УДК 336.6

Анализ трансформации бизнес-процессов организации во время пандемии коронавируса

Фурер Семён Юрьевич – студент Института экономики и управления Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева.

Морозова Светлана Анатольевна – кандидат экономических наук, доцент кафедры Экономики Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева.

Аннотация: В данной статье поднимаются проблемы трансформации бизнес-процессов организации во время пандемии коронавируса. Приводятся выводы экспертов о примерах негативного воздействия карантинных мероприятий на различные уровни экономической системы. Анализируются аспекты трансформации бизнес-процессов организаций, чья деятельность максимально пострадала от введения карантинных мероприятий.

Ключевые слова: бизнес-процесс, карантин, пандемия, коронавирус, информатизация, транспорт, логистика.

Влияние пандемии коронавируса на российскую экономику оказалось очевидным: снижение цен на нефть, ослабление курса рубля, ограничения транспортного сообщения с различными странами и регионами, замедление экономического роста [1].

В мировой экономике за последние годы скопилось значительное количество нерешенных серьезных проблем, в том числе «торговые войны», рост закредитованности домохозяйств, геополитические проблемы в ближневосточном регионе, на экономику Евросоюза оказывает давление «Brexit». Ставки рефинансирования в большинстве стран уже находятся на уровнях близких к историческим минимумам, поэтому сгладить замедление роста за счет понижения ставок и вливания «дешевых денег» в экономику будет значительно труднее, чем 10 лет назад. И многие индикаторы сигнализировали о том, что есть риск скорой рецессии еще до того, как началась вспышка коронавируса. Теперь же можно с большой долей уверенности утверждать, что если развитие эпидемии продолжится, то она может стать катализатором для нового кризиса в ослабленной глобальной экономике [2].

Эксперты сходятся во мнении, что по мере затухания пандемии произойдёт «отскок», мировая экономика станет набирать обороты, хотя восстановление займёт, возможно, не один год. Вопрос в том, насколько в результате этого восстановления социальной справедливости в мире станет больше или меньше, насколько осознание глобальности многих рисков заставит государства сотрудничать [3].

Однако, негативные тенденции воздействия распространения новой коронавирусной инфекции на экономические структуры затронули не только макроуровень, но и дошли до локальных точек, касаясь отдельных организаций и предприятий, которые в условиях профилактических ограничений и режима повышенной готовности оказались вынужденными в экстренном порядке трансформировать бизнес-процессы, чтобы сохраниться и выжить в жестких условиях карантинного рынка.

Пандемия коронавируса ускоряет процессы развития цифровой экономики: активно идет становление нового информационного общества, расширяются горизонты, открываются окна возможностей, в первую очередь, для молодого поколения, которое может реализовать свои амбиции и знания, создавая благоприятную безопасную социальную среду нашего будущего. Необходимо именно сейчас включаться в общий информационный и технологический поток обновлений и стараться эффективно их внедрять в практику всех социальных и экономических сфер [4].

Многие предприятия во время пандемии коронавируса вынуждены были пересмотреть существующие бизнес-процессы и подстроиться под условия карантинной экономики: закрытие границ государств серьёзно осложняет товарообмен и ведение международного бизнеса. И в виду того, что ситуация пока не улучшается, стоит предположить, что спад продаж или останется на прежнем уровне, или пойдет дальше, во многом из-за приостановки заводов и, соответственно, остановки логистической цепочки деталей и комплектующих [5]. Поэтому трансформация бизнес-процессов продолжается и качество оперативного управления и своевременного реагирования на изменения внешней среды в настоящее время приоритетны перед стратегиями долгосрочного планирования.

Современная транспортно-логистическая отрасль, в т.ч. благодаря цифровым технологиям, позволила оптимизировать за последние 20 лет систему управления складским хозяйством компаний, минимизировав количество хранящихся товаров, необходимых для производства, и обеспечив их бесперебойное и своевременное пополнение. В сформированную модель управления логистикой не были включены риски прекращения поставок, обусловленные неэкономическими факторами. Соответственно, не были предусмотрены механизмы борьбы с ними. Уже к концу февраля ведущие автомобильные и машиностроительные компании столкнулись с дефицитом комплектующих, который, как оказалось, невозможно в короткие сроки устранить за счёт альтернативных источников. Также выявилась крайне высокая (на 80-85%) зависимость фармацевтической промышленности от субстанций, производимых на китайских заводах [6].

Транспортные и логистические компании, специализирующиеся на международных торговых операциях, и имеющие местные офисы реагируют на вспышку новой болезни путем закрытия офисов, а также прекращения производственных и коммерческих операций [7]. Поскольку менеджеры стремятся оценить потенциальное влияние вспышки вируса на их цепочки поставок, им необходимо будет справиться с распространением новых или расширением существующих запретов и отсроченным возобновлением производственной деятельности в пострадавших районах и за их пределами.

Еще одной пострадавшей отраслью оказалась сфера торговли. Карантинные мероприятия, в полном объеме начавшиеся в России в последних числах марта, ударили по ретейлу очень сильно: закрыто большинство непродуктовых магазинов, торгово-развлекательных центров и гипермаркетов. По экспертным оценкам, посещаемость непродуктовых магазинов снизилась на 30 – 50% уже в марте, объем продаж по рынку упал на 30 – 80% еще до массовых закрытий. Последствия эпидемии в абсолютных цифрах пока оценить невозможно. Однако наиболее уязвимые категории операторов рынка, многие из которых текущего кризиса просто не переживут, можно определить уже сейчас:

  1. Сетевой ретейл, ориентированный на открытие розничных точек в торговых центрах. Эти компании обладают невысоким запасом финансовой прочности и большим уровнем постоянных издержек. Кроме того, восстановление спроса на предлагаемый ими товар будет происходить медленнее, чем на товары первой необходимости.
  2. Операторы гипермаркетов. Их запас прочности выше, однако карантинные мероприятия ударили по ним в первую очередь. Роль гипермаркетов на рынке, после стремительного роста в «нулевых», постепенно снижалась уже в 2017 – 2019 гг. [8]

Однако, есть и бенефициары сложившейся вокруг коронавируса паники. Это, в первую очередь, фармацевтические компании, аптечные сети [9]. Многие из них оперативно трансформировали свои бизнес-процессы, чтобы получить максимальный объем прибыли за период пандемии.

Эксперты отмечают, что вполне рациональным является закладывание вероятности дальнейшего распространения вируса и, как результат, новых потрясений в различных сферах экономической деятельности в случае ассиметричного роста числа заболевших [9]. Ставший традиционным для всех бизнес-планов раздел с описанием рисков теперь обязательно должен содержать оценку воздействия коронавирусной пандемии и существующих ограничений на конкретный бизнес-процесс, а также перечень разработанных мероприятий по снижению данного риска.

Компаниям приходилось трансформировать бизнес-процессы и для того, чтобы попасть под действие мер государственной поддержки. От вируса пострадали 84% российских компаний. Было заявлено о необходимости оказания помощи МСП и микробизнесу, ввести льготы по налогам, предоставить отсрочку по кредитам (в России кредиты взяли 40 млн. жителей и 18 млн. – заёмщики микрофинансовых организаций; прибыль банков в 2019 г. составила 1,7 трлн. руб.) и смягчить правила выплаты по страховым взносам. Речь шла о налоговых и кредитных каникулах (для нуждающихся физ. лиц, индивидуальных предпринимателей, МСП из проблемных отраслей, но только в том случае, если их доход снизился более чем на 30%, но кредитные каникулы не освобождают от уплаты по налогам и банк только продлевает срок займа) и о моратории на банкротство. Принято решение о снижении в два раза ставки страховых взносов для МСП. Объявлен список пострадавших отраслей, компаниям которых в основном и была оказана поддержка. Отдельно оказана помощь 646 системообразующим предприятиям, действующим в сфере добычи нефти, угля, полезных ископаемых, а также авиакомпаниям, сельхозпредприятиям, банкам и другим [10].

Таким образом, можно сделать вывод, что пандемия коронавируса затронула все сферы экономической жизни, от макро до микроуровня. Чтобы скорректировать деятельность учреждений и предприятий различных форм собственности в условиях карантинных мероприятий и режима повышенной готовности, руководителям организаций приходится экстренно трансформировать бизнес-процессы. Это касается максимальной цифровизации всех бизнес-процессов, а также перестройки логистических и транспортных структур, задействованных в различных бизнес-процессах компании.

Список литературы

  1. Байбакова Т. В., Головнин Р. С. Влияние вспышки коронавируса (COVID-19) на экономический рост России // Российская экономика: взгляд в будущее. – 2020. – С. 34-38.
  2. Морозов С. А. Каким будет ущерб от вспышки коронавируса для глобальной экономики? // Меридиан. – 2020. - №8. – С. 456-458.
  3. Громыко А. А. Коронавирус как фактор мировой политики // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. – 2020. - №2. – С. 5-13.
  4. Аймухаммедова А. К. Использование цифровых технологий в период пандемии коронавируса // Наука и образование сегодня. – 2020. - №4. – С. 20-21.
  5. Козлова Е. И. Коронавирус: европейская автопромышленность страдает от COVID-19 // Актуальные проблемы и перспективы развития экономики: российский и зарубежный опыт. – 2020. - №2. – С. 18-20.
  6. Белов В. Б. Последствия пандемии коронавируса для экономики Германии // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. – 2020. - №2. – С. 83-90.
  7. Долгов С. И., Савинов Ю. А. Влияние вспышки нового коронавируса на международную торговлю // Российский внешнеэкономический вестник. – 2020. - №2. – С. 7-18.
  8. Христакян Э. Р., Джаневлян К. А. Розничная торговля в России: современное состояние и влияние пандемии коронавируса // Академическая публицистика. – 2020. - №4. – С. 285-290.
  9. Шиков П. А. Падение отечественного фондового рынка на фоне распространения эпидемии коронавируса // Меридиан. – 2020. - №9. – С. 553-555.
  10. Баринов Э. А. Коронавирус: влияние на экономику и финансовые рынки // Путеводитель предпринимателя. – 2020. - №2. – С. 111-118.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail