gototopgototop

Филипп II Македонский и Третья Священная война

Швецов Глеб Павлович – студент-бакалавр Института Истории Санкт-Петербургского государственного университета.

Ленчук Владислав Юрьевич – студент-бакалавр Института Истории Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: В рамках данной статьи рассматривается участие Филиппа Македонского в Третьей Священной войне. Не отступив после первых поражений, македонский царь смог одержать верх в конфликте, что дало ему возможность принимать участие в делах Греции при посредничестве Дельфийской амфиктионии, а также подчинить своему влиянию Центральную Грецию.

Ключевые слова: Третья Священная война, Филипп II Македонский, Античная Македония.

События, приведшие к началу Третьей Священной войны, начались в 356 г. до н.э., когда фиванцы вынесли на обсуждение совета амфиктионии вопрос о штрафах, которые должны были выплатить Фокида и Спарта (Diod., XVI,24,2; Just., VIII,1,4-6). Важнейшее значение в столкновении имел религиозно-политический институт, Дельфийская амфиктиония, объединявший ряд греческих общин [О Дельфийской амфиктионии: 7, P. 25-34; 8, С. 289-296]. Фокидяне, будучи не в состоянии уплатить столь большую сумму, отказались выплачивать штраф и под предводительством Филомела заняли храм Аполлона в Дельфах, начав войну против Фив (Diod.,XVI,23,1-6) [Подробнее о конфликте: 1; 10, С. 206-256]. Используя храмовые богатства, Филомел смог нанять большое число наемников, причем введя для них полуторную оплату (Diod., XVI,25,1, 27,1-2, 30,1). Фокейский союз оказался в состоянии вести затяжную войну за счет использования храмовых богатств [2, P. 228-30]. Также фокидян поддерживали Афины и Спарта, присылавшие вспомогательные отряды. (Just., VIII,1,12) Тем не менее, осенью 355 года совет амфиктионии по наущению Фив объявил Фокиде Священную войну (Diod., XVI,28,3-29,1). Впоследствии к этому противостоянию подключились все значимые политические силы Греции.

Филипп Македонский вмешался в фессалийские дела только летом 353 г. до н. э. по просьбе Алевадов, господствующего рода Лариссы, обратившихся к нему за помощью против Фер и Фокиды (Diod., XVI,35,1) [4, P. 73; О хронологии последующих событий: 5, P. 78]. Вступив в Фессалию, македонская армия соединилась с силами фессалийцев и, возможно, осадила Феры (Diod., XVI,35,1-2). Во всяком случае, поспешность действий Фаила и Ономарха указывает на то, что македонская армия либо явно угрожала городу, либо уже к тому времени могла внушить явное беспокойство одним своим появлением (Diod., XVI,35,1).

Пытаясь предотвратить вторжение македонцев, новый лидер фокидян Ономарх отправил на выручку осажденным отряд под руководством Фаила, который был разбит Филиппом на подступах к городу (Diod,, XVI,35,2; Just., VIII,1,14). Не смирившись с таким исходом, Ономарх со всем своим войском двинулся против македонской армии (Diod., XVI,35,2). При помощи притворного отступления он смог обратить македонян в бегство и победить сразу в двух сражениях (Diod., XVI,35,2; Polyaenus, II,38,2). После Филипп возвращается в Македонию, едва сохранив контроль над войском (Diod., XVI,35,2). Возможно, многие из его солдат были набраны лишь в недавно покоренных областях, либо же принадлежали к варварским народностям, а потому их лояльность македонскому царю была весьма призрачной. [9, С. 98-99]. Последствия победы Ономарха над Филиппом ощущались далеко за пределами Македонии. Афинский полководец Харес высадился во фракийском городе Сест, принадлежавшем фракийскому царю Керсобленту, союзнику Филиппа (Diod., XVI,34,3). В условиях явной угрозы со стороны Афин Керсоблент был вынужден передать другие города Херсонеса и возобновить союз (Diod., XVI,34,4). Македонская неудача имела еще одно последствие – от Филиппа отвернулся Халкидский союз, вступив в переговоры с афинянами [Подробнее: 11, С. 231].

Несмотря на все неприятности, Филипп смог навести порядок в армии и в 352 году вновь выступил в Фессалию против Фер и Фокиды. (Diod., XVI,35,3) Перед сражением, развернувшимся на Крокусовом поле, он приказал своим войскам надеть лавровые венки, «вступив в сражение под предводительством самого Бога», что внесло трепет в ряды противника (Just., VIII,2,3-4). Данный сюжет «о венках», вероятно, не стоит считать одним из домыслов, весьма свойственных Юстину. В пользу этого свидетельствует, в том числе, и явно нетерпимое отношение греков к святотатству (VIII,2,5-7). Лавровые венки, олицетворяющие связь с богом Аполлоном, как кажется, использовались Филиппом для создания явного предметного отличия между «защитниками» и «осквернителями» храма. Существует, по меньшей мере, схожий случай в греческой истории, когда венки использовались для идентификации «своих» и «чужих» – речь идет о конфликте Деметрия Полиоркета и Пирра Эпирского (Plut. Pyrrh., 11). Так или иначе, решительную роль в сражении сыграла превосходная фессалийская кавалерия, принесшая победу македонянам (Diod., XVI,35,5; Just., VIII,2,1-4). Для Фокиды же понесенное поражение стало переломным этапом существования. Потеряв в значительной мере свою военную силу и стратегическую инициативу, эта общность так и не смогла оправиться от поражения. Так, окончательное поражение становилось лишь вопросом времени [10, С. 232-234]. После убедительной победы над фокейцами Филипп захватил Феры и стал фактическим лидером Фессалийского союза, приняв должность архонта (Dem., I,13; Diod., XVI,37,3, 38,1-2; Just., VIII,2,2). Несмотря на указание Юстина (Just., VIII,2,2), что Филипп стал главой Фессалийского союза еще до битвы при Крокусовом поле, допустить подобное стечение обстоятельств вряд ли возможно. Между тем, избрание македонского царя на эту должность должно было иметь определенные причины. Стоит полагать, это произошло уже после того, как Филипп занял Феры, один из важнейших городов объединения. Кроме того, схожая участь должна была постигнуть и меньшие города, ранее поддерживающие Феры (Diod., XVI,37,3). Юстин (VIII,2,1) также указывает, что фессалийцы выбрали архонтом Филиппа в целях предотвратить вражду между Ферами и Лариссой, что вполне могло быть правдой. В любом случае, фессалийцы, скорее всего, просто не имели иного выбора, так как Филипп к тому времени и так должен был контролировать около половины всех земель федерации, если считать, что македонский царь также занял и города, поддерживающие ранее Феры [Схожее мнение: 6, P. 368]. Касательно даты произошедшего существуют определенные споры, но скорее всего Филипп возглавил Фессалию в 352 году [4, P. 73-74].

Кроме того, он получил контроль над Пагасами и некоторыми областями Фессалии, а также доход от фессалийской гавани и торговли. (Dem., I,13, 22) Учитывая новые приобретения Филиппа, вероятно, он также мог получить и пару голосов в совете амфиктионии [9, С. 103-104]. Подчинив своему влиянию Фессалию, Филипп получил возможность распространить свое влияние еще южнее – на Фокиду, что представляло большую опасность для Афин. От Южной Греции Фессалию отделяли одни лишь Фермопилы. Помимо того, что Фермопильское ущелье является местом одного из переломных моментов греческой истории, оно также являлось стратегически важным оборонным пунктом. Неудивительно, что македонский царь, не имевший союзников за Фермопилами, на этот раз предпочел отступить.

Осознавая опасность вторжения македонян, Фаилл, брат погибшего в боях с македонянами Ономарха, заручился поддержкой Спарты и Афин, приславших новые воинские контингенты (Diod., XVI,37,3, 38,2). Македонский царь, встретившись со столь серьезным сопротивлением, был вынужден вернуться в Македонию (Diod., XVI,38,2). Вместе с тем, он получал прекрасную возможность поправить свое положение во Фракии и Халкидике, пошатнувшееся после поражения от Ономарха. После возвращения Филиппа в Македонию боевых действия на долгое время приняли затяжной и весьма ограниченный характер. Тем не менее, поражение Фокиды было лишь вопросом времени. На переговорах предшествующих заключению Филократова мира 346 г. до н.э. Филипп смог отстоять свои условия: судьба Фокиды и фракийского царя Керсоблента не должны фигурировали в условиях мирного договора (Dem., XIX,44, 57, 88, 96, 174, 278; Aesch., II,86, 113). Заключив мир с Афинами, Филипп использовал свое положение, чтобы укрепиться в Центральной Греции и получить контроль над Фермопилами, воспользовавшись просьбой Фив о помощи против Фокиды, на что он имел полное право (Diod., XVI,59,1-2). Главным приобретением Македонии в этом походе стал Фермопильский проход, который не успели занять афиняне (Dem., XIX,50; Aesch., II,107, 130-132; Diod., XVI,59,2-4; Just., VII,4,12). Насколько можно судить, афинское общество в это время было занято пересудами между ораторами (Dem., XIX,121), а потому вряд ли могло реагировать на вызовы своевременно. На саму Фокиду, взятую македонскими войсками, был наложен достаточно мягкий штраф, а два голоса на совете амфиктионии, которыми обладала Фокида, были переданы Филиппу (Dem., XIX,61, Aesch., XIX,130; Diod., XVI,60,1-3; Paus., X,3,1-3; Just., VIII,6,1) Полное уничтожение Фокиды было попросту невыгодно Филиппу, и, стоит считать, он приложил достаточно сил, чтобы сохранить ее в качестве униженной и ослабленной, но все же не уничтоженной общины. Можно предположить, что судьба фокидян была всецело в руках македонского царя, контролировавшего к тому моменту более половины голосов в совете амфиктионии [7, P. 32-33]. Постепенно Филипп снижал штрафные выплаты, возложенные на Фокиду [Подробнее: 3, P. 135]. Естественно, такая политика должна была снискать популярность у фокидян, впоследствии ставшими верными союзниками македонского царя. С этого момента Филипп также пользовался и преобладающим влиянием в Дельфийской амфиктионии.

Список литературы

  1. Diodorus Siculus. Historical Library / transl. by C. H. Oldfather. Vol. I-XII. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1989.
  2. Демосфен. Речи / пер. с греч. под ред. Е.С. Голубцовой, Л.П. Мариновича, Э.Д. Фролова. Т. I-III. M.: «Наука», 1994.
  3. Исократ. Речи, Письма. Малые аттические ораторы. Речи / пер. с греч. под ред. Э.Д. Фролова. М.: «Ладомир», 2013.
  4. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Phillipicae» / пер. с лат. А.А. Деконского, М.И. Рижского под ред. М.Е. Грабарь-Пассека. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2005.
  5. Павсаний. Описание Эллады / пер. с греч. С.П. Кондратьева под. ред. Э.Д. Фролова. Т. I-II. СПб.: «Алетейя», 1996.
  6. Плутарх. Сравнительные жизнеописания / пер. с греч. под ред. С.С. Аверинцева. Т. I-II. М.: «Наука», 1994.
  7. Полиэн. Стратегемы / пер. с греч. под ред. А.К. Нефедкина. СПб.: «Евразия», 2002.
  8. Buckler J. Philip II and the Sacred War. Leiden; New York: Brill, 1989.
  9. Ehrhardt C. The Fate of the Treasures of Delphi // Phoenix. 1966. Vol. 20.3. P. 228-230.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail