УДК 159

Теоретическое обоснование использования метода сказкотерапии в преодолении возрастного кризиса в период взрослости

Чекина Лариса Федоровна – кандидат педагогических наук, доцент Тольяттинского государственного университета.

Величко Галина Владимировна – магистрант Тольятинсого государственного университета.

Аннотация: Исследования российских и зарубежных ученых явно указывают на возможность применения сказкотерапии для коррекции возрастного кризиса у людей разных возрастов. Наряду с тем, что существуют примеры применения сказкотерапии для психокоррекции возрастных кризисов периода детства и подростничества, ещё достаточно не разработано направление применения сказкотерапии как способа психокоррекции возрастных кризисов в период взрослости. В статье приводится теоретическое обоснование применения сказкотерапии как способа психокоррекции прохождения возрастного кризиса периода взрослости.

Ключевые слова: возрастной кризис взрослости, сказкотерапия, семантический резонанс, метафора, самосознание, бессознательное, архетипы коллективного бессознательного.

Возрастные кризисы оказывают глубокое влияние на жизнь взрослого человека. Полагаем, что они сигнализируют о некой задержке в развитии человека на определенном этапе его жизненного пути. Из-за этого могут возникать депрессивные состояния, глубокая неудовлетворенность собой, трудноразрешимые проблемы личностного и межличностного характера, негативное восприятие актуальной ситуации.

Возрастные кризисы указывают человеку на необходимость что-то поменять в себе и своей жизни. Человек обладает уникальной ценностью – самосознанием, возможностью осознавать себя как субъекта сознания, общения и действия.

Проблемой самосознания активно занимаются как отечественные, так и зарубежные психологи. Экспериментальное изучение онтогенетических особенностей самосознания проводили А.А. Бодалев, Л.И. Божович, Т.В. Драгунова, И.С. Кон, Ж.И. Намазбаева, М.С. Неймарк, В.В. Столин, В.С. Мухина и другие. В отечественной психологии признается положение о непрерывном характере развития самосознания на протяжении всей жизни человека, хотя в психологии в настоящее время нет единого мнения о моменте появления самосознания в онтогенезе.

Самосознание не является данностью при рождении, оно развивается раз за разом, по мере того, как человек учится понимать самого себя. Это устремленность к самопознанию, самосовершенствованию. Структура самосознания развивается на протяжении всей жизни. Человек осознает свои физические и психические свойства, свои действия и поступки, чувства и стремления, свои сильные и слабые стороны. Под воздействием общества, принимая во внимание свои цели в процессе самовоспитания, человек начинает менять свое поведение, свою психику. На основе самосознания строятся взаимоотношения с другими людьми и отношение к себе.

В молодости человек стремится реализовать себя в обществе, активно осваивает внешний мир. А в зрелости акцент идет на освоение внутреннего мира, развитие духовности. Открытие духовной силы помогает человеку компенсировать постепенное убывание физических сил во второй половине зрелости [6].

Каждый новый кризис – это своего рода тренировка адаптационных способностей человека для жизни в любых условиях. Важна способность быстро возвращаться в нормальное состояние после серьезных испытаний.

Среди различных методов психокоррекции сказкотерапия является, на наш взгляд, одним из самых деликатных и эффективных методов восстановления. Исследования Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой, И.В. Вачкова, А.В. Гнездилова, О.В. Защиринской, Е.Л. Доценко, Д. Миллс, Р. Кроули, Е.Е. Сапоговой по проблеме психокоррекции сказкотерапией явно указывают на возможность применения данного метода для коррекции взаимодействия с собой и миром, нахождения жизненной цели, улучшения адаптации в любых жизненных условиях у людей разных возрастов.

Наряду с тем, что существуют примеры применения сказкотерапии для психокоррекции возрастных кризисов периода детства и подростничества, ещё достаточно не разработано направление применения сказкотерапии как способа психокоррекции возрастных кризисов в период взрослости. Полагаем, что проблема разработки применения сказкотерапии как способа психокоррекции прохождения возрастного кризиса периода взрослости является актуальной.

А.В. Гнездилов так пишет о сути сказкотерапии: «процесс воспитания Внутреннего Ребенка, развития души, повышение уровня осознанности событий, приобретение знаний о законах жизни и способах социального проявления созидательной творческой силы». Также он отмечает: «сказкотерапия – это еще и процесс "вспоминания"и возвращения подростку и взрослому гармоничного мироощущения» [2].

На самом деле сказкотерапия обладает огромным потенциалом для быстрого и комфортного решения проблем человека в момент очередного возрастного кризиса взрослости. Сказка ненавязчиво прививает человеку разумный, многогранный, широкий взгляд на мир и помогает изменить себя, легко расширяя свои ограничительные рамки. Именно сказки ярко и сочно описывают практический опыт проживания сказочным героем различных испытаний. Сказочному персонажу постоянно приходится преодолевать массу препятствий и в процессе меняться, тем самым, переходя на новую ступень развития. Так сказка, воздействуя на бессознательном уровне на клиента, активирует естественные адаптационные механизмы защиты Я, которые содействуют преодолению кризиса.

В работе О.В. Защиринской указано: «Сказка – целитель сознания человека, затерявшегося в хаосе безумия и абсурда повседневности. Простота героя «дурака» придает нам чувство веры в постижение возможностей собственной воли, интеллекта и могущества. Каждый – творец своей судьбы в этнокультурном контексте!» [4].

Сказки работают в двух важных направлениях:

  1. ненавязчивое, опосредованное знакомство с собой настоящим. Глубокая внутренняя гармонизация;
  2. свежий взгляд на людей, на окружающий мир. Возможность наладить плодотворные взаимоотношения с окружающими людьми и миром.

Так как сказки воздействуют на подсознание, поэтому их влияние – универсально.

Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева о сказкотерапии пишет: «это открытие тех знаний, которые живут в душе и являются в данный момент психотерапевтическими; это процесс поиска смысла, расшифровки знаний о мире и системе взаимоотношений в нем; это процесс объективации проблемных ситуаций; это процесс активизации ресурсов, потенциала личности» [5].

К.Г. Юнг считает, что сказка дает возможность читателям встретиться с собой. Сказка является своеобразным зеркалом, в котором читатель может зафиксировать замысловатые истории своего внутреннего мира [8].

И.В. Вачков сформулировал так: «интегративная сказкотерапия – это такое направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки (и близких ей жанров), позволяет людям развить самосознание и построить особые уровни взаимодействия друг с другом, что создает условия для становления их субъектности» [1].

Сказочные сюжеты хранят огромное количество образцов поведения в самых разных жизненных ситуациях. Сказочные образы характеризуются архетипическим содержанием и связью с сакральными аспектами социальной жизни. Когда человек воспринимает сказку, то, в сущности, оценивает её как плод фантазии сказочника, игру воображения, к которой не стоит относиться

серьезно, ведь это – лишь выдумка. Но при этом подсознательно идет взаимодействие с содержанием сказки, как с реальностью. Метафорическое послание без ограничений вступает в контакт с бессознательным клиента, и это запускает важные процессы изменения его внутреннего мира.

Бессознательное можно рассматривать как хранилище всего его опыта, памяти, знаний. Благодаря сказке человеку передается важная информация без нотаций и жестких директивных распоряжений. Такая форма общения не вызывает отторжения и агрессии.

И.В. Вачков указывает: ««лобовые» указания обычно встречают внутреннее сопротивление человека. Прямой путь в психологии не всегда является самым коротким, и преодолевать расстояние между двумя точками лучше не по траектории отрезка, а по довольно сложной кривой» [1].

Соприкосновение со сказкой приводит в движение, с одной стороны, динамичные мыслительные процессы и самонаблюдение, а, с другой, – подсознательную трансформацию шаблонов поведения. Архетипические образы и сюжеты сказок помогают человеку стать создателем своего мира, его исследователем – преобразователем.

Характерной особенностью сказкотерапии как самостоятельного научно-практического направления, а также основополагающим психологическим инструментом является метафора. Её ёмкость и ювелирность лежит в основе результативности данного метода при взаимодействии с людьми самого разного возраста.

Как отмечают исследователи соприкосновение со сказкой, и её метафорическими образами и архетипическими символами – очень интимный процесс. Процесс абсолютно индивидуальный, заранее не предсказуемый. Каждый человек находит в сказке свой смысл. Сказкотерапия даёт возможность специалисту не обсуждать болезненные вопросы с клиентом «в лоб». Это происходит опосредованно, иносказательно. Если происходит совпадение внутреннего мира клиента и пространства сказки, то это вызывает глубинную трансформацию клиента. Это явление называют семантическим резонансом – семантическое пространство души человека откликается по каким-то только его подсознанию ведомым параметрам на ситуацию, описанную в сказке. Это происходит как озарение, соприкосновение с чем-то очень важным, не объяснимым словами. Появляется некое ощущение понимания сути происходящего. После этого у клиента происходят быстрые изменения во взаимодействии с собой и миром. Об этом пишет в своей работе Е.Л. Доценко [3].

И.В. Вачков отмечает: «В результате психологической работы должно произойти изменение способа видения мира и отношения к нему и к себе у клиента; иначе, развитие самосознания. Именно использование метафоры предоставляет такую возможность (Алексеев, 1996; Баркер, 1994; Вачков, 2001; Доценко, 1999, Миллс, Кроули, 1996; Сапогова, 1996 и др.)» [1].

Метафора доносит до человека значимый посыл о целесообразном проявлении себя, об основополагающих традициях, о нравственном наследии без навязывания и нравоучений. Метафорический язык легко преодолевает барьеры непонимания, незаметно предлагает варианты решения проблемы. Это качественно отличает сказкотерапию от других методов. Д. Миллс и Р. Кроули об этом пишут так: «Смысл рассказанного, «попадает в точку», но каким-то удивительно отстраненным путем. Проблема хоть и высвечивается, но предстает спокойно расплывчатой; повествование хоть и пробуждает скрытые возможности и способности, но неким обобщенным и отнюдь ненапористым образом» [7].

В юнгианской психологии описано, что сказочные метафоры активируют архетипы коллективного бессознательного, что приводит к активации дополнительных психических ресурсов.

Метафора легко передает глубинный смысл во время общения, пробуждает творческие ресурсы воображения. Сказкотерапевт, желающий расширить у клиента творческое отношение к жизни, делает ставку на его воображение. Метафора идеальна и для развития воображения, и для творческого отношения к жизни.

Как видно сказка – исключительный психологический инструмент:

  • легко выстраивает связь с бессознательным человека, благодаря своей архетипичности;
  • это сборник творческого описания жизненных сложностей и трудностей каждого отдельного человека и человеческого общества в целом;
  • она содержит метафору;
  • повышает самосознание, раскрывает творческий потенциал человека. Дает возможность человеку самому творить свой мир.

Знание о характеристиках возрастных кризисов в период взрослости обусловливает выбор сказкотерапии в качестве метода психокоррекции. Возрастной кризис взрослости – это более внутренний процесс. А сказкотерапия взаимодействует с бессознательным человека. Она помогает максимально деликатно проявить истоки внутренних противоречий, найти внутреннюю опору, раскрыть творческий потенциал и обрести устойчивость на своем жизненном пути, принять целесообразность всего происходящего и возможность гармоничного взаимодействия с окружающим миром.

Благодаря своим уникальным возможностям сказкотерапия получает достойное место среди всех методов психокоррекции возрастных кризисов в период взрослости.

Список литературы

  1. Вачков И. В. Введение в сказкотерапию, или Избушка, повернись ко мне передом / И. В. Вачков. 3-е изд. Москва : Генезис, 2020. 288 c. Текст : электронный // Электронно-библиотечная система IPR BOOKS : [сайт]. — URL: http://www.iprbookshop.ru/95339.html (дата обращения: 31.01.2021).
  2. Гнездилов А. В. Авторская сказкотерапия. Дым старинного камина (сказки доктора Балу) [Текст] / А. В. Гнездилов. СПб.: Речь, 2002. 292 с.
  3. Доценко Е. Л. Семантическое пространство психотехнической сказки [Текст] / Е.Л. Доценко // Журнал практического психолога. 1999. № 10–11. С. 72–87.
  4. Защиринская О. В. Сказка в гостях у психологии. Психологические техники: сказкотерапия [Текст] / О.В. Защиринская. СПб.: ДНК, 2001. 149 с.
  5. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д. Практикум по сказкотерапии [Текст] / Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева. СПб.: Речь, 2000. 310 с.
  6. Ливехуд Б. Кризисы жизни – шансы жизни. Развитие человека между детством и старостью [Текст] / Б. Ливехуд. Калуга: Духовное познание, 1994. 224 с.
  7. Миллс, Дж. Терапевтические метафоры для детей и «внутреннего ребенка» [Текст] / Дж. Миллс, Р. Кроули. М.: Класс, 1996. 91 с.
  8. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. [Текст] / К. Г. Юнг. К.: Государственная библиотека Украины для юношества, 1996. 384 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail