УДК 347.43

Проблемы доставки юридически значимых сообщений (на примере предупреждения об отказе от обязательств по договору)

Рыжов Роман Олегович – аспирант кафедры Гражданского и предпринимательского права Юридического факультета Южно-Российского института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению практических особенностей доставки почтовой и иной корреспонденции, содержащей юридически значимые сообщения. В статье рассмотрены проблемы, возникающие вследствие необходимости определения правовых последствий при регулировании рассматриваемого вопроса на примере прекращения контракта, когда имеется односторонний отказ от его реализации, и пути их решения.

Ключевые слова: юридически значимые сообщения; почтовая корреспонденция, условия хранения, отказ от договора.

Дилемма о надлежащей доставке юридически значимых сообщений, а также определения момента, когда оно считается полученным, является актуальной при текущем уровне качества оказания услуг почтовыми и курьерскими сервисами на территории РФ. Дополнительные аспекты поставленной проблемы обусловлены усложнением почтовой и курьерской деятельности в настоящей реальности, когда массово вводятся санитарно-эпидемиологические ограничения в условиях распространения новой коронавирусной инфекции. Длительность доставки отправлений меняется в сторону увеличения сроков, организации предпринимают особые меры для работы в имеющейся ситуации (АО «Почта России» продлила сроки содержания почты в своих филиалах с 30 до 60 календарных дней).

Статья 450.1 ГК РФ регламентирует порядок отказа от исполнения договорных обязательств. И корреспонденция, отправленная в силу таких правоотношений, по праву может рассматриваться как юридически значимое сообщение. Значительное количество контрактов, предполагающих длительное экономические отношения участников, регламентируют возможность для сторон немотивированного выхода путем направления другому участнику надлежащего предупреждения. Когда вторая сторона получает его, снимаются спорные вопросы об определении времени расторжения контракта. Однако вопросы возникают, когда предупреждение не было доставлено, либо пока еще не получено, но уже длительное время готово к получению. От определения момента расторжения обязательственных правоотношений, возникающих из договора, зависит необходимость реализации контракта до этой даты, наступление последствий расторжения контракта и другие важные для правоотношений аспекты. Именно поэтому считается особенно актуальным верное определение времени надлежащего уведомления о намерениях расторгнуть договор. 

Мы знаем, что п.1 ст. 450.1 предполагает, что право на односторонний отказ от исполнения обязательств может быть только при надлежащем уведомлении партнера. Статья постулирует, что факт прекращения обязательств приравнивается к факту получения такого предупреждения.

Законодатель вносит явные признаки определения времени расторжения договорных обязательств – тот момент, когда такое уведомление было получено. Исключения из этих норм могут быть предусмотрены в самом контракте или в действующих законах Российской Федерации. Как следует определять правовую природу самого контракта в том случае, если уведомление по каким-либо причинам не дошло до получателя? Этот вопрос остается предметом дискуссий в среде ученых-правоведов. 

Эта норма в законодательстве явилась предметом детального толкования в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54. Согласно легальной трактовке, можно считать договор расторгнутым или измененным, когда данное уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон. Из чего следует, что нужно применять изложенные в п. 1 ст. 450.1 ГК РФ нормы в соответствии с правилами Гражданского кодекса, указанными в статье 165.1.

Дефиниции п.1 ст. 165.1 ГК РФ постулируют важные для рассмотрения поднятого предмета исследования положения: «Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним».

Но мы видим, что указанные положения не позволяют должным образом ответить на указанный вопрос, в правоприменительной практике и доктрине существует несколько позиций относительно момента, когда юридически значимое сообщение считается доставленным.

Логичный вариант определения такого момента предложен определением, содержащимся в пункте 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 - например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения.

Иных разъяснений рассматриваемого вопроса на уровне направляющих для правоприменительной практики постановлений высших судебных инстанции не усматриваются, тогда как вопросы остаются.

Явно прослеживается обязанность, которая корреспондирует необходимость сторонам договорных правоотношений получать направляемые им уведомления, носящие правовой характер. В таком случае последствия неправомерного отказа при вручении или иных ненадлежащих действий ложатся на адресата. Между тем не выявлены пределы сроков получения сторонами договорных правоотношений сообщений. Так, сторона, которая получила извещение от почтового отделения о том, что там хранится письмо для адресата, не означает необходимость немедленного реагирования, что позволяет стороне на законных основаниях не приходить за уведомлением до окончания времени хранения, за что адресат не будет нести ответственности. Тогда как для отправителя письма, уклонение от его получения может быть связано со значительными издержками, а для уклоняющегося получателя сулить выгоду.

Например, между двумя коммерческими организации из одного города заключен контракт аренды коммерческой недвижимости на длительный период с условиями об внесении арендных платежей до тех пор, пока контракт остается в силе. В этом же контракте изложена возможность для арендатора отказаться от обязательств, но при условии, что он надлежащим образом уведомит контрагента. Арендатор, предвидя невыгодные условия по дальнейшему партнерству в связи с увеличением налогов, использует указанное право на односторонний отказ и направляет 15.10.2020 года уведомление (воспользовавшись услугами АО «Почта России») арендодателю об отказе от договора, рассчитывая с учетом сроков доставки корреспонденции на то, что уведомление будет получено арендодателем близ даты 1.11.2020 года, после которой арендатор будет освобожден от обязанности уплачивать арендную плату ввиду прекращения договора и возврата помещения арендодателю. Сообщение поступило в почтовое отделение через 3-4 дня со дня отправки, однако арендодатель получать его не спешит, заберет письмо из почтового отделения только в последний день срока хранения (либо вообще не заберет), и всё время, покуда арендодатель не получит сообщение, арендатору будет начисляться арендная плата за помещение, которым он уже может и не пользоваться. При этом, арендодатель на контакт не выходит, от получения сообщения иным образом уклоняется, соглашение о расторжении договора заключать не желает.

Справедливо ли в таком случае требовать от арендатора оплаты арендной платы за весь срок уклонения арендодателя от получения сообщения? Представляется, что нет, поскольку арендатор добросовестно пользуется своим правом, а арендодатель злоупотребляет. При этом, следует от указанного отличать случаи, когда корреспонденция не была получена адресатом по независящим от него причинам.

Также, правовая позиция, изложенная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25, не совсем точно определяет момент, когда адресат считается уклонившимся от получения корреспонденции. Исходя из буквального прочтения, представляется, что это момент, когда отправитель получил обратно свое сообщение в связи с невостребованностью получателем и истечению сроков хранения. То есть, отправитель для того, чтобы считать своё сообщение доставленным должен не только дождаться истечения срока хранения, но и выждать сроки возврата сообщения, сроки доставки до почтового отделения и непосредственно получения возвращенного сообщения. При этом, если на каком- то из этапов почтовой или курьерской организацией будет допущена задержка, то издержки (на основании вышеуказанного примера), связанные с увеличением срока возврата корреспонденции, будут понесены отправителем. Представляется что такое понимание несправедливо по отношению к отправителю сообщения.

При этом, различные организации хранят отправления в течение различных сроков. Так, приказом Минкомсвязи России от 31.07.2014 года № 234 предусмотрен срок хранения почтовых отправлений в объектах почтовой связи в течение 30 дней с момента получения. Однако, как было упомянуто ранее, АО «Почта России», являясь наиболее распространенной почтовой организацией, продлило сроки хранения почтовых отправлений до 60 дней. Должен ли отправитель нести издержки в связи с тем, что почтовая организация увеличила сроки хранения почтовой корреспонденции, а адресат продолжает уклоняться от её получения? Должны ли увеличенные сроки хранения корреспонденции учитываться при определении момента доставки почтового отправления и, следовательно, момента прекращения договора как во вышеприведенном примере? Это также представляется несправедливым.

Курьерские организации имеют иные сроки хранения отправлений, например, служба доставки «СДЭК» бесплатно хранит отправления 14 дней. Допустимо ли то, что момент, когда адресат считается получившим сообщение определяется правилами хранения? Представляется, что нет.

В рассматриваемом аспекте правового регулирования имеются неопределенности, которые могут существенно влиять на состояние гражданских правоотношений, что свидетельствует о необходимости уточнения правового регулирования. Сложно не согласиться с утверждением, что юридическое уведомление представляет собой юридический факт, который определяет начало течения правовых сроков.

Вопрос определения момента доставки сообщения или момента установления фикции получения сообщения более удачно урегулирован в Арбитражном процессуальном кодексе. Изучая нормы п. 5 ст. 4 АПК РФ, мы понимаем, что гражданские споры, возникающие по финансовым вопросам из сделок, передаются в арбитражный суд тогда, когда стороны соблюли правило по досудебному урегулированию: направили претензии и выдержали период в 30 дней или период, установленный в договоре или законом.

Имеется общее правило: период в 30 дней истекает с даты отправки и претензионный порядок считается соблюденным, уже не имеет значения получил ли адресат претензию, закончился ли период хранения отправления, вернулось ли письмо отправителю. При этом в период 30 календарных дней укладывается период перемещения отправлений по всей территории России и разумный период на получение адресатом отправления после поступления в пункт выдачи по месту нахождения адресата. Влияние иных факторов исключается. Недостатком такого подхода является то, что в случае нарушения порядка пересылки со стороны почтовой или курьерской организации, досудебный порядок может считаться соблюденным даже в случае, когда адресат не мог получить претензию в срок по независящим от него причинами. Однако, представляется, что количество таких случаев минимально, в особенности по сравнению с количеством случаев, когда адресат случайно или намеренно не получает предназначенную для него корреспонденцию. Неопределенность в определении момента доставки юридически значимого сообщения, которое может содержать информацию о расторжении обязательств, может быть устранена договорными условиями, например, путем использования подобных представленных формулировок, на примере контракта аренды коммерческой недвижимости: «Арендатор вправе отказаться от исполнения настоящего Контракта, путем направления Арендодателю официального предупреждения. Контракт прекращает своё действие по истечению 7 календарных дней с даты вручения ему предупреждения, либо по истечению 30 календарных дней с даты направления предупреждения, в зависимости от того, какое событие наступит раньше». В целях придания правовому регулированию порядка доставки юридических уведомлений большей правовой определенности необходимо внести изменения в правовое регулирование.

Представляется, что ГК РФ может быть дополнен нормативными установлениями, схожими с правилами, установленными в АПК РФ применительно к досудебному порядку урегулирования спора. Необходимо указать предельный срок в днях с момента направления юридически значимого сообщения, по истечению которого сообщение будет считаться полученным. Указанные предложения позволят придать гражданским правоотношениям, в том числе связанным с отказом от договора, большую степень правовой определенности, разрешить те проблемы, которые были упомянуты выше. При этом, необходимо учитывать изложенный минус такого подхода, дозволять адресату сообщения, которое он вовремя не получил доказать в случае необходимости факт несвоевременного получения, либо не получения сообщения доступными средствами доказывания.

Список литературы

  1. Ria.ru // "Почта России" временно продлила срок хранения отправлений // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL https://ria.ru/20200429/1570724449.html (дата обращения 21.10.2020).
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении».
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  4. Приказ Минкомсвязи России от 31.07.2014 года № 234 «Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи».
  5. М.В. Волков. К вопросу о моменте доставки юридически значимого сообщения // Отечественная юриспруденция. - № 7. – 2018. – С. 50-53.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail