УДК 34

Применимое право к международному коммерческому арбитражу по законодательству Германии

Корякин Евгений Андреевич – студент магистратуры Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Аннотация: Статья посвящена выбору применимого права к международному коммерческому арбитражу по законодательству Германии. Автор рассматривает особенности выбора места арбитража в законодательстве Германии. Автором исследованы положения международных актов, гражданского процессуального законодательства Германии в целях уяснения возможностей выбора применимого права. В рамках данной статьи третейский суд и арбитраж являются равнозначными понятиями.

Ключевые слова: применимое право, место арбитража, третейский суд, арбитраж.

Согласно преобладающему мнению, арбитражная процедура должна быть привязана к определенной правовой системе. Следовательно, к арбитражу всегда применяется национальный арбитражный закон.

Однако иногда французская юриспруденция [5], а также отдельные части доктрины придерживаются другой правовой концепции [6]. В соответствии с этим предполагается, что, по крайней мере, международное арбитражное разбирательство не обязательно должно иметь какую-либо ссылку на национальную правовую систему, а скорее может быть основывается исключительно на соглашении сторон в качестве правовой основы. Полученные в результате арбитражные решения следует классифицировать как акты международной юриспруденции и могут контролироваться только судами государств, в которых испрашивается исполнение.

Идея такого «делокализованного арбитража» в значительной степени отвергается [4]. Согласно этой теории, вряд ли можно определить компетентный суд. Тогда арбитражное разбирательство было бы полностью заблокировано и неосуществимо. Прежде всего, согласно теории «национального» арбитражного разбирательства, возможность принудительного исполнения арбитражных решений также находится под угрозой, поскольку применимые международные инструменты, прежде всего Нью-Йоркская Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений [1], требуют, чтобы арбитражное решение принималось договаривающимся государством. По этим причинам полное отделение арбитража от государственной правовой системы не допускается. В Германии и других странах, которые внедрили Типовой закон ЮНСИТРАЛ [2], теория процедуры национального арбитража в любом случае противоречит lex lata, поскольку теория места здесь стандартизирована (статья 1, пункт 2 Типового закона).

По вопросу о том, какое национальное процессуальное право применимо к конкретному арбитражу, теория места в значительной степени преобладает на международном уровне. Согласно этому, решающее значение имеет место арбитража (место арбитража). Помимо Типового закона ЮНСИТРАЛ, Нью-Йоркская конвенция также основывается на теории места (Пункт 1 статьи V, лит. a, d, e). Типовой закон следует § 1025 (1) ZPO, согласно которому немецкое арбитражное право всегда применяется, если место арбитража находится в Германии.

Место арбитража в первую очередь определяется сторонами (§ 1043 (1) ZPO). Это дает сторонам возможность косвенно определять применимое арбитражное право. В этом отношении он ведет себя аналогично соглашению о месте подсудности: здесь соглашение о конкретном государственном суде всегда сопровождается косвенным выбором соответствующего процессуального права по месту подсудности.

Поскольку § 1025 (1) ZPO является обязательным, соглашение о выборе права, которое предусматривает иностранное арбитражное право в случае места проведения арбитража в Германии, невозможно. Выбранный иностранный закон будет применяться только в качестве материальной ссылки в силу воли стороны и только постольку, поскольку он не противоречит императивным положениям Книги 10 ZPO. В случае немецкого места арбитража невозможно отклониться от них и, следовательно, также от юрисдикции немецких судов. И наоборот, возможность выбора немецкого арбитражного права для иностранного места арбитража изначально зависит от иностранного права. § 1025 (1) ZPO не исключает этого, но такое арбитражное решение, тем не менее, всегда будет рассматриваться как иностранное арбитражное решение [8].

Право, применимое к арбитражу, может быть полезно называть «процессуальным статутом». В международном масштабе также говорят о lex arbitri. Его следует отличать от «фактического статута» (lex causae), который понимается как закон, применимый к решению по делу, а также от «статута арбитражного соглашения», право, применимое к арбитражному соглашению [10]. Поскольку международное арбитражное разбирательство часто проходит в «нейтральном» состоянии, на практике также регулярно случается, что эти применимые законы не применяются:

Немецкий арбитражный закон кодифицирован в 10-й книге ZPO (§§ 1025–1066). После фундаментальной реформы в 1998 году [7] он в значительной степени основывался на типовом законе ЮНСИТРАЛ и поэтому пользуется успехом на международном уровне. При их толковании необходимо учитывать международный опыт §§ 1025–1066 ZPO: история разработки Типового закона и прецедентное право других стран, в которых применялся Типовой закон, должны быть приняты во внимание при применении §§ 1025-1066 ZPO. Даже если немецкие суды, конечно, не связаны решениями иностранных судов, тем не менее важно интерпретировать и применять совместно применяемые правила в максимально возможном международном консенсусе [3].

Однако, в отличие от Типового закона, немецкий арбитражный закон не ограничивается коммерческими арбитражными разбирательствами, но применяется ко всем видам арбитражных разбирательств (§ 1030 (1) ZPO). Законодательный орган Германии также добавил некоторые положения, которых нет в типовом законе, например, § 1057 ZPO о решении арбитражного суда о затратах. Между прочим, во время реформы 1998 года законодательная власть в основном сосредоточилась на установлении эквивалентности разрешения споров третейскими судами по сравнению с государственными судами, улучшении сотрудничества между третейскими судами и государственными судами и ускорении проведения арбитражных разбирательств. Последнее было достигнуто за счет введения первоначальной юрисдикции региональных судов высшей инстанции, что сократило количество судебных инстанций, которые все еще могут рассматривать дело после завершения арбитражного разбирательства, с трех до двух.

Особенностью немецкого регулирования является то, что положения ZPO применяются без различия к национальным и международным арбитражным разбирательствам. Однако во многих других странах, например, во Франции, Швейцарии и Сингапуре, применяются разные правовые режимы, в зависимости от того, следует ли квалифицировать арбитраж как национальный или международный. Это в основном зависит от происхождения сторон, что, однако, может привести к сложным вопросам делимитации, которых немецкий законодатель, к счастью, избежал [9].

Смысл и цель специального закона для международного арбитража обычно заключаются в предоставлении сторонам большей свободы заключения договора. чем в национальных условиях, и, таким образом, получить преимущества в международной конкуренции за наиболее привлекательное место арбитража [11]. Однако немецкое арбитражное право гарантирует автономию сторон до такой степени, что дополнительные правила международного разбирательства здесь просто не нужны.

Список литературы

  1. Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год). Статус текстов [Электронный ресурс] // URL: https://uncitral.un.org/ru/texts/arbitration/conventions/foreign_arbitral_awards/status2 (дата обращения: 09.06.2021 г.).
  2. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (принят ЮНСИТРАЛ 21 июня 1985 г.) (с изменениями, принятыми 7 июля 2006 г.) [Электронный ресурс] // URL: https://uncitral.un.org/sites/uncitral.un.org/files/media-documents/uncitral/ru/07-87000_ebook.pdf (дата обращения: 09.06.2021).
  3. Berger, Das neue deutsche Schiedsverfahrensrecht, DZWiR 1998, S. 54.
  4. Blackaby/Partasides, Redfern and Hunter on International Arbitration, 6. Aufl. 2015, Ziff. 3.73–3.90.
  5. Buchwitz, Schiedsverfahrensrecht. Springer-Lehrbuch. 2019. Springer, Berlin, Heidelberg. S. 34.
  6. Lew, Achieving the Dream: Autonomous Arbitration, 22 Arb. Int’l (2006), 179–203.
  7. Lörcher G., Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, DB 1998, 245–248.
  8. Münchener Kommentar ZPO, 5. Aufl. 2017, § 1025 Rn. 15.
  9. Schäfer J., Einführung in die internationale Schiedsgerichtsbarkeit, Jura 2004, S. 153.
  10. Schmidt-Ahrendts/Höttler, Anwendbares Recht bei Schiedsverfahren mit Sitz in Deutschland, SchiedsVZ 2011, S. 267.
  11. Wagner, Rechtsstandort Deutschland im Wettbewerb, 2017, S. 69–71.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail