gototopgototop

УДК 343.228

Проблемы квалификации необходимой обороны

Порунов Сергей Андреевич – студент Юридического факультета Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарёва.

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы юридической квалификации необходимой обороны. В статье анализируются недостатки норм о необходимой обороне, отмечаются проблемы с пониманием необходимой обороны в правоприменительной практике, а также анализируются уже существующие и формулируются собственные предложения об изменении правового закрепления института необходимой обороны в российском уголовном законодательстве.

Ключевые слова: Квалификация, необходимая оборона, обороняющийся, посягательство, посягающий, преступление, самозащита.

Статья 37 УК РФ фактически содержит правовую дефиницию «необходимая оборона». Под необходимой обороной в уголовном законодательстве понимается зашита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия [1]. Основанием для применения необходимой обороны является нарушение прав и свобод личности или угроза такого нарушения (юридический факт), что типично для охранительных правоотношений.

Заметим, что в статье 37 УК РФ используется такой прием юридической техники как правовой перечень, то есть конкретный перечень благ и интересов, подлежащих защите в порядке необходимой обороны, а также условий правомерности необходимой обороны. Отметим, что необходимая оборона фактически имеет двойное назначение в механизме правового регулирования: она нацелена одновременно на обеспечение беспрепятственной и нормальной реализации прав, свобод и законных интересов субъекта и на укрепление законности и правопорядка, тем самым реализуя юридические гарантии правового статуса субъектов права. Необходимая оборона относится к пресекательным мерам самозащиты, поскольку нацелена на пресечение противоправных действий.

Проблемы квалификации необходимой обороны вызваны в числе прочего разным доктринальным пониманием сущности необходимой обороны. В частности, Н.Н. Карпов и А.Ю. Клейн отмечают, что необходимая оборона представляется неотъемлемым правом каждого человека, которое направлено на свою личную защиту, своих благ, законных интересов и иных ценностей, а также является правом, присущим каждому, поскольку каждому человеку может понадобиться использование необходимой обороны, а справедливая квалификация на практике в данном случае выступает важным инструментом в противоборстве с преступной деятельностью. Необходимая оборона представляется им составляющей правовой системы и выступает сдерживающим аспектом преступности, так как перспектива жесткой отдачи от обороняющегося наиболее лучше воздействует на преступника, чем вероятность получения наказания в рамках правосудия. Также Н.Н. Карпов и А.Ю. Клейн отмечают, что необходимо ограничить необходимую оборону от самосуда и провоцирования нападения с последующей симуляции необходимой обороны из корыстных, хулиганских и криминальных побуждений [3, с. 38].

Институт необходимой обороны кажется более четким и элементарным
звеном уголовного права, но по-прежнему существуют различные проблемы с правильной квалификацией необходимой обороны. В институте необходимой обороны существуют оценочные категории: «покушение», «явность», «совпадение защиты опасности и характеру посягательств» [3, с. 39].

А.В. Никуленко отмечает, что необходимая оборона является для сотрудников органов внутренних дел не только правом, но и обязанностью, однако они, так же как и граждане боятся использовать свое права на необходимую оборону [4, c. 175]. Еще он отмечает, что малое количество конкретизирующих и характеризующих признаков действий обороняющегося и посягающего в дефинициях, неудачные законодательные формулировки о необходимой обороне приводят к проблемам в определении следователем обороняющихся и посягающих. Нередко уголовное дело возбуждается по общей норме об умышленных преступлениях против личности, затем избирается мера пресечения в виде ареста, изменить квалификацию деяния в ходе предварительного расследования практически невозможно из-за «отчетности» правоохранителей, приходится рассчитывать лишь на помощь квалифицированного адвоката [4, c. 176]. Сложно добиться переквалификации обвинения и в ходе судебного разбирательства, вынесение оправдательного приговора обычно можно добиться лишь в суде апелляционной или кассационной инстанции.

А.В. Никуленко полагает, что необходимо изменить законодательство в области необходимой обороны, перечислив в норме о необходимой обороне конкретные преступные посягательства, при пресечении которых возможно причинение любого вреда посягающему. При этом А.В. Никуленко негативно оценивает декриминализацию побоев как снижающую профилактику тяжких и особо тяжких преступлений [4, c. 177].

А.В. Никуленко полагает, что следует расширить и конкретизировать условия правомерности причинения вреда, передать на рассмотрение судов присяжных все дела, так или иначе связанные с необходимой обороной, выделять работников следственных органов, специализирующихся на делах о необходимой обороне, перейти к перечневой (казуистичной) системе защищаемых благ (здоровье, личная свобода, половая свобода и половая неприкосновенность, защита от противоправного насильственного вторжения в жилище или помещение, а также случаи группового и вооруженного нападения и т. п.) [4, c. 178].

Кроме того, остро стоит проблема определения превышения пределов необходимой обороны. Данное положение дел связано с тем, что нечетко определяются пределы соразмерности правовой самозащиты личности.

В судебной практике нередко встречаются случаи, когда действия лиц, активно обороняющихся от нападения «домашнего насильника», квалифицируются как убийство или умышленное причинение вреда здоровью. В частности, Центральный районный суд города Омска признал гражданку Лаца, нанесшей удар ножом в живот напавшему на нее мужу, виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 114 УК РФ, и назначил гражданке Лаце наказание в виде ограничения свободы сроком на 6 месяцев. Суд отграничил данное деяние от состава преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ. Суд посчитал, что потерпевший не успел нанести удар гражданке Лаце (только дважды толкнул), которая не попыталась защититься иным способом, кроме «несоразмерного ситуации средства пресечения посягательства» [2].

Обратим внимание на то, что если бы в аналогичной ситуации был бы нанесен легкий вред здоровью, то квалификация преступления производилась бы не по статье 115 УК РФ и не по статье 114 УК РФ. Лицо вообще не привлекается к уголовной ответственности за причинение вреда легкой и средней степени тяжести при превышении пределов необходимой обороны.

По нашему мнению, суд не придал значение тому, что муж сам спровоцировал конфликт: находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, он угрожал жене убийством, приблизился к ней, стал толкать, а потом попытался напасть на нее, с силой замахнувшись поленом. Не в полной мере учитываются и особенности ситуации: невозможность обороняющегося убежать, тщетность попыток успокоить нападавшего и остановить нападающего, отсутствие иных действенных способов защиты и самообороны от конкретной попытки насилия, наличие ранее неоднократных фактов причинения побоев и телесных повреждений нападавшим мужем, желание и готовность посягающего лица причинить вред, реальность угрозы причинения вреда здоровью. Кроме того, сам муж помирился с супругой, признал себя полностью виновным в данном конфликте, отказался заявлять исковые требования. Фактически вышеперечисленные обстоятельства должны исключать уголовное преследование защищающегося лица: действия защищающейся жены не вышли за рамки самозащиты (самообороны). Данная ситуация исходя из принципов уголовного законодательства должна квалифицироваться как проявление необходимой обороны и как проявление самозащиты.

Таким образом, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, квалифицируется только по части 1 статьи 114 УК РФ. Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение легкого вреда здоровью посягавшего лица либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

Полагаем, что статья 37 УК РФ формально не нуждается в существенных изменениях и дополнениях. Правовое регулирование уголовного института необходимой обороны является достаточным. Главная проблема заключается не в недостатках положений уголовного законодательства о необходимой обороне, а в ее неоднозначном толковании правоприменительными органами. Практически всегда в судебной практике вопреки требованиям и духу уголовного закона предполагается превышение пределов необходимой обороны. Особенно значимыми являются ситуации, когда лицо защищает себя и свою семью от насилия, а впоследствии оно привлекается к уголовной ответственности. Избежать уголовной ответственно бывает возможно нередко только в случае, когда ситуация приобрела общественный резонанс.

Исходя из вышеизложенных проблем судебной практики, необходимо рассмотреть вопрос о дополнении статьи 37 УК РФ следующим положением: «действия лица, направленные на защиту себя и своей семьи от насилия или угрозы применения насилия либо на защиту своего имущества, не являются превышением пределов необходимой самообороны». Заметим, что данное предложение вызвано наличием проблем не в самой норме уголовного закона, а является следствием наличия существенных проблем в правоприменительной практике судов, неохотно признающих правомерность реализации права на необходимую оборону. Непризнание в Российской Федерации судебного прецедента также не позволяет исправить правоприменительные ошибки при квалификации необходимой обороны. Субъекту уголовно-правовой самозащиты в форме необходимой обороны приходится долго доказывать правомерность своих действий.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп.) // Российская газета. – 1996. – 18 июня.
  2. Приговор Центрального районного суда города Омска от 11 июля 2018 г. по делу № 1-187/2018. – Режим доступа: https://sudact.ru/regular/doc/hDbzNTraHKVF/.
  3. Карпов Н.Н., Клейн А.Ю. Необходимая оборона: проблемы квалификации и применения / Н.Н. Карпов, А.Ю. Клейн // Вестник образовательного консорциума «Среднерусский университет». - 2018. – № 12. – С. 38-40.
  4. Никуленко А.В. Уголовно-правовая политика в сфере применения нормы о необходимой обороне / А.В. Никуленко // Уголовная политика и правоприменительная практика. – СПб: Центр научно-информационных технологий «Астерион», 2019. – С. 171-180.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail