УДК 376.3

Анализ причин нарушений речевого развития детей раннего возраста

Авилова Виктория Андреевна – магистрант заочной формы обучения кафедры Специального дефектологического образования Института психологии и педагогики Российского нового университета.

Аннотация: В статье рассмотрены основные причины отклонений в речевом развитии детей раннего возраста. В качестве биологического фактора патологического воздействия описана перинатальная патология нервной системы, представлена мозговая локализация патологического процесса. Социальный фактор речевого дизонтогенеза детей раннего возраста рассмотрен на примере нарушения формирования привязанности.

Ключевые слова: дизонтогенез речевого развития, факторы патологического воздействия, речевая функция, мозговая локализация патологического процесса, нарушение формирования привязанности.

Диагностика нарушений речевого развития детей раннего возраста основана на выявлении роли биологических и социальных факторов патологического воздействия на формирование речевой функциональной системы. Специфика отклонений в речевом развитии во многом определяется их этиологией, временем возникновения, локализацией и степенью выраженности патологического процесса.

Для своевременного и полноценного речевого развития необходимо гармоничное сочетание биологических и социальных факторов, обеспечивающих как созревание и функционирование различных систем организма, так и средовые воздействия, получаемые в период формирования речи. Современные подходы к изучению отклонений в речевом развитии детей раннего возраста должны учитывать характер патологического влияния биологических и социальных факторов на специфику речевого дизонтогенеза в каждом конкретном случае.

В настоящее время дискуссионным является вопрос о понимании отклонений (дизонтогенеза) в речевом развитии детей раннего возраста. В первую очередь, сложность представляет определение возрастных норм речеязыкового развития детей первых лет жизни, что требует полифакторного анализа онтогенеза речи. Во-вторых, понимание отклонений в речевом развитии является крайне нечетким, размытым. Существуют разные подходы к пониманию данного явления. Один из подходов определяет отклонение как отставание (задержку) в сроках формирования речеязыковой системы.

Другая точка зрения заключается в том, что под отклонением понимается нарушение формирования и развития речеязыковой системы, которое характеризуется отставанием в сроках формирования речи и спецификой ее развития. Данная специфика заключается в нехарактерных для нормального онтогенеза особенностях усвоения языка. Существует также точка зрения, согласно которой отклонения в речевом развитии могут проявляться как в виде задержки, так и в виде нарушения.

Среди таких нарушений значительное место занимает перинатальная патология нервной системы, обусловленная различными причинами: заболеваниями матери во время беременности, инфекциями, интоксикациями, токсикозами беременности, акушерской патологией, асфиксиями, родовыми травмами и др. Каждая из причин может привести к различным по характеру и степени тяжести отклонениям в развитии в зависимости от времени поражения нервной системы. «Чем раньше произошло поражение, тем вероятнее явление недоразвития. В.В. Лебединский считает, что чем позднее возникло нарушение нервной системы, тем более характерны явления повреждения с распадом структуры психической функции» [9, с. 32]. Речевая функция, имеющая длительный период развития, при раннем воздействии патологического фактора чаще либо стойко недоразвивается, либо временно задерживается в своем развитии. От времени поражения нервной системы зависит также и степень выраженности отклонения в развитии. Так, по мнению Н.К. Корсаковой, наибольшей чувствительностью к возможному негативному воздействию характеризуются: период эмбриогенеза и начало постнатального периода, когда отмечаются высокие темпы роста клеток коры головного мозга [8].

Патологические воздействия на поздних стадиях беременности обычно не вызывают грубых нарушений развития, а ведут к задержке созревания нервной системы, к нарушению миелинизации ее структуры.

С фактором времени связана также сама вероятность поражения речевой функции. Ранний возраст является сензитивным периодом развития речи, характеризующимся не только наибольшей интенсивностью развития, но и повышенной уязвимостью и неустойчивостью по отношению к воздействию разного рода вредных факторов. Поэтому первые два года жизни, в течение которых формируются предпосылки речи, а также третий год жизни, характеризующийся бурным развитием связной речи, являются критическими периодами для возникновения речевых расстройств. Следует отметить, что сочетание ряда неблагоприятных факторов, действующих, во внутриутробном, натальном периодах, а также на протяжении первых трех лет жизни ребенка, оказывают наиболее выраженное патологическое влияние на формирование речевой функциональной системы.

Характер речевого нарушения зависит также от мозговой локализации патологического процесса и степени его выраженности. Несмотря на то, что речь, как высшая психическая функция, обеспечивается целостной работой мозга, отдельные мозговые зоны и области вносят существенный, специфический вклад в осуществление речевой деятельности. Структурно-системная организация речевой деятельности предполагает многоуровневое взаимодействие горизонтальных (межкорковых) и вертикальных (подкорково-корковых) систем. Согласно первому типу взаимодействия мозг делится на правое и левое полушария, имеющие определенную специализацию в отношении речевых процессов, различия в скорости переработки информации и чувствительности к вредным воздействиям. Так, в большинстве случаев, левое полушарие является доминирующим при выполнении заданий, требующих вербализации информации. «Паралингвистические компоненты речи – ритм, темп, эмоциональная выразительность – преимущественно связаны с правым полушарием» [9, с. 35].

На довербальной стадии речевого развития особое значение имеют паралингвистические средства общения, что подчеркивает значительную роль работы правого полушария в создании предпосылок формирования речи. По мнению Л.И. Вассермана правое полушарие в отличие от левого имеет более высокую скорость переработки информации, так как обеспечивает первоначальное опознание объекта [2]. Левое полушарие «<...> более чувствительно к вредным воздействиям, поэтому чаще повреждается, особенно у мальчиков» [9, с. 51].

Важнейшей особенностью детей раннего возраста является незрелость их мозговых структур, что в значительной степени определяет пластичность мозга и диффузное наличие речевых зон в обоих его полушариях. Высокими компенсаторными возможностями детского организма в силу незавершенности развития объясняется отсутствие четкой корреляции между тяжестью, локализацией поражения мозга ребенка и вероятностью возникновения, характером и степенью выраженности у него речевых расстройств. Однако, при локальных поражениях мозга компенсаторные возможности значительно выше, чем при диффузных органических поражениях центральной нервной системы [9].

Вертикальный принцип структурно-системной организации речевой деятельности основан на делении мозга на первичные, вторичные и третичные поля. «Первичные поля имеют непосредственный выход на сенсомоторную периферию; вторичные анализируют и обобщают информацию, полученную от первичных центров; третичные синтезируют различные потоки информации и тем самым обеспечивают целостный характер психической деятельности» [9, с. 43]. Таким образом, чем ближе у периферии находится очаг поражения, тем более точной становится топическая диагностика, и тем меньшие существуют возможности для компенсации повреждения. Чем дальше от первичных полей находится очаг поражения, «<...> тем сложней и разнообразнее процессы, происходящие в головном мозгу; тем интенсивнее предпосылки межсистемных взаимодействий, а следовательно, и больше возможностей для перестроек и компенсации» [9, с. 28].

Симптоматика нарушения зависит от степени зрелости отдельных мозговых структур. Так, к моменту рождения у ребенка наиболее сформированными являются подкорковые области и первичные зоны коры головного мозга. К двум годам завершается оформление первичных полей двигательной, слуховой, зрительной зон коры. Значительные количественные и качественные изменения наблюдаются в 2 года в нижнетеменной области, обеспечивающей синтез гностической информации. Пик роста лобной коры отмечается в 3 года жизни. Лобная область обеспечивает регуляцию всех видов психической деятельности человека. Она тесно связана с другими мозговыми зонами и является наиболее медленно формирующимся отделом мозга. Речь, как функциональная система, обеспечивается согласованной работой различных отделов и структур мозга при иерархии третичных полей, к которым, прежде всего, относится лобная область. Морфо-функциональная незрелость лобной области у детей раннего возраста делает ее наиболее чувствительной к патологическим воздействиям как непосредственным, так и со стороны других зон мозга.

Таким образом, к третьему году жизни в целом оказываются сформированными мозговые системы, обеспечивающие деятельность двигательного, слухового, зрительного анализаторов, что составляет сенсомоторную базу формирования речи. Кроме того, очевидным является влияние повреждения более сформированных мозговых систем на развитие менее сформированных, обеспечивающих становление речи. Поскольку в раннем возрасте у детей «<...> еще не выстроены необходимые межфункциональные связи, патологическая симптоматика чаще всего отличается недостаточной очередностью, фрагментарностью, мозаичностью» [9, с. 55].

Отклонения в речевом развитии могут быть вызваны не только биологическими, но и социальными причинами. К неблагоприятным влияниям окружающей среды относится, в первую очередь, неполноценность общения ребенка с взрослым, чаще с матерью. А.Н. Корнев полагает, что: «характер отношений, сложившийся в диаде «мать-дитя», тип привязанности, сложившийся у ребенка, оказывают значительное влияние на его коммуникативное поведение, а следовательно, и на речевое развитие» [7, с. 40]. В работах Е.И. Исениной и Р.Ж. Мухамедрахимова отмечается, что огромное значение для развития речи ребенка раннего возраста имеют такие качества матери, как сенситивность и реактивность [6], [10]. Уровень сенситивности означает чуткость, восприимчивость матери по отношению к любым проявлениям активности ребенка. Реактивность матери или откликаемость означает склонность коммуникативно реагировать на проявления активности со стороны ребенка. В исследованиях A.C. Батуева, Е.О. Смирновой говорится, что характер привязанности между ребенком и матерью в первые годы жизни закладывает основы формирующейся личности, ее будущего доверия к окружающему миру и особенности взаимоотношений с ним [1], [11]. Оптимальный вариант детско-материнской привязанности характеризуется наличием устойчивых эмоционально-положительных отношений между ребенком и матерью.

Д.Н. Исаев полагает, что нарушения формирования привязанности могут приводить к дезадаптации, психосоматическим расстройствам, задержке речевого развития [5]. Исследования А.О. Дробинской позволили выделить три наиболее часто встречающихся и четко очерченных варианта нарушения формирования привязанности, проявляющихся у детей третьего года жизни [4].

Первый вариант характеризуется чрезмерной (сверхсильной) привязанностью ребенка к матери. Отсутствие матери или вероятность разлуки с ней может спровоцировать у ребенка стойкую патологическую реакцию соматического характера (нарушение сна, аппетита). У ребенка резко снижается познавательная активность, отмечается невозможность или значительная трудность переключения на общение с другим взрослым. У таких детей крайне затруднена, а иногда и невозможна адаптация к детскому коллективу.

Второй вариант нарушения привязанности - это «<...> постоянное стремление привлекать внимание матери к себе с использованием всех доступных ребенку средств - от простого «дерганья» и «нытья» до протестно-агрессивных действий» [4, с. 352]. Такие дети отличаются неустойчивой познавательной активностью, трудностями установления контакта с окружающими.

При третьем варианте нарушения привязанности ребенок не заинтересован в контакте с матерью, игнорирует ее, не стремится даже приблизиться к ней. При этом ребенок может быть более общительным с малознакомыми людьми, улыбаться, охотно вступать с ними в диалог. Адаптация таких детей к новым условиям, требующим контактов с незнакомыми взрослыми и детьми, несомненно, более успешна. Однако, особенности взаимоотношений ребенка с матерью оказывают наибольшее влияние на его социализацию.

Причиной неполноценных диадных взаимоотношений являются, в первую очередь, особенности поведения матери, связанные с нарушением ее сенситивности и реактивности по отношению к ребенку.

Важным стимулом развития речи является изменение форм общения ребенка с взрослым. Так, у ребенка первого года жизни ведущей формой деятельности является эмоционально-положительное общение с взрослым. На его основе формируется коммуникативная потребность, развиваются предпосылки формирования речи в виде интонационно окрашенных голосовых реакций, сенсомоторных функций. В этом возрасте, по мнению Д.Б. Эльконина, происходит преимущественное развитие мотивационно-потребностной сферы [12]. E.H. Винарская отметила, что на втором и третьем годах жизни «<...> на основе сформировавшихся мотивационно-потребностных новообразований происходит усвоение способов действий с предметами и формирование сравнительно более сложных операционально-технических возможностей» [3, с. 12]. В процессе выполнения совместно с взрослым простейших предметных действий ребенок накапливает необходимый для дальнейшего развития запас знаний и представлений об окружающем, пополняет свой пассивный и активный словарь, приобретает опыт социального поведения. Особенно важно стимулировать подражательность как в неречевом, так и в речевом поведении. «В контексте невербальной имитации легче возникает и вербальная имитация» [7, с. 43]. Если на данном возрастном этапе не происходит смены ведущей формы деятельности, вместо предметно-действенного общения продолжает преобладать эмоционально-положительное, то у ребенка может произойти отставание речевого развития.

Проявления речевого дизонтогенеза, связанные с влиянием неблагоприятных социальных факторов, являются менее грубыми по степени выраженности, а также обратимыми в отличие от нарушений речевого развития органического происхождения. Тяжесть и стойкость отклонений находятся в прямой зависимости от времени и длительности действия неблагоприятного социального фактора. «И чем раньше сложились для ребенка неблагоприятные социальные условия, тем более грубыми и стойкими будут нарушения развития» [9, с. 8].

Список литературы

  1. Батуев A.C. Начальные этапы биосоциальной адаптации ребенка / A.C. Батуев // Психофизиологические основы социальной адаптации ребенка. -СПб., 1999.-С.8-12.
  2. Вассерман Л.И. Методы нейропсихологической диагностики / Л.И. Вассерман, С.А. Дорофеева, Я.А. Меерсон. - СПб.: Стройлеспечать, 1997.-304 с.
  3. Винарская E.H. Раннее речевое развитие ребенка и проблемы дефектологии / E.H. Винарская. - М.: Просвещение, 1987. - 159 с.
  4. Дробинская А.О. К вопросу о детских капризах / А.О. Дробинская // Ранняя психолого-медико-педагогическая помощь детям с особыми потребностями и их семьям: Материалы конференции. Москва, 18-19 февраля 2003. - М.: Полиграф сервис, 2003. - С. 350-357.
  5. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей / Д.Н. Исаев. - СПб.: Питер, 2000. - 312 с.
  6. Исенина Е.И. Предпосылки базовых качеств матери и их связь с социопсихологическими характеристиками будущей матери / Е.И. Исенина, Т.И. Барановская // Ребенок: Раннее выявление отклонений в развитии речи и их преодоление / Под ред. Ю.Ф. Гаркуши. - М.­Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. - С. 14-27.
  7. Корнев А.Н. Методологические принципы абилитации детей с тотальным недоразвитием речи и их особенности в работе с детьми раннего возраста / А.Н. Корнев // Актуальные проблемы логопедической практики: Методические материалы научно-практической конференции «Центральные механизмы речи» / Отв. ред. М.Г.Храковская. - СПб.: Акционер и Ко, 2004. - С. 31-45
  8. Корсакова Н.К. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников / Н.М. Корсакова, Ю.В. Микадзе, Е.Ю. Балашова. - М.: Российское педагогическое агентство, 1997. - 123 с.
  9. Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте /В.В. Лебединский. - М.: Академия, 2003. - 144 с.
  10. Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец. Психологическое взаимодействие / Р.Ж. Мухамедрахимов. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999. - 285 с.
  11. Смирнова Е.О. Диагностика психического развитие детей от рождения до 3 лет / Е.О. Смирнова, Л.Н. Галигузова, Т.В. Ермолова и др. — СПб.: Детство-Пресс, 2005. - 144 с.
  12. Эльконин Д.Б. Детская психология / Д.Б. Эльконин. - М.: Учпедгиз, 1960. -328 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail