gototopgototop

Проблемы классификации и разбора юридической терминологии в русском и кыргызском языках

Турдубаева Алияхан Саиповна – методист Института непрерывного образования Жалал-Абадского государственного университета.

Аннотация: В данной статье рассматриваются проблемы классификации и разбора юридической терминологии в русском и кыргызском языках. Были проанализированы глагольные юридические терминологии, в образовании которых участвуют не только грамматическая и морфологическая стороны, но и другие аспекты русского и кыргызского языков и языковых единиц, а именно: семантика и функционально-синтаксические взаимосвязи, явления и факторы. Также рассмотрена семантическая сторона юридического глагольного словосочетания, которая образуется благодаря наличию и функционированию правовой семы.

Ключевые слова: Классификация, юридическая терминология, грамматическая и морфологическая стороны, аспекты русского и кыргызского языков, языковая единица, семантика, функционально-синтаксические взаимосвязи, явления, факторы.

Под понятием «термин» понимается «…слово или словосочетание, обозначающее понятие специальной области знания или деятельности» [7]. Терминология юридической науки – это совокупность терминов, используемых в правовой доктрине.

В русскоязычной части нашего исследования нами собрано около 1500 слов и словосочетаний с юридическим содержанием. Эти юридические термины классифицированы по принципам цельнооформленности и раздельнооформленности. Отдельные знаменательные с юридическим значением глаголы отнесены к цельнооформленным, такие как: арестовать, приговорить, приватизировать, отчуждать, купировать и др.

Из 1500 слов и словосочетаний цельнооформленные, отдельные, самостоятельные и знаменательные глаголы – юридические термины составляют только 1%, то есть 15 глаголов-терминов. А 99% составляют раздельнооформленные глагольные юридические термины. Эти 99% являются глагольными словосочетаниями, проявляющие связность общего смысла.

В связи с тем, что в системе русского языка под глагольным словосочетанием понимается непредикативная синтаксическая единица, компонентами которой является слово и форма слова или несколько форм слов, связанных между собой синтаксической связью, возникает вопрос: является ли глагольное словосочетание непредикативной синтаксической единицей? Вопрос возник из-за того, что глагол обычно напрямую коррелирует с синтаксической функцией предиката и в основном представляется в двойной позиции в предложении в качестве глагола-сказуемого (глагола-предиката) [2]. Например, такие глагольные словосочетания, как: взыскать сумму, заключить договор, являться должностным лицом и другие, казалось бы, предикативные единицы, в составе которых глагол несет предикативную функцию, но на самом деле здесь нет предикативности функции глагола. А что такое предикация? В системе русского языка это отнесение данного содержания, предмета мысли к действительности, осуществляемое в предложении.

В примерах, приведенных выше, нет субъекта (подлежащего), в тандеме с которым глагол (сказуемое) вызывает к действительности предикативную функцию. Поэтому в языковом материале, собранном нами, глагольные юридические термины являются только словосочетаниями.

Предикативная функция может быть только в предложении-высказывании – соотнесении в речи с некоторой внеречевой ситуацией. В русском языке предикативная функция предложения-высказывания проявляется в синтаксической конструкции с глаголом в личной форме или другими средствами выражения предикативных категорий в отвлечении от тех средств времени и наклонения, которые сообщают конструкции свойства коммуникативной единицы, те есть свойства высказывания [3]. То есть смысл предложения должен быть законченным (работник и работодатель заключили договор; председатель комиссии является должностным лицом; с ответчика взыскана сумма долга).

В глагольных словосочетаниях могут содержаться зависимые члены, в форме которых могут выступать косвенные падежи существительных с предлогами или без них, местоимения-существительные, субстантивированные слова, наречия, деепричастия и инфинитив [6].

В глагольном словосочетании местоимение не может быть задействовано в функции существительного в качестве зависимых членов, так как терминология в юриспруденции не позволяет ссылки на другие предыдущие в речи или подразумеваемые явления. Здесь юридический термин должен иметь однозначное, точное истолкование, иначе местоимение-существительное может быть истолковано неоднозначно.

Приведем пример. Если словосочетание освободить имущество от ареста заменить на освободить его от ареста, то во втором предложении станет неясно, кого или что необходимо освободить от ареста.

В следующем примере роль зависимого слова выполняет субстантивированное слово: ввести подозреваемого; вывести осужденного. Или наречие: запротоколировать конкретно; допрашивать требуя. Инфинитив: обязаться выплатить долг; отметить несостоятельность результата.

В юридических терминах глаголы русского языка очень редкие: как отмечалось выше – 1% из общего числа русскоязычного материала, состоящего из 1500 языковых единиц. Также обзор «Большого юридического словаря» 2004 года показал, что в нем нет ни одной словарной статьи, где описывался бы глагол русского языка как юридический термин. В данном словаре все языковые единицы представлены в субстантивной грамматической форме, несмотря на то, что они в русском языке глагольные словосочетания. К примеру, доведение до самоубийства; довести до самоубийства. Ограничение прав; ограничить права. В данных примерах словосочетания довести, ограничить чаще функционирующие глаголы, чем доведение, ограничение.

Так, цельнооформленный самостоятельный русский глагол не выражает юридического значения. Например, глаголы вступить, нарушить, указать не имеют никакого конкретного юридического смысла, пока не рассмотрены в качестве словосочетаний: вступить в законную силу, нарушить нормы кодекса, указать причины невиновности и т.д.

Вышеприведенные глаголы приобретают юридический смысл только в их словосочетательном оформлении семантической структуры. Например, словосочетание «вступить в законную силу» имеет следующую семантическую структуру: Действие (1), направленное на упорядочение ситуации (2), юридически оформленное (3). «Указать причины виновности»: Действие (1), направленное на объяснение ситуации (2), юридически оформленное (3).

По результатам лингвистического анализа языкового материала русских глагольных словосочетаний – юридических терминов можно сделать вывод, что глагольные словосочетания с объектными отношениями представляют собой самую многочисленную часть русскоязычного материала.

При оформлении юридических терминов глагольные словосочетания с временными отношениями выражаются формами косвенных падежей с предлогами и без предлогов. Их семантические структуры можно представить следующим образом: Действие (1), ограниченное во времени, планированное по времени, с временной перспективой (2), юридически оформленное (3). Например: арестовать на два месяца, временно исполнять обязанности, избираться сроком на два года и т.д.

Если зависимый член словосочетания обозначает направление движения или место действия и выражается формами косвенных падежей существительных с предлогами или без предлогов, а также данный зависимый член выражен наречиями места, то наличествуют глагольные словосочетания с пространственными отношениями.

Поскольку глагольные словосочетания с пространственными отношениями являют собой две разновидности c конкретизированным юридическим значением зависимого слова и без конкретизации и юридической обусловленности значения зависимого слова, правовая сема реализуется в них по-разному.

Надо помнить, что под семантической структурой слова в работе подразумевается значение слова, которое, в свою очередь, понимается как «комплексная единица, в которой можно выделить составные части («семантические элементы»), находящиеся в определенных смысловых отношениях» [3].

Глагольные словосочетания с обстоятельственными отношениями указывают на качественную и количественную характеристику действия (его меру, степень его проявления) и выражаются грамматически падежными формами существительных с предлогами и без предлогов, а также деепричастиями и наречиями [6].

Семантическая структура глагольного словосочетания с обстоятельственными отношениями может быть представлена следующим образом, в зависимости от их отношения к смыслу предложения: Действие (1), с качественным признаком, с количественным признаком (2), юридически правомерное (неправомерное) (3).

Глагольные словосочетания, указывающие на разного рода логические отношения: причинные, целевые, условные, уступительные и другие, возникающие между членами словосочетания, выражаются падежными формами существительных с предлогами. Здесь зависимые члены словосочетания указывают на причину действия и выражаются существительными с предлогами: по, от, из-за и другими. Например, отсутствовать по болезни, представлять по доверенности, уволиться по собственному желанию.

Семантическая структура словосочетаний – юридических терминов русского языка с логическими отношениями представляется следующим образом: Действие (1), мотивированное логически (причиной, целью, условиями, уступкой) (2), юридически правомерное (неправомерное) (3).

Подводя итоги анализа глагольной юридической терминологии, можно сделать вывод, что в ее образовании участвуют не только грамматическая и морфологическая стороны, но и другие аспекты языка и языковых единиц, а именно: семантика и функционально-синтаксические взаимосвязи, явления и факторы.

Для проведения кыргызскоязычного анализа мы тоже выбрали 1500 единиц слов и словосочетаний, которые также поделили по принципу цельнооформленности и раздельнооформленности. Цельнооформленных слов и словосочетаний с юридическим понятием оказалось меньше 1%, так как такие слова, как: соттоо, камоо, жактоо и другие – имеют и иные смысловые значения вне юридического значения. Например, слово «жактоо» кроме юридического смысла имеет еще и общенародное значение: бирөөнү кубаттоо, колдоо, дипломдук ишти, проектти коргоо, этиш сөздөрүн жактоо и другие [1].

99% кыргызскоязычного языкового материала – это раздельнооформленные языковые единицы, словосочетания с раздельным грамматическим оформлением, состоящие из двух или более лексических единиц. Здесь выделяются две подгруппы: 1. Сложные глаголы, в которых есть главная и вспомогательная часть (суракка алуу, камакка алуу, жактап чыгуу). 2. Глагольные словосочетания, манифестирующие юридическое значение (гражданиндин мүлктүк укуктарын бузуу, доо арыз менен кайрылуу, кызматкерди иш менен камсыз кылуу).

Словосочетания с главенствующим глаголом в кыргызском языке, так же как и в русском, не обладают предикативной функцией, которая соотносит содержание предложения-высказывания с отрезком внеязыковой действительности (Алимент төлөөгө мүмкүнчүлүгү жок болуу, жашы жетелек баланы багууга милдетүү болуу, кызматка чыгуу) [4].

Но все же в некоторых случаях наблюдается наличие предикативной функции, так как употребленное глагольное словосочетание с юридическим значением имеет при себе подлежащее, обозначающее того, кто производит действие (доогер медициналык справканы далил катары келтирди; жоопкер Сыдыков А. сотко утурлама доо арыз менен кайрылды; Эрматов мырзага эки айлык орточо эмгек акысын төлөп беришти). Здесь предикативные отношения возникают между подлежащими и сказуемыми: доогер – келтирди; жоопкер – кайрылды.

Глагольные словосочетания – юридические термины в кыргызском языке обладают кроме признака непредикативности еще тремя другими свойствами, присущими терминологической лексике: 1. Однозначностью семантики. 2. Отсутствием эмоциональности и экспрессии. 3. Наличием правового семантического компонента.

В однозначной юридической терминологии не должно содержаться никакого намека на двоякое толкование (доо арызды канааттандыруусуз деп эсептөө; моралдык зыяндын компенсациялоонун өлчөмүн аныктоо). Как и в других языках, кыргызские юридические термины представляются без эмоционально-экспрессивного компонента. Юридическая терминология сама по себе относится к такому лексическому пласту языка, в котором требуется только нейтральный стиль коммуникации, без каких-либо эмоциональных и экспрессивных проявлений говорящего [9].

С семантико-грамматической точки зрения все кыргызские словосочетания – юридические термины могут быть подразделены так же, как и ранее в русскоязычном материале, на пять видов:

  1. Глагольные словосочетания с объектными отношениями, которые выражаются падежными формами имен существительных с послелогами и без послелогов (жоопкер тараптардын көрсөтмөсүн угуу; келишимди мамлекеттик каттоодон өткөрүү; менчик укугун далилдөө).
  2. Глагольные словосочетания с временными отношениями выражаются главенствующим глаголом и зависимым от него существительным в косвенном падеже без послелога, с послелогом, а также наречием со значением времени (ай сайын кол коюуу; келишимдин мөөнөтүн аткарбоо).
  3. Глагольные словосочетания с пространственными отношениями являются только такими конструкциями, в которых при главенствующем глаголе бывает задействовано имя существительное в одном из местно-грамматических падежей (ачык соттук отурумда ишти карап чыгуу; доо арызы менен сотко кайрылуу).
  4. Глагольные словосочетания с обстоятельственными отношениями содержат в кыргызском языке качественную и количественную характеристики действия и выражаются формами существительных с послелогами и без послелогов (гражданинди мыйзамсыз соттоо; жагдайларды толугу менен изилдөө).
  5. Глагольные словосочетания с логическими отношениями выражают разного рода понятийно-смысловые факторы, обуславливающие действие главенствующего глагола. Эти факторы могут заключать в себе причину действия, цель действия, условия действия, которые позволяют идентифицировать весь смысл словосочетания в качестве юридического термина (мыйзамдык күчкө ээ болуу; доогерди иш менен камсыз кылууга милдеттенүү; материалдык жактан жардам берүү и другие) [5].

Подводя итоги работы касательно образования кыргызской юридической глагольной терминологии, можно отметить, что образование кыргызской глагольной терминологии не только прерогатива собственно грамматики и морфологии языка, но также семантики и синтаксиса.

В кыргызской терминологии семантическая сторона юридического глагольного словосочетания образуется в основном благодаря наличию и функционированию правовой семы, которая может исходить от зависимого слова в словосочетании (Кыргыз Республикасынын Жарандык Процессуалдык Кодексинин 71-беренесинин талаптарын бузуу; Эмгек келишимдин негизинде ишке алуу).

Список литературы

  1. Абдувалиев И., Садыков Т. Азыркы кыргыз тили: морфология: Жогорку окуу жайлардын филология факультетинин студенттери учун окуу китеп – Бишкек: «Айбек» фирмасы, 1997. – 296 б.
  2. Белошапкова В.А., Земская Е.А., Милославский И.Г., Панов М.В. Современный русский язык: Учебник для студентов филол. спец. университетов – М.: Высшая школа, 1981. – 560 стр.
  3. Жапаров А. Сопоставительная грамматика кыргызского и русского языков. Учебн. для ВУЗов – Бишкек: б.у.п., 2007. – 408 стр.
  4. Ибрагимов С. Тил илиминин негиздери. Жогорку окуу жайларынын студенттери учун –Бишкек: Раритет Инфо, 2000. – 202 б.
  5. Кыргыз тилинин создугу // Туз.: А. Акматалиев, А. Кадырмамбетова, М. Касымбелдиева ж.б.- Бишкек «AVRASYAJAYIMCILIK»,2010. – 1460 б. [79, 2010:391].
  6. Лекант П.А., Деброва Е.И., Касаткин Л.Л. и др. Современный русский язык: учебн. для студ. ВУЗов, изд. 3-е. – М.: Дрофа, 2002. – 560 стр.
  7. Лингвистический энциклопедический словарь / гл.ред. В.Н. Ярцева.- М.: Советская энциклопедия, 1990.- 685 стр.
  8. Омуралиев Б. Кыргыз тилинин синтаксисин окуутунун методикасы. – Фрунзе: Мектеп, 1990. -268 б.
  9. Сартбекова Н.К. Терминологические слова и выражения для технических дисциплин. Бишкек 2011. – 456с.
  10. Сартбекова Н.К., Бекбоев А.Б., Раджапова Н.А., Рыспаева А.С Русско-Кыргызско-Английский терминологический словарь по наземным транспортно- технологическим машинам и коммуникациям. г. Бишкек 2013. 170 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail