gototopgototop

Современные проблемы использования информационно-телекоммуникационных систем в раскрытии и расследовании преступлений

Мазунин Павел Яковлевич – кандидат юридических наук, доцент Омской академии МВД России.

Невский Евгений Петрович – кандидат юридических наук, доцент Омской академии МВД России.

Аннотация: Рассматриваются подходы к проведению следственных действий и оперативно-розыскной деятельности в сети Интернет. Анализируется возможность проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в сети, выносятся предложения по совершенствованию уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства.

Ключевые слова: интернет, информационно-телекоммуникационные системы, процессуальная деятельность, следственные действия, оперативно-розыскное законодательство, оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскные мероприятия.

7 апреля 1994 года Россия была зарегистрирована и внесена в международную базу данных, ей присвоен домен RU, эту дату считают датой рождения российского сектора Интернета (Рунета). Взрывной рост информационных технологий, произошедший в последующие годы, характеризовался не только расширением массовых телекоммуникаций, но и активным их использованием в преступных целях. Так, в России в 2013 году зарегистрировано 10942 преступления в сфере Интернет-технологий, а в 2019 году уже 120587 преступлений [1]. Быстрое «перетекание» различных видов преступлений в информационную среду показало неготовность законодательства большинства стран к пропорциональной адаптации в сложившейся ситуации. В настоящее время во многих странах продолжают периодически подниматься вопросы правового регулирования тех или иных действий различных спецслужб в информационных сетях. Для современной преступности характерно не только совершение преступлений в информационно-телекоммуникационной сфере, но и использование информационных сетей, связанных с оплатой за преступные товары и услуги, а также для общения внутри преступного сообщества. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что раскрытие большинства преступлений, не совершенных в информационной среде, на сегодняшний день также не обходится без поиска «виртуальных следов» в информационно-телекоммуникационном пространстве. Под «виртуальным следом» мы понимаем систему команд ЭВМ, где виртуальный объект будет являться следообразующим [2], что, в частности, накладывает отпечаток на стратегию и тактику оперативно-розыскной деятельности. Например, это поисковые мероприятия, направленные на: установление места фактического жительства лиц, представляющих оперативный интерес; розыска преступников и без вести пропавших; установления сбытчиков похищенного (при продаже на различных интернет-площадках); установления лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств; установления лиц, причастных к распространению нацисткой символики в сети интернет и пр.

К настоящему времени уже сложилась определенная правовая регламентация, в той или иной мере регулирующая отношения, которые возникают при использовании глобальных компьютерных сетей, различные указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, акты Конституционного Суда Российской Федерации и Пленумы Верховного Суда Российской Федерации.

На правительственном уровне существует государственная программа «Информационное общество» (2011–2020 гг.), которая имеет подпрограмму «Безопасность в информационном обществе» [3]. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в котором говорится в ст. 15, что использование информационно-телекоммуникационных сетей на территории Российской Федерации осуществляется с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области связи, настоящего Федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. При этом регулирование использования информационно-телекоммуникационных сетей, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц, осуществляется в Российской Федерации с учетом общепринятой международной практики деятельности саморегулируемых организаций в этой области [4].

И все же правовую основу нельзя признать полностью сформировавшейся, а тем более совершенной и не требующих изменений и дополнений.

В процессе раскрытия и расследования преступлений следователями и органами дознания практически не используются современные информационно-телекоммуникационные системы, несмотря на то, что современное информационное общество активно применяет их для обмена большим количеством информации в сжатые сроки.

Несмотря на то, что законодатель предусмотрел использование некоторых из них в процессе судебного рассмотрения, например видеокнференц-связь (ст. 278.1 УПК), ее использование при производстве предварительного следствия и дознания, законом не регламентируются, в связи с чем они практически почти не используется.

Можно выделить несколько факторов влияющих на формирования складывающейся ситуации:

  • несовершенство уголовно-процессуального законодательства в части регламентации использования современных информационно-телекоммуникационных систем в процессе предварительного расследования и дознания;
  • осторожность следователей, их руководителей, а также надзорных инстанций (это связано с тем, что большинство следователей боятся использовать инновационные методы в связи с малой правоприменительной практикой их использования и несовершенством законодательства);
  • недостаточный уровень материально-технического обеспечения органов внутренних дел, не позволяющий внедрять информационно- телекоммуникационные системы;
  • отсутствие взаимодействия с судами и другими участниками уголовного судопроизводства, у которых есть соответствующее оборудование для работы с информационно-телекоммуникационными системами;
  • несовершенство ведомственных нормативно-правовых актов, запрещающих использование сетей интернет при обороте служебной документации (за исключением ведомственных) и т.д.

Необходимость закрепления в Уголовно-процессуальном кодексе возможности использования современных информационно-телекоммуникационных систем правоохранительными органами (так, например в следственном подразделении СУ УМВД России по Омской области был осуществлен допрос свидетеля по уголовному делу, проживающего в Сан-Франциско, путем использования программы Skype) можно обосновать следующим:

  • при использовании современных информационно-телекоммуникационных систем значительно убыстряется процесс расследования и дознания (если необходимо производить следственные действия с лицами, находящимися или проживающими в других странах, регионах, труднодоступных или отдаленных населенных пунктах);
  • достигается более высокое качество расследования (несмотря на то, что следователь имеет право давать поручение о производстве следственных действий, непосредственное участие в следственном действии позволяет следователю более полно произвести следственное действие, так как он владеет значительно большим объемом информации, в отличие от информации, нашедшей отражение в материалах уголовного дела и, как следствие она неизвестна лицу, исполняющему поручение);
  • обеспечивается безопасность участников процесса (например, при использовании информационно-телекоммуникационных систем в ходе очных ставок, когда сведения о личности допрашиваемого необходимо сохранить в тайне, или когда есть опасение угроз или насилия со стороны одного из участников очной ставки; в процессе предъявления для опознания снижается риск воздействия на участников следственного действия);
  • появляется возможность для привлечения к участию в следственном действии лиц, обладающих специальными знаниями (например, участие переводчиков, при производстве допросов иностранных граждан, когда по месту производства предварительного расследования или дознания отсутствует переводчик с определенного языка (особенно, для редких языковых групп, когда имеется один или несколько специалистов на всей территории РФ); участие педагогов или психологов при допросах несовершеннолетних, когда их непосредственное участие при следственных действиях вызывает большие сложности (труднодоступные населенные пункты); участие иных специалистов, когда необходимо использовать их специальные знания при производстве различных следственных действий);
  • достигается большая экономия бюджетных средств, так как командирование сотрудников правоохранительных органов в другие регионы и страны приводит к существенным финансовым затратам со стороны государства.

Изложенное свидетельствует о целесообразности регламентирования в УПК возможности использования информационно-телекоммуникационных систем при производстве предварительного расследования. При этом необходимо предусмотреть возможность использования не конкретных информационно-телекоммуникационных систем (например, видеоконференц-связь), а любых информационно-телекоммуникационных систем. Это позволит разработать критерии правомерности использования как существующих информационно-телекоммуникационных систем, так и тех, которые появятся в будущем.

На сегодняшний день для решения задач оперативно-розыскной деятельности информационные возможности сети «Интернет» постоянно используются оперативными сотрудниками, однако единая научно-обоснованная концепция проведения оперативно-розыскных мероприятий в сети «Интернет» не сформирована. Это негативно влияет на развитие и совершенствование процесса осуществления оперативно-розыскной деятельности.

В соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД) - инструментами сотрудников являются оперативно - розыскные мероприятия, с их помощью решаются задачи оперативно-розыскной деятельности, указанные в ст. 2 указанного закона. Конечно же, в 1995 году законодатель не мог учесть будущее активное развитие виртуальных информационных сетей, поэтому закон предназначался исключительно для «реального мира».

Одной из правовых проблем использования оперативно-розыскных мероприятий в сети Интернет является вводная часть Закона об ОРД, указывающая, что «…закон определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации…». Между тем, сеть Интернет сформирована по экстерриториальному принципу и как таковых границ не имеет, чем в значительной степени пользуется криминалитет.

В перечень оперативно-розыскных мероприятий в конце 2016 года было введено новое мероприятие «Получение компьютерной информации». Введение этого оперативно-розыскного мероприятия в Закон об ОРД, на наш взгляд, не решило проблему получения информации из сети Интернет, а лишь добавило противоречия в понимание, какие именно действия должны проводиться в рамках того или иного оперативно-розыскного мероприятия.

Длительное отсутствие официальных разъяснений относительно нового оперативно-розыскного мероприятия тоже создало ряд различных пониманий его сущности. Так, В.И. Шаров отмечает, что «более правильно подразумевать под получением компьютерной информации лишь запрос на получение сообщений определенного абонента у провайдера, администрации мессенджеров и электронной почты, т.е. те действия, которые предполагались изначально по антитеррористическому пакету, в результате принятия которого появилось это оперативно-розыскное мероприятие» [5]. Под антитеррористическим пакетом понимается Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». При таком подходе сложно найти какие-либо существенные различия с оперативно-розыскным мероприятием «Наведение справок». Однако законодатель решил, что данное мероприятие не является «Наведением справок» и предусмотрел возможность получения информации из баз интернет-операторов путем проведения нового оперативно-розыскного мероприятия. Также, оперативно-розыскное мероприятие «Получение компьютерной информации» в части определяющей получение сетевой информации во многом дублирует оперативно-розыскное мероприятие «Снятие информации с технических каналов связи». Такое положение вносит еще большую юридическую неопределенность в практику осуществления оперативно-розыскной деятельности в сети Интернет.

По нашему мнению, каждое из оперативных мероприятий, перечисленных в ст. 6 ФЗ «Об ОРД» в той или иной степени может быть проведено в сети Интернет. Осуществление оперативно-розыскной деятельности в сети Интернет в настоящее время реализуется посредством проведения двух оперативно-розыскных мероприятий: получение компьютерной информации и снятие информации с технических каналов связи. Мы намеренно не рассматриваем оперативно-розыскное мероприятие «Прослушивание телефонных переговоров» в связи с тем, что в настоящее время уже сложно отграничить его от снятия информации с технических каналов связи. В этом аспекте нам импонирует подход К.А. Сермягина, предлагающего объединить эти мероприятия под единым названием «Контроль и снятие информации, передаваемой по телефонным и техническим каналам связи» [6], однако, на наш взгляд, логичней вообще исключить его из перечня оперативно-розыскных мероприятий.

Хотя Закон об ОРД дает формальную юридическую возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий в сети Интернет (ст. 6 Закона об ОРД определяет, что в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы…), считаем необходимым сделать акцент на такую возможность, что законодательно определит сеть Интернет как самостоятельный объект оперативно-розыскной деятельности и позволит учитывать его экстерриториальный характер. Поэтому поддерживаем предложение В.И. Шарова внести следующее изменение в Закон об ОРД: в ст. 6 после перечисления всех оперативно-розыскных мероприятий следует включить абзац, указывающий на возможность их проведения в сети Интернет: «Оперативно - розыскные мероприятия могут проводиться в сети Интернет в порядке и при соблюдении условий, определяемых настоящим Законом» [5]. Но, учитывая дальнейшее технологическое развитие, все же предлагаем вместо «сеть Интернет» использовать термин информационно-телекоммуникационные системы – ИТКС.

Список литературы

  1. Статистические сведения из сводных отчетов по России о преступлениях, совершенных в сфере телекоммуникаций и компьютерной информации за 2013-2019 годы // ИМТС МВД России. Режим доступа: http:// 10.5.0.16.
  2. Козлов В.Е. Теория и практика борьбы с компьютерной преступностью. М., 2002. С. 144.
  3. Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 313 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011 – 2020 годы)» // СПС «Гарант».
  4. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 N 149-ФЗ // СПС «Консультант».
  5. Шаров В.И. Оперативно-розыскные мероприятия в сети интернет // Общество и право. 2018. № 2 (64). С. 82-87.
  6. Сермягин К.А. К вопросу о совершенствовании организации проведения оперативно-розыскных мероприятий «Прослушивание телефонных переговоров» и «Снятие информации с технических каналов связи» // Вестник барнаульского юридического института МВД России. 2017. № 1 (32). С.173.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail