УДК 391.91

Влияние татуировки на современную моду

Гарамова Дарья Вячеславовна – почетный член Дальневосточной Ассоциации пирсинга и татуировки, тату-мастер.

Аннотация: Татуировка в современном обществе утрачивает смысл культовой обрядности или отражения принадлежности человека к определенной социальной группе. Это явление очень противоречиво: с одной стороны, популярность татуировки как части личного образа растет и становится модной общераспространенной тенденцией, пропагандируется знаменитостями из самых разных сфер – от спортсменов до актеров и представителей шоу-бизнеса; с другой стороны, татуировка стала способом для индивидуализации – с ее помощью человек реализует своего рода индивидуальный дизайн самого себя, что также соответствует общему тренду на персонификацию общества. Указанные факторы становятся триггером для проникновения татуировки в современную моду: индустрию производства одежды, обуви и даже модных аксессуаров. Уже более десяти лети в столице моды – Париже организуются показы, посвященные тату и использующие татуировку как средство реализации замысла дизайнера.

Ключевые слова: татуировка, мода, показы, стиль, одежда, аксессуары.

В последние пятнадцать лет татуировка, которая долгое время считалась достоянием преступников, байкеров и других социальных групп, пережила настоящий бум. Теперь актрисы, футболисты, пловцы пропагандируют культ татуировки, нанося на свои тела все новые узоры. Это не является исключительно мужским трендом: Анджелина Джоли или Эстель Холлидей не боятся демонстрировать публике тату на своем теле. В настоящее время женщины составляют 80% от числа клиентов тату-мастеров во всем мире, более того, растет и число самих «художниц по телу»: в индустрию приходит работать все больше женщин [1].

Татуировка стала модной тенденцией и неизбежно оказывает влияние на современную моду, и именно женская половина человечества чаще всего воспринимает тату как украшение своей кожи.

Как и в области высокой моды, узоры татуировок меняются с годами: после того, как в 2000-х годах в моде были традиционные узоры в стиле «древних племен», вдохновленные маори, в начале 2010-х в моду вошли геометрические узоры, в 2020-х появился тренд нанесения 3D-татуировки. Так мода меняет не только узоры и мотивы, но и саму технология нанесения тату [2].

Кроме того, в тату-моде есть и сезонные мотивы: например, бабочки или цветущие весной вишневые деревья. Помимо этих «сезонных» мотивов, главной модной тенденцией являются мандала (рисунок в буддийском стиле) и размещение татуировки под грудью (в данном случае тренд задала Рианна). Этот поиск современным обществом модных новинок в тату-индустрии также указывает на то, что тату-мастер теперь являются художником, который практикует настоящую форму народного искусства. Более того, культура татуировок, которая долгое время считалась маргинальной, сегодня завоевывает популярность на подиумах и вдохновляет все больше дизайнеров.

В 2018 году анонимные французские дизайнеры запустили новый проект – «МИР»: бренд уличной одежды, вдохновленный Вселенной татуировок. Первая коллекция была посвящена татуировкам русских заключенных двадцатого столетия, расшифрованным в серии книг «Русская криминальная энциклопедия татуировок». Для этой первой коллекции, которая вскоре получила широкую популярность в Интернете, а также в некоторых тату-салонах, дизайнеры придумали узоры, вдохновленные этими кодифицированными и символическими татуировками, которые они напечатали на ограниченной серии футболок, толстовок и других кожаных куртках. Некоторые из образов татуировок были нанесены тату-мастерами напрямую на куртки по аналогии с татуировкой человеческой кожи.

Стремясь включить художников-татуировщиков в центр своего творческого процесса, создатели проекта «MИP» также представили лукбук, воплощенный парижским художником-татуировщиком Луи Лавлессом, которого заинтересованные стороны назвали знаменосцем поколения, считающим татуировку настоящим обязательством. Идея данного проекта состоит в том, чтобы создать глобальный бренд уличной одежды, в каждой коллекции которого будет воплощен художник, представляющий городскую культуру (сегодня художник-татуировщик, в дальнейшем создатели проекта обратятся к образу художника граффити или рэпера. В рамках подготовки своей второй коллекции французские дизайнеры сотрудничали с художником-татуировщиком, связанным с традиционным японским потоком Иредзуми – одним из самых распространенных в культуре татуировок. Цель дизайнеров – установить связь между смыслом коллекции и вселенной Человека, который воплотит эту линию [3].

Однако современная практика использования татуировки для создания линии одежды не является чем-то новым. Уже в 1989 году Мартин Марджела демонстрировал на своем подиуме облегающие футболки с племенным принтом, создавая впечатление, что его модели были покрыты широкими татуировками. Инновационная концепция, предложенная пять лет спустя Жан-Полем Готье в его коллекции «Татуировки», подразумевала, что его модели демонстрируют тело, украшенное искусственными татуировками, разработанными компанией Tin-Tin. Над этой коллекцией по личной просьбе Жана-Поля Готье работал основатель «мира татуировок» и президент Национального союза художников-татуировщиков (SNAT), культовый французский художник-татуировщик [4].

Если раньше коллаборации тату-индустрии и моды были редким явлением, то за последние несколько лет число инициатив, связанных с модой и татуировками, увеличилось, что отражает то, как культура татуировки и взгляды ее художников увлекают современный мир.

В 2010 году нью-йоркский татуировщик Скотт Кэмпбелл, один из самых популярных в своем поколении, был нанят гигантом Louis Vuitton для нанесения татуировок сумкам из его мужской коллекции «Весна – лето» 2011 года. Весной 2014 года работы Сейлор Джерри (1911-1973), подлинного пионера американских татуировок, стали предметом коллекции в честь дома Марджила. Для своей линии «Осень – зима» 2015 года Рей Кавакубо пригласил художника-татуировщика JK5 создать серию красочных надписей. Кроме того, модельные агентства в настоящее время нанимают моделей с татуировками на коже, объемы которых могут занимать большую часть тела [5].

Тату-бренд Tin-Tin называет свое творчество флиртом между модой и татуировкой, который просто сочетается с демократизацией татуировки, переживаемой обществом за последние несколько десятилетий. Теперь татуировка признается не только обществом, но и СМИ, кинематографом, литературой и даже музеями (например, с весны 2014 года по осень 2015 года на набережной Бранли-де-Арте в Париже прошла выставка «Татуировщики, татуированные»). Поэтому неудивительно, что культура татуировки в конечном итоге также вошла в моду и повлияла на нее.

Постепенное появление татуировок в высших сферах моды также напоминает траекторию развития хип-хопа, которая в свое время отвергался модной индустрией, а сегодня присутствует на первых рядах показов роскошных домов под эгидой таких рэперов, как Канье Уэст или A $ AP Rocky (фигура кампании Dior Man весной и летом 2017 года). Все это хорошо отражает то, как городская культура вдохновляет среду роскоши. На самом деле уже не редкость видеть, как татуировка попадает в коллекции великих дизайнеров или на кожу моделей.

В 2017 году в мужских коллекциях Dior, Vetements и Sankuanz появился так называемый «племенной» мотив, который пользовался большим спросом в тату-салонах. Модели с татуировками становятся все более популярными. Россияне не становятся исключением: например, Саша Траутвейн, у которой есть татуировки на торсе и лице; у девушки в социальных сетях почти 440 000 подписчиков.

Появлявшиеся в большом количестве на подиумах в течение нескольких сезонов, модели с татуировками снова привлекли внимание на последней Неделе мужской моды весна 2019 года. Показываясь для Рика Оуэнса, Y-3, дома Марджела, Жакмуса, Аликс или даже Мартины Роуз, они подтвердили свою растущую привлекательность в моде, всегда ища новые, нетипичные профили [6].

Мода на татуировку, которая длится уже около десяти лет и продолжает расширяться. Однако, прежде чем стать модой, татуировка была символом, своего рода знаком отличия. Сегодня рост количества татуировок также связан с чем-то, что больше относится к личному, индивидуальному порядку, а не к ощущению принадлежности к чему-то более широкому, более социальному. Начиная с 60-х годов, татуировка распространится благодаря движению присвоения тела и самоутверждения. В разное время были популярными узорами мандалы, письма, цветы, розы, часы с кисточками по-прежнему пользуются большим спросом. Имена и даты рождения близких людей являются неизменной модной традицией и пользуются постоянным спросом.

Тенденции также развиваются вместе с тем, что делают лидеры отрасли. Например, если японец привнесет в свое искусство новую технику или что-то особенное, часть художников-татуировщиков придумает что-то, что будет похоже на это. Кроме того, сегодня татуируется большая часть тела, тогда как еще недавно татуировки наносили на скрытые участки тела. Это можно объяснить тем, что сегодня татуировка стала брендом, который публично демонстрируется, как это делают многие известные спортсмены и личности. Татуировка популяризируется через популярную культуру и средства массовой информации.

Исторически сложилось так, что общественное мнение колебалось между неприятием и увлечением татуировкой, между снижением интереса и впечатлением новизны. Художественный взгляд, который можно сегодня увидеть на татуировке, относится к 60-70-м годам. Художники, получившие образование в области искусства, затем внедряют практику и черпают из нее вдохновение. Некоторые будут использовать среду татуировки для выступления, наряду с другими средами, такими как гравировка или рисование.

Между тем, все более распространяется и реальное художественное признание этого ремесла. Некоторые выставки и модные показы уже выдвигают эту практику как художественную. Это позволяет признать практику, даже если она еще не является институциональной, с помощью проблем этики, сохранения и воздействия, которые она поднимает.

В антропологической литературе много упоминаний об использовании татуировок или других знаков на теле во время церемоний посвящения в далекие общества. В нашем обществе нельзя, как это делают некоторые, говорить об этих действиях над телом как о части или части обряда посвящения, что означает, что обряд должен быть институционализирован, признан общественно и необходим. Обряд – это, прежде всего, социальная транзакция над собой и своими членами. Это социальный факт. Современный бренд на теле – это индивидуальный, добровольный и, что редко подчеркивается, коммерческий акт. Смотреть на татуировку или подкожную имплантацию в современном стиле все равно, что рассматривать тело как пространство смысла, когда оно просто позволяет читать себя другим. Это также сводится к рассмотрению того, как эти признаки включены в себя, и каково место тела в построении личности: личная вселенная, пространство переживаний, место соединения между индивидом и обществом, движущаяся граница между интимным и общественным и пр.

Эти добровольные изменения на протяжении последних десяти лет вызывают растущее увлечение в обществе и обуславливают влияние татуировки на современную моду. Они подвергают сомнению многие дисциплины, в том числе антропологию, которая до сих пор более привыкла интерпретировать телесные практики древних или экзотических обществ. Ассоциации, возникшие в конце XIX века между татуировкой и преступностью, а затем в первой половине XX века между татуировками и психологическими или сексуальными трудностями, в более поздние времена – между пирсингом и социальным отклонением, характерным для таких групп, как панки, не являются подходящими интерпретациями для описания современного феномена татуировки, выходящего далеко за рамки мимолетной моды и непосредственно воздействующего на моду. Но эти связи, тем не менее, остаются в коллективном воображении и иногда влияют на взгляд на эту красоту тела, которая может для некоторых продолжать оставаться непонятной.

Когда общество рассматривает изменения в теле, оно придает физическому представлению человека преимущественно социальную ценность и рассуждает о том, как он выглядит, в то время как измененный индивид в основном думает о том, как он себя представляет. Общение в данной ситуации кажется трудным, поскольку измененное тело превращается в тело инаковости, как для общества, так и для отдельного человека, но по разным траекториям и целям. Однако мы наблюдаем эволюцию, сдвиг от того, что можно было бы назвать порогом принятия практики: в настоящее время некоторые татуировки широко признаны, а иногда и ценятся в определенных кругах, в том числе в моде, спорте и шоу-бизнесе. Татуировка на лодыжке или нижней части спины стало своего рода брендом, который находятся на границе между нормальностью и маргинальностью, пограничной областью, где мода ищет свою оригинальность. Отсюда и стремление молодых людей присвоить себе эти знаки, когда-то предназначенные только для нестандартных взрослых, сегодня символизирует молодежь в поисках.

Знак тела – это знак времени; он обладает своей собственной временностью. Но она также вписывается во временную шкалу в другом масштабе; она часто символизирует промежуточный период, период «до» и «после». Татуировка и другие бренды – это события, которые могут свидетельствовать о распаде, эволюции или даже о радикальных изменениях в ее жизни. Даже самая безобидная татуировка, помимо поспешной интерпретации, основанной на символике рисунка, часто выражаемого ее носителем, имеет более глубокое, но и более скрытое значение, которое могут раскрыть только длительные интервью. У любого владельца тату-бренда есть простое, стандартное объяснение, чтобы объяснить тому, кто спросит его, почему он сделал такую татуировку. Но за этими защитными словами скрывается истинное значение, которое он придает самому себе. Таким образом, интерпретация телесных знаков будет двигаться по оси метафора-метонимия в зависимости от адресата, и только знание бытия может избежать попадания в ловушку внешнего вида и интерпретации истинного значения модного тренда, который оказался личным персонифицированным прочтением и индивидуализацией распространенной в обществе тенденции.

Список литературы

  1. Арак В. Л. Пирсинг и тату как бодимодифицирующие практики. Их социально-статусные особенности // Научно-исследовательская работа обучающихся и молодых ученых. – 2019. – С. 177-179.
  2. Сысоев С. В. Теория стилей в искусстве создания дизайна модной одежды // Наука, технологии, техника: современные парадигмы и практические разработки. – 2017. – С. 1055-1081.
  3. Руденко И. Н. Татуировки в преступном мире и современном моде // Вестник магистратуры. – 2018. – №1. – С. 73-75.
  4. Сысоева О. Ю., Суралев А. А. Полистилизм стандартов женской красоты: от искусства палеолита до новейшей моды XXI века // Высшая школа: научные исследования. – 2020. – С. 118-139.
  5. Будникова О. В., Жукова И. А., Диева О. Н. Графика и арт-дизайн в мужском костюме как маркеры времени и пространства // Дизайн. Материалы. Технология. – 2018. – №3. – С. 16-19.
  6. Сухарева И. Л., Табаков Е. В. Модификации тела в контексте современной культуры // Проблемы современной науки и общества: сохранение и развитие наследия Великой Победы. – 2021. – С. 292-295.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail