китай активно развивает политику «мягкой силы», в том числе и посредством медиа. Китайское телевидение за последнее десятилетие заметно расширило охват вещания. Данная статья содержит обзор как китайских медиа по всему миру и выделяет основные стратегии и механизмы использования китайского телевидения за рубежом как канала «мягкой силы» КНР.

Ключевые слова: мягкая сила, телевидение, CCTV, CGTN, китайская диаспора, телевещание, имидж.

Abstract: In the modern information society, the ability to influence the formation of the image of the state is no less important than the presence of military or economic power. China is actively developing a «soft power» policy, including through the media. Chinese television has significantly expanded its broadcast coverage over the past decade. This article provides an overview of Chinese media around the world and highlights the main strategies and mechanisms for using Chinese television abroad as a channel of China's "soft power".

«Мягкая сила» – это важнейший инструмент международных отношений в XXI веке. Термин «мягкая сила» был предложен американским политологом Дж. Наем и в дальнейшем получил целый ряд трактовок. В своей наиболее широкой трактовке « мягкая сила» - это «невоенные методы воздействия на противоположную сторону» [1]. В такой широкой трактовке в это понятие входят и экономические методы оказания влияния на политику страны, и политическое давление. Однако, если более внимательно обратиться к работе Ная, то можно утверждать, что подобная широкая трактовка не соответствует идеям автора. Так, согласно Наю «Мягкая сила» - это способность сделать свою политику настолько дружелюбной и привлекательной, что сообщество захочет помочь вам в достижении общих целей».[2] Таким образом, в настоящий момент мы фактически имеем две трактовки понятия «мягкая сила». Первая, переработавшая идеи Ная в ключе реализма, определяет «мягкую силу» как форму политической власти, предполагающая способность кого-либо добиваться от кого-либо желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности. Вторая, ближе к оригинальному видению Ная, полагает, что «мягкая сила» проявляется, когда за счет привлекательности и симпатии удается добиться взаимного обогащения и сотрудничества участников.

Существует множество механизмов «мягкой силы». Механизмы реализации концепции «мягкой силы» включают в себя в первую очередь активные мероприятия по продвижению ценностей и идеалов страны, иными словами, идеологии, а также культурную политику[3]. К основным инструментам «мягкой силы» относят политический пиар; инфопотоки; глобальный маркетинг; популярность языка государства в мире; позицирование государства в глобальной иерархии; культурный обмен, спорт, туризм; публичную дипломатию; систему образования; способность вести информационные войны; диалог культур, национальные диаспоры, миграционную политику и пр.[4] В качестве наиболее ярких примеров можно привести публичную дипломатию, стипендии для иностранных обучающихся, культурные обмены, культурные и языковые центры (Институт Конфуция, Институт Сервантеса, Гете-Институт и пр.), а также медиаполитику.

Формирование альтернативных новостных потоков, представляющих свое видение ситуации и формирующих положительный имидж страны – это важнейший механизм «мягкой силы». США долгое время обладали гегемонией в этой сфере, и, с глобальными американскими медиа, транслирующими информацию по всему миру, например, СNN, западный взгляд на международные отношения преобладал. Однако со временем не англоязычные страны также стали использовать медиа, в том числе и телевидение, для позиционирования своей страны на мировой арене. Так, в 1996 г. появилась «Аль-Джазира», в 2000 г. - англоязычный китайский телеканал CCTV-News, в 2005 г. – Russia Today.

В целом использование телевидения как канала мягкой силы можно разделить на несколько категорий. Во-первых, это государственные телеканалы, вещающие на международном (английском) языке или на языке страны трансляции оригинальный контент. В таком контенте может содержаться новостная информация, образовательные и развлекательные программы. Целю такого телевещания является предоставление альтернативной точки зрения на мировые события, а также формирования благоприятного имиджа страны.

Во-вторых, это телеканалы, как государственные, так и частные, которые вещают на родном языке (например, китайском) за рубежом. Такие телеканалы рассчитаны в первую очередь на мигрантов и на диаспоры, проживающие на территории чужой страны. Работа таких телеканалов позволяет поддерживать диаспорам связь с родиной и патриотические настроения, а также узнавать новости о событиях, происходящих на родине. Кроме того, они также позволяют формировать в сознании вторых и пр. поколений мигрантов образ родины и позволяют поддерживать культурную и языковую память.

В-третьих, это – наиболее редко встречающийся тип- это трансляция отдельных программ, транслируемых на иностранном языке или посвященных контенту иностранных медиа на обычных телеканалах страны вещания. Такие программы могут быть как на языке страны вещания, так и на иностранном, и рассчитаны как на коренное население страны, так и на иностранные диаспоры. К данному средству прибегают в случае, если запускать полноценный телеканал слишком дорогостояще или несвоевременно.

Говоря об использовании телевидения как средства мягкой силы КНР, нельзя не упомянуть особенности политики «мягкой силы» в Китае. Китайская «мягкая сила» была дополнена новым смыслом, определяющим китайскую специфику. Так, в Китае существует понятие «внутренней мягкой силы» и «внешней мягкой силы». «Внутренняя мягкая сила» состоит в том, чтобы сохранить стабильность и развитие в стране; а «внешняя мягкая сила» - в том, чтобы получить понимание и поддержку политики Китая на мировой арене. Таким образом, китайская мягкая сила состоит в построении «двух гармоний» - гармоничного общества как в стране, таки в мире. Впервые «мягкая сила» была институционализирована в Китае в 2007 г. Ху Цзиньтао XVII съезде Коммунистической партии Китая, а его преемник Си Цзиньпин в 2017 г. в докладе на XIX съезде КПК подчеркнул значимость «мягкой силы» в политике страны. Ключевым политическим институтом, реализующим медиастратегию страны во внешней политике, является Информационное бюро Госсовета КНР. Помимо мониторинга СМИ и координации всех внешних медиакоммуникаций, бюро само проводит пресс-конференции, издает журналы и книги, снимает фильмы. Существенный сегмент его медиапродуктов предназначен для Тайваня, Гонконга и китайских диаспор за рубежом - важных целевых аудиторий органов власти КНР. Другой сегмент - иностранцы, проявляющие интерес к стране, включая бизнесменов и туристов[5].

Очевидно, что телевидение является важным каналом «мягкой силы» для Китая. В данной статье будут рассмотрены основные примеры использования телевидения в качестве мягкой силы Китаем по всему миру. Глобально можно выделить двух основных игроков, занимающихся распространением китайского телевизионного контента по миру. Во-первых, это главная телевещательная компания Китая CCTV, которая имеет телеканалы на английском, испанском, русском, французском, арабском, а также специальный телеканал на японском языке. Все они входят в дочерний CCТV медиахолдинг China Global Television Network. В эту телесеть, помимо перечисленных каналов на иностранных языках, входит круглосуточный телеканал документального кино на китайском и английском языках (CCTV Documentary) – первый в Китае специализированный канал, нацеленный на глобальную аудиторию[6].

Во-вторых, это информационное агентство «Синьхуа», точнее, его дочерняя телевизионная корпорация China Xinhua News Corporation (CNC), основанная в 2009 г. Сеть имеет два круглосуточных канала CNC Chinеse Channel на китайском языке, рассчитанный на китаеязычное население Австралии, Новой Зеландии, США, Юго-Восточной Азии и Гонконга, и CNC World Channel на английском. CNC World Channel фокусируется на международных общественно-политических, финансово-экономических и спортивных новостях и погоде.[7] Помимо телеканалов, созданных в КНР, существуют также местные китаеязычные (в данной статье под киатеязычными в первую очередь подразумеваются телеканалы, вещающие на мандарин, а не на кантонском диалекте) по телеканалы, рассчитанные на диаспоры. Согласно утверждениям китайских официальных лиц в данный момент за границей действует более 1000 китайских СМИ, большую часть которых составляют печатные медиа, однако существуют также и телеканалы. Большая часть этих медиаканалов поддерживают интересы китайского правительства и могут рассматриваться как инструменты «мягкой силы», однако важно понимать, что существуют и не зависимые от китайского правительства каналы, например, контролируемый китайской сектой Фалуньгун NTD Television, который вещает на китайском языке на территории США и Канады, а также телеканалы под эгидой Тайваня.

По оценкам экспертов КНР, китайская диаспора за рубежом насчитывает около 50 млн. человек, ее представители проживают едва ли не во всех странах мира. Важным направлением для работы с китайской диаспорой является Юго-Восточная Азия, на который приходится около 70% всех китайских мигрантов за рубежом. В таких странах, как Сингапур, Малайзия, Таиланд, Индонезия, Камбоджа, Филиппины китайское население составляет от 3% до 75% населения и вносит от 50% до 90% ВВП. Очевидно, что для китайского правительства важно поддерживать в этих регионах лояльное отношение к КНР, поскольку это помогает развитию экономических и культурных связей. Наибольшее количество телеканалов, вещающих на китайском языке, можно встретить в Малайзии, Таиланде и Сингапуре, где проживает наибольший процент китаеязычных мигрантов в регионе. К примеру, к телеканалам, вещающим на мандарине в Малайзии, к примеру, относятся 8TV, Astro Quan Jia HD, Astro AEC, Astro Hua Hee Dai, Аstro Shuang Xing и Astro Xiao Tai Yang (телеканал для детей). 8TV - это малайзийская сеть бесплатного эфирного телевидения на китайском языке, ориентированная на китайское сообщество Малайзии. Его программы состоят в основном из драм, ситкомов и реалити-шоу, сделанных на китайском языке, произведенных либо в Малайзии, либо импортированных из других стран, таких как Гонконг, материковый Китай, Тайвань и Сингапур, а также популярных фильмов и сериалов корейского, японского, азиатского и голливудского производства. Ряд телеканалов малазийского медиагиганта Astro вещает как развлекательный, так и новостной контент. Ранее в Малайзии был также доступен гонкогский Phoenix, вещавший на мандарин, однако в 2020 г. канал был заменен на гонконгский, вещающий на кантонском диалекте TVB News и тайванский, также на кантонском, TVBS News. Тем не менее, китайский CCTV-4 широко распространении и популярен среди мигрантов Малайзии. Таким образом, в регионе доступен как новостной, так и развлекательный контент, поддерживающий позитивный имидж Китая.

В качестве другого примера возьмем страну со значительно меньшим процентом китайского населения – Камбоджу. В этой стране в настоящее время нет местной телевизионной станции, вещающей на китайском языке, но стандартные пакеты кабельного телевидения включают ряд китайскоязычных станций, базирующихся в материковом Китае (причем это не только международный канал национального вещания на китайском языке CCTV-4, но и несколько провинциальных станций), две на Тайване и одна в Гонконге, а именно – вещающая на мандарин и поддерживающая китайский новостной дискурс Phoenix. Таким образом и в отсутствие развитой телевещательной системы Китай добивается присутствия на местном телевидении.

Северная Америка – еще один центр притяжения для китайских мигрантов. Китаеязычные медиа в этом регионе широко распространены, однако большую долю составляют медиа, связанные с Тайванем. Деятельность таких телеканалов противоречит китайской политике «мягкой силы» и используется дл подрыва и дискредитации имиджа КНР. Тем не менее, присутствие широкого разнообразия киатеязычных телевизионных каналов в США позволяет активно проводить политику по формированию положительного имиджа Китая среди многочисленной китаской диаспоры. К 2018 году все основные официальные китайские СМИ глубоко внедрились в коммуникационную и вещательную инфраструктуру США. CCTV на китайском, а также его англоязычная «дочка» CGTN, полуофициальный гонконгский Phoenix TV и несколько китайских провинциальных телеканалов доступны в дополнительных пакетах двух основных поставщиков спутникового телевидения в США, DISH Network и DIRECTV. Все основные официальные китайские телевизионные сети, включая CCTV и основные китайские провинциальные телевизионные сети, а также Phoenix TV входят в состав программ китайских потоковых телевизионных служб, которые стали популярными среди китайских диаспор в Соединенных Штатах. К таким потоковым сервисам можно отнести iTalkBB, Charming China, Great Wall и KyLin TV. Все эти службы транслируют основные официальные китайские телеканалы, в том числе основные провинциальные каналы, и доступны по всей стране. Еще одно важное телевизионное медиа - Sky Link TV, которое полностью принадлежит компании Guangzhou Media American Co, Ltd., которая, в свою очередь, принадлежит GZ Television Media, китайскому государственному СМИ. Зона трансляции телеканалов этой медиагруппы включает в основном западное побережье США: один телеканал на кантонском и мандарине в районе Сан-Франциско и три канала, транслирующих программы на мандаринском и кантонском языках в районе Лос-Анджелеса. Эти программы включают новости, сериалы, эстрадные и развлекательные шоу, спортивные шоу, автошоу, музыкальные шоу, кулинарные шоу, образовательные передачи и документальные фильмы.

Китаеязычное телевидение в Канаде даже более развито, чем в США. Речь идет несколько о количестве телеканалов, сколько о их качестве. Talentvision — это канадский специализированный канал на китайском языке, принадлежащий Fairchild Media Group, единственному обладателю лицензии с правом транслировать китаеязычное телевидение по всей Канаде[8]. Talentvision предлагает зрителям телепрограммы из Китая, а также из Тайваня, Кореи и Вьетнама. Talentvision начинался как канал со смешанным контентом на кантонском (60%) и мандарине (40%), однако с июня 1998 года телеканал полностью перешел на мандарин, а все кантонские программы были переведены на Fairchild TV (кантонский телеканал). Talentvision представляет собой уникальный случай, поскольку не только ретранслирует материалы китайских медиа, но и создает собственный оригинальный контент, ориентированный на китайских иммигрантов в Канаде. Новостной контент включает в себя канадские новости, а также новостей материкового Китая, Гонконга и Тайваня, при этом в качестве источника используются как переводы основных канадских некитайских телевизионных сетей и собственные репортажи Talentvision, так и зарубежные материалы (CCTV и тайваньские TVBS и CTV).

Еще одним важнейшим регионом, где проживает активная и развивающаяся китайская диаспора, являются Австралия и Новая Зеландия. Помимо того, что национальный телеканал SBS каждое утро транслирует получасовые новости CCTV, телепередачи на различных китайских диалектах транслируются различными китайскими телеканалами. Так, TVBA транслирует передачи на кантонском диалекте и мандарине, чьим источником является в переводного австралийского контента. В то же время созданная в 2010 г. Rainbow TV рассчитана именно на мигрантов, говорящих на мандарине. Rainbow TV имеет обширные партнерские отношения с телевизионными станциями из КНР, в том числе со многими провинциальными телевизионными сетями. Это позволяет многочисленным мигрантам из КНР поддерживать духовную связь с родиной и поддерживать Китай в его политике, даже находясь за рубежом.

Как видно из предложенных примеров, везде, где существует хоть сколько-нибудь значительная китайская диаспора, присутствуют китаеязычные телевизионные каналы. Там, где невозможен запуск собственного китаеязычного канала, КНР стремится расширить доступ либо к материалам на китайском, либо к спутниковому телевидению, где вещают телеканалы холдингов CCTV и CGTN. Так, например, StarTimes, китайская компания, базирующаяся в Кении и предлагающая услуги цифрового наземного и спутникового телевидения, имеет 25 миллионов подписчиков в более чем 30 африканских странах. Он предлагает дешевые пакеты, включающие китайские и африканские каналы, и обслуживает сельские районы в отдаленных частях континента.

В целом, с 2009 года Китай потратил около $6,6 млрд на укрепление своего глобального присутствия в медиа. Китай регулярно проводит программы обмена для иностранных журналистов, организует обучение журналистов в китайских городах и проводит регулярные дискуссии с иностранными журналистами и китайскими медиа-союзами, в особенности, вещающими на китайском языке. Важной стратегией китайских медиа за границей является принцип «дифференциации медийных продуктов, предназначенных для внутренней и внешней аудитории»,[9] который подразумевает кропотливую работу над материалами, которые используются на иностранных телеканалах.

Глобально можно выделить два региона, где влияние китайского телевидения на местное население растет под воздействием китайских инвестиций: во-первых, это регионы с большими китайскими диаспорами, во-вторых, это регионы, где растет китайское экономическое присутствие, в первую очередь, регионы вовлеченные в инициативу «Один пояс, один путь».

Влияние осуществляется различными способами. Это, во-первых, создание соответствующей инфраструктуры. В первую очередь, это касается развивающихся стран. Так, например, уже упоминавшаяся компания StarTimes предоставляет услуги телевизионного провайдера в 55 африканских странах и, помимо оригинального национального контента также предоставляет зрителям китайский виде контент, переведенный на такие языки, как английский, французский, португальский, суахили, хауса, йоруба и луганда и зулусский. Во-вторых, это поддержание имеющейся инфраструктуры – местных телеканалов и телепередач на китайском языке, а также расширение доступа к флагманам китаеязычного телевидения за рубежом – CGTN и Phoenix TV. Власти КНР уделяют большое внимание налаживанию контактов с китайцами, проживающими за рубежом. Проведение различных тематических конференций, таких, как Всемирный форум китайских СМИ, обучение журналистов иностранных китаеязычных телекомпаний, материальная и технологическая поддержка телекомпаний – все это позволяет использовать китайские зарубежные телеканалы в качестве инструмента мягкой силы, улучшая имидж КНР за рубежом и поддерживая позитивное отношение к родине у китайских мигрантов, проживающих в зарубежных диаспорах. В-третьих, это распространения определенного новостного контента, так и развлекательных программ, передающих особенности китайской культуры. Наиболее значимым развлекательным событием является трансляция гала-концерта Весеннего фестиваля Центрального телевидения Китая, самого важного медиа-события на материке, которое символизирует единство китайской нации, включая ее зарубежных представителей [10].

Данная политика имеет положительнее результаты: отношение к Китаю, его политике и ценностям в тех странах, где проводится активная политика по поддержке китайского телевещания (как на китайском языке для диаспор, так и на национальном языке для других граждан страны) улучшается, растет поддержка КНР.[11] Важно отметить, что китаеязычные СМИ имеют более мягкую риторику, чем, к примеру Russia Today. Если Russia Today в своих материалах стремиться в первую очередь дискредитировать Запад, то Китай в своих программах придерживает более миролюбивой позиции, направленной на развитие международного сотрудничества и продвижения концепции «двух гармоний», мирного и взаимовыгодного сосуществования всех стран.

Список литературы

  1. Лебедева Марина М. «Мягкая сила»: понятие и подходы // Вестник МГИМО Университета, 2017, (3 (54)), С. 212-223.
  2. Nye J.S.,Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y.: Public Affairs, 2004.-192 p.
  3. Пискорский Д.М., Тройнич Я.И. Механизмы реализации концепции «Мягкой силы» // Актуальные проблемы авиации и космонавтики, 2016, 2 (12), С.756-758.
  4. Леонова О.Г. Мягкая сила — ресурс внешней политики государства // Обозреватель — Observer. 2013. № 4. С. 29—32.
  5. Подоляк Д.В. СМИ как инструмент "мягкой силы" во внешней политике КНР // Общество: политика, экономика, право, 2018, (11 (64)), С.41-44.
  6. Ткачева Н. В. Национальные медиа как инструменты продвижения мягкой силы Китая // Вестник Московского университета. Серия 10: Журналистика. 2019. – № 6. С. 94-128.
  7. Вартанова Е. Л. Меняющаяся российская медиаиндустрия: теоретические подходы // Вестн. СПбГУ. Язык и литература. 2018. Т. 15. Вып. 2. С. 186–194.
  8. Ли И. Китаеязычные телеканалы в Канаде на примере Talentvision // Инновации. Наука. Образование. 2022. № 51. С. 2030-2032
  9. . Yamada K. China's Focus on External Publicity: The Impact of Changing Media Policy at Home and Abroad // NHK Broadcasting Studies. No. 9. P. 185-208.
  10. Sun W. Dancing With Chains: Significant Moments on China Central Television // International Journal of Cultural Studies,2007, 10(2)б с. 187–204.
  11. Bailard C. China in Africa: An Analysis of the Effect of Chinese Media Expansion on African Public Opinion // International Journal of Press/Politics 21, no. 4, 2016, pp. 446–471.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail