gototopgototop

История изучения археологических памятников Калба-Нарымских предгории

Шакенов Самат – PhD докторант Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

Ергабылов Акбар – преподаватель Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

Аннотация: Статья посвящена истории изучения археологических памятников на территории Калба-Нарымского хребта. Затронуты вопросы связанные с социально-экономическим развитием древнего населения Восточного Казахстана. Авторы на результатах археологических исследовании рассматривают основные утверждения ученых. Методологической основой исследования был комплексный подход к анализу археологических источников, который всегда предполагает расширенное использование традиционных исторических методов исследования. Можно сделать выводы что, на начальном этапе изучения региона происходит формирование библиографической и источниковедческой базы, а после системные исследования.

Ключевые слова: Калба, Нарым, могильник, эпоха бронзы, археологическая культура.

Восточный Казахстан, в том числе территория Калба-Нарымских предгории  это один из тех немногих регионов нашей страны, изучению которого уже более 200 лет. Курганы, древние вещи, развалины архитектурных памятников, древние рудники и прочие археологические памятники здесь изучали еще в XVIII веке такие крупные ученые и путишественники, как П. Паллас [1], Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин, П.С. , И.П. Фальк и другие. Археологии, как науки, тогда еще не существовало и, хотя первые археологические наблюдения этих ученых во многом сохранили свою ценность и до наших дней, их все же было слишком мало.

Первые материалы по исследуемому региону получены в XIX в. Это были случайные находки единичных предметов, сбором которых занимались отдельные коллекционеры и участники экспедиций, посещавшие данную территорию с различными целями. В результате этого формировались частные коллекции древних артефактов, множество которых, не были систематизированы и представляли с собой разновременный археологический материал без конкретного местонахождения [2].

Открытие в 1902 году в городе Семей Географического Подотдела Западно-Сибирского Отдела ИРГО способствовала систематизизации краеведческой деятельности. В 1903 г. Данная организация начинает издавать собственное печатное издание под названием «Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского Отдела ИРГО», кроме этого начаты специальные поездки с целью сбора сведений о древностях, описания памятников и проведения раскопок. Тогда, видимо, был найден В.П. Никитиным в районе г. Семипалатинска каменный антропоморфный пест, а у с. Бухтарминска – конеголовый жезл. В это же время формируются частные коллекции братьев В.Н. и А.Н. Белослюдовых, которые, совместно с экспонатами Семипалатинского музея, выставлялись в 1911 г. на I Западно-Сибирской выставке в г. Омске.

С середины 30-х гг. начинается активное хозяйственное освоение Верхнего Прииртышья, в связи с чем проводятся археологические работы. Экспедицией ГАИМК под руководством А.А. Иессена и С.С. Черникова в 1935 и 1937 гг. обследуются древние выработки на олово, золото и медь. И хотя ранних материалов 14 экспедиции выявить не удалось, эти работы по замечанию И.Мерца стали первыми планомерными и целенаправленными археологическими исследованиями памятников эпохи бронзы и раннего железа региона [3].

Трудами С.С. Черникова и руководимой им Восточно-Казахстанской археологической экспедиции открыто и исследовано большое количество памятников разных эпох начиная с палеолита. Восточный Казахстан стал одним из наиболее полно исследованных районов республики, причем ни в одном другом географическом районе Казахстана с таким широким хронологическим охватом археологические памятники на тот момент оставались, не изучены.

В данный период на территории Калба-Нарымских предгории были изучены такие могильники эпохи бронзы как, могильники Средняя база Беткудук, Малый Койтас, Джартас, Белокаменка [4], Канай, Усть-Буконь [5], а так же могильники у озера Сарыколь [6], у аула Жанажурт [7], в местечке Кара-Узек и близ пикета Караджал [8]. Изучение этих памятников значительно расширило знания по вопросу религиозных представлений, хозяйства, общественных отношений, быта и физического облика населения бронзового века.

По поводу периодизации периода бронзы Восточного Казахстана и в принципе эпохи бронзы существовали и существуют множество спорных моментов, это прослеживается в многочисленных периодизациях исследователей эпохи бронзы. Например, хронологические рамки ранней бронзы Восточного Казахстана С.С. Черников в своей периодизации обозначил XVIII-XVI вв. до н.э. и отнес к нему такие памятники, как захоронение 9 могильника Канай, два сосуда могильника Усть-Буконь [5]. В свое время А.Г. Максимова раннюю бронзу Восточного Казахстана определяет первой половиной XIV-XI вв. до н.э. В данные хронологические рамки она включила такие памятники, как могильник у аула Канай, у аула Жанажурт, у оз. Сарыколь, в урочище Малый Койтас, в местечке Караозек и близ пикета Каражал [9]. К одной из последних работ по данному направлению можно отнести работу А.А. Ткачева. Который период ранней бронзы исследуемого региона определяет следующими хронологическими рамками – концом III тыс. до н.э. – XVIII в. до н.э., включая в него такие памятники, как могильники Канай и Усть-Буконь [10].

Несмотря на выше изложенное, следует отметить, что до настоящего времени еще не создана общая периодизация памятников эпохи бронзы Казахстана в целом, так и регионов страны в частности. Материалы, получаемые при раскопках новых памятников, с каждым разом меняют, взгляды исследователей на хронологические рамки бронзового века. Поэтому вопрос периодизации памятников эпохи бронзы и по настоящий момент остается актуальным.

В данный период касаемо исследуемой темы были открыты новые археологические культурные горизонты. Самым важным можно считать обнаружения памятников кулажоргинского этапа. Исследования памятников кулажоргинского культуры начаты в 1948 году Восточно-Казахстанской экспедицией под руководством С.С. Черникова. Экспедиция имела задачей как было выше упамянуто, исследование памятников эпохи бронзы и ранних кочевников по материалам курганных могильников. В результате археологических исследований выяснилось, что в IV – III вв. до н.э. в среде ранних кочевников Восточно-Казахстанской области происходят крупные изменения. В частности, в Калба-Нарымских предгорьях появляются состоящие из однотипных курганов могильники. Раскопками были определены границы покрытия (верховья Иртыша) и характерный для этой культуры четко выраженный комплекс признаков. По месту первых раскопок она названа – Кулажоргинской [11].

Исследования данной культуры производились у села Кулажорга (I, II, III), у поселков Баты, Тускайын, Пчела, Кызыл ту, Славянка, Юпитер, Малокрасноярка, Усть-Буконь. Кратко охарактеризуем памятники данной культуры:

Курганы размером от 5 до 10 м и высотой до 0,6 м с насыпью из земли с небольшими камнями. Погребения в грунтовых ямах, в каменных ящиках из гранита и сланца, перекрытые такими же плитами. Усопшие лежат в вытянутом положении, головой на восток и запад. Большинство погребений одиночные и лишь некоторые коллективные. В некоторых курганах с погребениями в каменных ящиках, скелет лошади головой на восток или череп и кости ног на перекрытии. Сопроводительного инвентаря мало и особенно в более поздних погребениях. Среди них чаще всего встречаются ручной лепки глиняные сосуды кувшинообразной формы и железные орудия.

Исследованные С.С. Черниковым памятники Кулажоргинской культуры были подразделены на ранние и поздние [12]. Так, Кулажоргинский могильник датирован IV-III вв. до н.э., памятники могильника Баты II-I вв. до н.э. Эти могильники имеют ряд сходств в материалах:

  • Одинаковая форма и состав могильной насыпи;
  • Каменные ящики;
  • Формы сосудов;
  • Антропологический тип усопших;
  • Вытянутое положение костяков и ряд других черт.

Но есть и целый ряд отличий, а именно: если в Кулажорге встречаются бронзовые предметы, то в Баты бронза отсутствует, хвостовые части барана в Кулажорге встречаются лишь в одном случае, а в Баты почти во всех захоронениях. Усопшие в Баты ориентированы головой на запад и северо-запад, а в более ранних памятниках на восток.

По предварительным данным 1948 года [11], материальная культура могильника Кулажорга охарактеризована как сакская, а могильник Баты имеет сходство (по керамике) с культурой усуней Северной Киргизии.

В вопросе, об этнической принадлежности памятников, были привлечены письменные источники, что дало информацию для отождествления с конкретным племенем (угэ) известным по походам хуннского шаньюя Чжи-чжи в I в.н.э. [12].

Таким образом, весь массив накопленных данных позволил исследователю датировать культуру в рамках III в. до н.э. – I в.н.э., при этом верхняя хронологическая граница установлена условна.

В 1960-1970 годы археологические исследования в Восточно-Казахстанской области были возобновлены экспедицией Усть-Каменогорского педагогического института под руководством Ф.Х. Арслановой. В этот отрезок времени, экспедицией изучены разновременные памятники, с целью наметить преемственность археологических культур и составить относительную хронологическую классификацию.

Для решения поставленных задач археологические раскопки производились в трех северных районах области – Предгорненском, Шемонаихинском и Таврическом. Особо нужно отметить раскопки на могильнике у с. Зевакино Шемонаихинского района, так как, здесь на протяжении нескольких лет были выявлены памятники, непосредственно имеющие отношение к кулажоргинским. В результате, анализа всех категорий добытых материалов, подтвердилось близость общности погребального обряда и инвентаря с памятниками кулажоргинского типа [13]. Все эти факты позволили расширить границы распространения культуры.

В памятниках кулажоргинской культуры в III в.до н.э.-I в.н.э. отмечаются некоторые изменения, которые проистекали на обширных пространствах Евразийских степей. Судя по материалам, на первом этапе развития культуры, контакты населения Восточного Казахстана с Алтаем были очень тесными. Памятники второго периода, находят наибольшую близость с усуньскими погребениями и некоторые предметы с изделиями тесинского этапа тагаро-таштыкского переходного времени.

Исследователи, исходя из анализа изученных комплексов кулажоргинской культуры, этнокультурные изменения на завершающем этапе эпохи ранних кочевников связывают с хуннским влиянием. Скорее всего, влияние со стороны хунну было опосредованным, так как, фактов обнаружения этнических погребений хунну нет. В материалах памятников Алтая прослеживаются следы влияния хуннской культуры [14]. В первую очередь, оно сказалось в распространении железа - явной тенденции к уменьшению размеров бронзовых изделий, и как следствие в появлении некоторых новых форм вещевого инвентаря.

Такие же, сходные по существу изменения, происходят и в памятниках кулажоргинской культуры. Найденные в ранних комплексах булан-кобинской культуры Алтая, материалы раннего этапа кулажоргинской культуры, по мнению некоторых исследователей, появились в результате миграций его носителей под давлением хуннских племен [15]. В погребениях поздней группы (II в. до н.э. – І в.н.э.), найдены короткий кинжал с прямым перекрестием, кольчатые и петельчатые ножи аналогичные тесинским [9] .

Таким образом, описанные сходные изменения на общирных территориях, и в частности, в Восточном Казахстане, свидетельствуют об общем уровне развитии племен в гунно-сарматскую эпоху. Для окончательного решения всех проблем, хронологии и этнической атрибуций памятников и выяснения социально-политической обстановки в регионе, в гунно-сарматскую эпоху, необходимо расширить источниковедческую базу.

После окончания работ Восточно-Казахстанской археологической экспедиции под началом С.Черникова, исследования были продолжены другими учеными памятников раздичного хронологического горизонта. Например, в 1980-1983 гг. в Уланском районе ВКО А.С. Ермолаевой были исследованы могильники Темир-Канка и Измайловка [16], в 1990 г. экспедицией Восточно-Казахстанского областного музея на территории Курчумского района были выявлены разновременные могильники [3].

Впоследствии даные могильники были изучены А.А. Ковалевым и получили обозначения Айна-Булак I, VI, Копа, Булгартаботы. В эти годы экспедицией КазГУ имени аль-Фараби под руководством А.М. Оразбаева и А.Т. Толеубаева исследовался памятник бронзового периода Сабындыколь расположенный на территории Жарминского района ВКО. Авторами были сделаны замечания по погребальному обряду, украшению и керамике древнего населения данного региона [17].

2003 г. отечественные ученые совместно с немецкими исследователями проводят разведочные работы по выялению древнего горного дела и металлургии на территории Восточного Казахстана. В результате рекогносцировочных работ на северо-западе Калбинского хребта были открыты группы древних оловянных рудников, которые более расширили данную тему и требуют дальнейшего исследования [18].

В 2006 г. сотрудниками Восточно-Казахстанского областного музея Г.А. Кущ, Г.А. Суворовой, Г. Петеневой был подготовлен и издан «Свод археологических памятников ВКО». В данном собрании археологических памятников можно найти материалы касающиеся рассматриваемой темы [19].

Начиная с 2012 года исследуемой нами территории проводятся археологические изыскания КазНУ имени аль-Фараби руководимая Г.К. Омаровым. До сегодняшнего дня данной экспедицией открыты и запаспартизированы огромное колическтво археологических памятников на территории Курчумского района ВКО. Которые нашли отражения в нескольких научных изданиях, в которых детально описаны расположения памятников и археологические раскопки проводимые экспедицией [20].

Подводя итоги по вышесказанному, можно подитожить, что на начальном этапе накопления материала происходит формирование библиографической и источниковедческой базы. Также на основе случайных артефактов и личных коллекции были сделаны предварительные суждения по культуре, искусстве и мировоззрению древнего населения Калба-Нарымских предгории. Как выше было сказано основные научные изыскания в данное время проводились на территории Верхнего Прииртышья.

С накоплением научных знании, новых методов исследования и методологии происходит качественное изменение в изучении археологических памятников рассматриваемого региона. В данный период (начиная с 80-х г. ХХ в.) проводятся исследование отдельных могильников в разных районах, осуществляется поиск и выявления новых памятников в изучаемом регионе. Кроме того ставятся новые задачи по изучению и осмыслению археологических находок с Восточно-Казахстанской области.

Список литературы

  1. Паллас П.С. Рассуждения о старинных рудных копях в Сибири и их подобии с Венгерскими, различествующими от Римских. — Академические известия, Cпб., 1780, ч. 5, с. 315-317.
  2. Коншин, Н. Я. О памятниках старины в Семипалатинской области / Н. Я. Коншин // Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. – 1903. – Вып. 1. – С. 1-32.
  3. Мерц И.В. Культура населения Восточного Казахстана в эпоху ранней бронзы // Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Барнаул, 2017
  4. Максимова А.Г., Ермолаева А.С. Памятники эпохи бронзы // Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС. - Алма-Ата: Наука, 1987. - С. 24-63.
  5. Черников С.С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы // МИА. - 1960. - № 88. - С. 272.
  6. Нифонтова Л.К. Андроновское погребение в Абаевском районе, Семипалатинской области // Известия АН КазССР, серия археологическая. - 1949. - выпуск 2, С.143-147.
  7. Черников С.С. Отчет о работах Восточно-Казахстанской экспедиции в 1948 году // Известия АН КазССР, серия археологическая. - № 108, выпуск 3. - Алма-Ата, 1951. - С. 64-80.
  8. Максимова А.Г. Эпоха бронзы Восточного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР - 1959. - Т.7 - С. 86-161.
  9. Маргулан А.Х., Акишев К.А., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. - Алма-Ата: Наука, 1966. - С. 453.
  10. Черников С.С. К вопросу о хронологических периодах в эпоху ранних кочевников (по археологическим материалам Восточного Казахстана). – В кн.: Первобытная Археология Сибири. – Л.: Наука, 1975. – С.132 – 148.
  11. Черников С.С. Отчет об археологических исследованиях на территории ВКО за 1948 г. // Архив ИА МОН РК, ф. 11, оп. 2, д. 1123, св.71, с. 1-7.
  12. Таскин В.С. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). – Москва, – 167 с.
  13. Арсланова Ф.Х. Отчет о работе археологической экспедиций Усть-Каменогорского педагогического института за 1968-1969 гг. // Архив ИА МОН РК, ф. 11, оп. 2, д. 120, св.10, с. 1-26.
  14. Савинов Д.Г. О завершающем этапе культуры ранних кочевников Горного Алтая // Краткие Сообщения Института Археологии. – М., 1978. – Вып.154 – С.48 – 54.
  15. Тишкин А.А. Алтай в хуннуское время //Изучение историко-культурного наследия Центральной Евразии. Сборник материалов Международной научной конференции «Маргулановские чтения - 2008». – Караганда, 2009. – с. 194 – 199.
  16. Максимова А. Г., Ермолаева А. С. Памятники эпохи бронзы // Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС – Алма-Ата : Наука Каз ССР, 1987. – С. 25-63.
  17. Толеубаев А.Т. Проблемы эпохи бронзы и раннего железного века Казахстана - Том 1. – Алматы, 2013. – 520 с.
  18. Берденов С., Самашев З., Штолльнер Т., Черны Я., Ермолаева А., Кущ Г.Древне горное дело и металлургия восточного Казахстана (начало работ показахско – германскому проекту)// Вопросы истории и археологии Западного Казахстана: Сборник научных статей. Вып.3. – Уральск –2004. - С. 154-170
  19. Свод памятников Восточно-Казахстанской области. – Усть-Каменогорск: Государственный фонд поддержки культуры и искусства, 2006. – 264 с.
  20. Омаров Ғ.Қ., Бесетаев Б.Б. Сапатаев С.А., Сагындыкова С.Т. ШҚО Күршім ауданының археологиялық ескерткіштерінің тізімі – Алматы, 2018. – 174 б.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail