gototopgototop

УДК 342.56

Институт судебного конституционного контроля в Российской Федерации и Турецкой Республике: сравнительно-правовой анализ

Клыкова Мария Андреевна – магистрант Института права Волгоградского государственного университета.

Аннотация: В настоящей статье рассматривается осуществление судебного конституционного контроля в двух странах романо-германской правовой семьи: Российской Федерации и Турецкой Республике. Приводится разница нормативного закрепления статуса и правовой природы Конституционного Суда в указанных странах, выделяются положительные стороны каждой из обозначенных систем. Анализируются полномочия и перечень причин для прекращения и приостановления полномочий судьи Конституционного Суда.

Ключевые слова: Судебная система, судебный конституционный контроль, Российская Федерация, Турецкая Республика, Конституционный Суд.

Во многих развитых странах мира в настоящее время в той или иной форме есть органы, осуществляющие судебный конституционный контроль. Во избежание путаницы, необходимо отметить, что понятия судебного конституционного контроля или конституционного судебного контроля несут в себе одинаковый смысл и не являются различными.

Профессор кафедры конституционного и муниципального права МГЮА Михаил Алексеевич Митюков определяет конституционный судебный контроль как «деятельность специально на то уполномоченных государственных органов, осуществляющих судебную власть, направленную на обеспечение верховенства конституции, предупреждение издания неконституционных нормативных актов, установления неконституционных законов, иных нормативных актов или действий, а в случае необходимости − толкование конституции и законов». [12]

В свою очередь профессор кафедры конституционного и гражданского права КАГМС (Курская академия государственной и муниципальной службы) Олег Викторович Брежнев в своем автореферате диссертации пишет, что «судебный конституционный контроль представляет собой реализуемый в системе конституционно-правовых отношений особый вид юрисдикционной деятельности, целью которого является защита важнейших социальных ценностей, облеченных в форму конституционно-правовых категорий, разрешение возможных противоречий между ними». [8] Каждое из приведенных понятий подразумевает деятельность специальных органов в сфере конституционных правоотношений, которая направлена на охрану важнейших ценностей, защищаемых конституцией.

Формирование судебной системы, а соответственно и судебного конституционного контроля в каждой стране индивидуально и имеет свою специфику. [15], [9] Тем не менее бесспорна значимость органов, осуществляющих такой контроль в разных странах. Однако необходимо исследовать и анализировать зарубежный опыт построения системы соответствующих органов и их деятельность по отправлению конституционного правосудия. В ходе чего можно выявлять недостатки в отечественном формировании процесса судебного конституционного контроля и совершенствовать его, опираясь на опыт зарубежных стран. [14]

Основываясь на сказанном, рассмотрим разницу нормативного закрепления статуса и правовой природы Конституционного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Турецкой Республики. В заключение выделим положительные стороны каждой из обозначенных систем. Е.А. Бондарева отмечает, что в нашей стране до сих пор идет поиск наиболее оптимальной модели конституционного контроля, максимально отвечающей интересам Российской Федерации. [7]

В научном сообществе зарождение и функционирование института судебного контроля в России ученые в частности связывают с последним десятилетием XX века, когда были затронуты многие сферы общественной жизни (включая правовую, политическую, социально-экономическую и другие). Конституционное судопроизводство в Российской Федерации на пути становления и развития как самостоятельного вида прошел ряд этапов, в результате чего 12 июля 1991 года был создан Конституционный Суд Российской Федерации, однако по сей день происходит совершенствование модели конституционного контроля: образование и деятельность органов, уполномоченных осуществлять данный вид контроля.

Конституцией Турции 1961 года впервые было предусмотрено создание Конституционного Суда, а в августе 1962 он был сформирован и начал свою работу. Однако Конституцией Турции 1982 года была утверждена уже измененная система конституционного контроля, которая действует по настоящее время. Затем еще через год − в 1983 был принят закон о судебной процедуре и формировании Конституционного Суда Турецкой Республики, порядок деятельности последнего был утвержден в 1986 году. [6], [16]

В первую очередь необходимо отметить, что как Российская Федерация, так и Турецкая Республика относятся к романо-германской правовой семье. Вместе с тем существует обширный ряд отличий по некоторым правовым институтам. Акцентируем внимание только на одном из таких: институте судебной системы.

В соответствии с российским законодательством Конституционный Суд РФ является судебным органом конституционного контроля. При этом, осуществление им судебной власти происходит самостоятельно и независимо путем конституционного судопроизводства. Конституционный Суд посредством осуществления конституционного правосудия при разрешении вопросов права воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств, если это входит в компетенцию других судов или других органов. [13]

На первый взгляд судебная система в России выглядит проще, чем в Турции. Так согласно статье 4 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 30.10.2018) в нашей стране она представляет собой следующую структуру: это, во-первых, федеральные суды, также конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации. Рассматривая более подробно, стоит отметить, что к федеральным судам относятся такие как: Конституционный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации. Также сюда входят кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции, верховные суды субъектов (краевые, областные и т.д.), и далее районные суды, военные и специализированные суды, которые составляют систему федеральных судов общей юрисдикции. Федеральные суды включают в себя и систему арбитражных судов (в том числе всех уровней: суды округов, апелляционные и суды субъектов РФ), а также специализированные арбитражные суды, которые составляют систему федеральных арбитражных судов.

Систему судов субъектов Российской Федерации составляют конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ. [2], [11] В Турецкой Республики устройство судебной системы представляет собой следующую модель из трех составляющих: во-первых, это уголовно-гражданские суды (так называемые "адлие махкемелери"), во-вторых, административные (или иначе "идари махкемелер") и, в-третьих, специальные суды ("хусуси махкемелер").

Согласно Конституции Турции высшее звено судебной системы включает в себя такие суды как: Суды государственной безопасности, Конституционный Суд, Высший апелляционный суд (переводят также как Кассационный суд), а также суды административной юстиции, а именно, Государственный совет, Высший военный апелляционный суд и Высший военный административный суд, и далее к высшим судам относят Высший совет судей и прокуроров, Суд по урегулированию разногласий между судами и также Высший счетный суд (ее также переводят как Счетная палата).

Высший апелляционный суд ("Яргытай") (также называемый Кассационный суд) занимает вершину системы судов. Отметим также Суды государственной безопасности, которые занимают важное место в ряду судов уголовного направления.

Административная юстиция представлена следующими уровнями. Это Государственный совет (называемый "Даныштай"), который является высшей кассационной инстанцией такой юстиции. Низшие звенья административных судов – административные советы илей и ильче ("иль ве ильче енетим куруллары") и налогово-претензионные комиссии ("верги итираз ве темйиз комисьонлары").

Специализированные суды (суды: по печати, по торгово-коммерческим спорам, военные и т.д.). Высший военный апелляционный суд – суд надзорной и последней инстанции по таким делам (пересмотр актов военных судов). Первая и последняя инстанция по разрешению дел, возникающих ввиду споров, связанных с действиями военного персонала и административными актами – Высший военный административный суд. Далее подразделяются: на военные суды ("аскери махкемелер"), военно-дисциплинарные суды ("аскери дисиплин махкемелери") и военно-административные суды ("аскери идаре махкемелери").

Учреждение и существование такого подчиненного Министерству юстиции органа как Высший совет судей и прокуроров является по своей сути правительственным образованием, что приводит к сомнениям относительно реального соблюдения такого конституционного принципа как независимость суда и прокуратуры.

Суд по урегулированию разногласий между судами ("Ууюшмазлык махкемеси") был создан для разрешения споров между различными судами, в его состав входят ряд членов Государственного совета и Высшего апелляционного суда, при необходимости также привлекаются члены Высшего военного апелляционного суда.

Высший счетный суд ("Сайыштай") (или также называемая Счетная палата). Она осуществляет контроль за доходами и расходами государственных ведомств, которые финансируются из общего бюджета.

Высшим судебным органом конституционного контроля в Турции является Конституционный Суд

Основные суды ("аслие махкемелери") составляют вторую инстанцию судебной системы Турецкой Республики. Законодательством предусмотрено их деление на основной суд по особо важным уголовным преступлениям, далее основной суд по обычным уголовным делам, а также − основной гражданско-правовой суд.

Низшее звено системы судов представлено мировым судом. Он в свою очередь тоже предусматривает деление на уголовный ("сюльх джеза") и гражданско-правовой ("сюльх хукук").

Рассматривая судебный конституционный контроль, обратимся именно к конституционному правосудию указанных стран.

Конституция Турции определяет порядок формирования, а также полномочия Конституционного Суда в статьях 146-153. Одной из наиболее ярких отличительных особенностей этого суда в Турецкой Республике является то, что в ряде конкретных ситуаций законом предусмотрено возложение на данный суд обязанностей по исполнению полномочий как суда общей юрисдикции. Так в сферу компетенции Конституционного Суда Турции может входить разрешение уголовных дел, которые в той или иной мере связаны с Президентом страны, парламентом, правительством, а также прокуратурой и судами.

Согласно статье 146 Конституции Турецкой Республики, в перечень судей Конституционного Суда входят одиннадцать основных членов состава, а также четыре заместителя (иначе говоря резервные члены). Выбор таковых производится Президентом страны из расчета, что на каждое вакантное место претендует три кандидата. Таким образом, в Турции глава государства назначает четырех членов из числа судей Высшего апелляционного суда, два из которых основные и еще два резервные. Далее из числа кандидатов Государственного совета он назначает также два основных члена, но лишь одного заместителя. Затем из составов таких судов как Высший военный апелляционный суд, Высший военный административный суд и Высший счетный суд − от каждого из перечисленных по одному основному члену в Конституционный Суд Турции. Вместе с тем еще один основной член состава назначается Президентом Республики из числа кандидатур преподавателей высших учебных заведений, которые выносятся на рассмотрение Советом по высшему образованию, однако кандидаты не должны входить в данный Совет. И оставшаяся часть состава Конституционного Суда назначается из числа высших административных должностных лиц и юристов − трое из которых, на места основных членов, а также один резервный. [5]

Кроме того, лица, назначаемые из числа преподавателей и юристов должны отвечать тем же требованиям, что предъявляются к основным членам состава, а также к заместителям (резервным членам) Конституционного Суда Турецкой Республики. К таким относятся, во-первых, возрастной ценз, который устанавливает предел в сорок лет.

Еще одно условие − это наличие высшего образования или стажа работы в качестве преподавателя вуза не менее пятнадцати лет или же стаж работы в структурах государственной службы также не менее пятнадцати лет или еще один вариант − занятие юридической деятельностью не менее пятнадцати лет. Члены Конституционного Суда Турецкой Республики не вправе занимать иные должности или выполнять другие частные функции, которые не входят в сферу их компетенции и основных обязанностей по осуществлению правосудия в Конституционном Суде. Из числа избранных одиннадцати членов состава сроком на четыре года выбираются Председатель и его заместитель, которые могут быть переизбраны на второй срок исполнения полномочий.

Отметим, что такие требования довольно интересны, трудно восприимчивы для граждан России и почти не применимы для нашей модели судебной системы. Так например, студент-юрист (гражданин РФ) после получения степени магистра, в среднем на такой момент ему должно быть 24 года, сразу устроился на государственную службу в прокуратуру, куда в настоящее время принимают граждан получивших высшее юридическое образование по направлению подготовки «Юриспруденция» квалификации «магистр» при наличии диплома бакалавра по направлению подготовки «Юриспруденция» [4] (в соответствии с пунктом 1 статьи 40.1 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации"). По достижении пятнадцатилетнего стажа (минимальная граница по турецкой модели) ему будет 39 лет. Во-первых, рассматривая эту ситуацию применительно к турецкой модели судебной системы, следует обратить внимание, что возраст уже является пограничным. Во-вторых, возникают сомнения, о достаточности опыта в области права у лиц не старше сорока лет, чтобы осуществлять свою профессиональную деятельность в высшем судебном органе страны.

Однако, такое нормативное закрепление позволяет сделать вывод о сочетании в составе Конституционного Суда Турции юристов − практических и педагогических работников, что имеет положительный эффект, так как происходит научно-теоретическое истолкование права, то есть анализируется не только конкретное содержание законодательной воли, но и ее общий смысл. Считаем, что в России применение такой модели дало бы позитивный результат: расширило бы правовые взгляды, что способствовало бы многообразию выводов, предложений, проектов решений и рекомендаций.

Состав Конституционного Суда России в настоящее время представляет собой девятнадцать судей. Они по представлению Президента РФ утверждаются на должность Советом Федерации. Законом предусмотрен ряд требований к кандидатам претендующим на должность судьи Конституционного Суда РФ. Согласно статье 8 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) судьей Конституционного Суда России может быть назначен гражданин Российской Федерации, которому на момент назначения должно быть не меньше сорока лет, также у него должна быть безупречная репутация, высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности от пятнадцати лет и больше, кроме того, такое лицо должно обладать высокой квалификацией в области права. [3]

Следовательно мы видим, что в обоих государствах одним из главных условий утверждения на должность судьи Конституционного Суда является наличие у кандидата стажа работы по юридической специальности не меньше пятнадцати лет, что считаем оправданным. Однако совершенно противоположны положения относительно возрастного ценза для судей Конституционного Суда, если в Турции кандидат должен быть не старше сорока лет, то в России обязательным требованием является возраст не менее сорока лет.

Кроме того, отметим, что судьи из состава Конституционного Суда Турецкой Республики выходят в отставку по достижении возраста шестидесяти пяти лет, в то время как в России возраст выхода в отставку судей Конституционного Суда предусмотрен по достижении семидесяти лет.

Конституцией Турции предусмотрено автоматическое прекращение членства в Конституционном Суде Республики только если осуществлено осуждение лица, которое является судьей данного Суда, за совершение преступлений, предусматривающих его отрешение от занимаемой должности. А в случае установления невозможности исполнения судьей своих полномочий по состоянию здоровья, то его членство прекращается по решению абсолютного большинства от общего числа членов Конституционного Суда Турции.

Перечень причин для прекращения и приостановления полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации намного обширнее. Например, основанием к такому может послужить нарушение порядка назначения этого судьи на должность в Конституционный Суд РФ. Другое основание − это вступивший в законную силу обвинительный приговор в отношении судьи Конституционного Суда России. Еще одним основанием является совершение судьей проступка, порочащего честь и достоинство судьи. Кроме того, такие основания как, утрата судьей гражданства Российской Федерации и его неучастие в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение от голосования более двух раз подряд без уважительных причин тоже ведет к прекращению им своих полномочий, наряду с перечисленными также ряд иных причин, закрепленных в ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018). [3]

Полномочия Конституционного Суда Турецкой Республики существенно отличаются от полномочий Конституционного Суда Российской Федерации. Так статьей 148 Конституции Турции закреплена сфера деятельности и обозначены рамки компетенции Конституционного Суда. В соответствии с Основным законом Республики указанный Суд осуществляет контроль на соответствие Конституции следующих нормативно-правовых актов: законов, также постановлений, которые имеют силу закона, и Регламента Великого Национального Собрания Турции. На соответствие Конституции Республики по форме проверяются в том числе и конституционные поправки. Также предусмотрено положение, которое закрепляет, что если в период чрезвычайного или военного положения, или же во время войны принимаются постановления, имеющие силу закона, то Основным законом запрещается их обжалование в Конституционный Суд относительно несоответствия Конституции Турецкой Республики. По распоряжению Президента Турции или одной пятой членов Великого Национального Собрания может быть осуществлена проверка законов по форме. Однако при ее проведении Конституционный Суд Республики ограничивается лишь рассмотрением факта о получении необходимого большинства при заключительном голосовании. Ограничения по проверке конституционных поправок заключаются лишь в рассмотрении факта получения необходимого большинства при предложении и голосовании, а также выполнении запрета на рассмотрение вопросов в срочном порядке. [5]

Конституцией Турции предусмотрен срок в десять дней с момента опубликования закона, после чего не могут подаваться и приниматься, вследствие несоответствия Основному закону Республики по форме, заявления об аннулировании закона, а также не может быть выдвинуто никаких возражений. Разрешение дел Конституционным Судом Турецкой Республики в качестве Верховного суда осуществляется в пределах компетенции, закрепленной в Конституции. Так Конституционным Судом рассматриваются категории уголовных дел о преступлениях, которые непосредственно связаны с исполнением своих обязанностей высшими должностными лицами и государственными органами страны, включая Президента Турции, Совет министров, все суды высшего звена, в их числе члены Конституционного Суда, Высшего апелляционного суда, Государственного совета, Высшего военного апелляционного суда и Высшего военного административного суда, Высшего счетного суда, а также членов Высшего совета судей и прокуроров Решения по таким делам являются окончательными. Конституционный Суд исполняет и ряд иных функций, которые возлагаются на него Основным законом. [5] Анализируя изложенное, мы видим размытость объектов конституционного контроля. Необходимо обратить внимание на положения об ограничении сроков для обращения в Конституционный Суд Турецкой Республики и на то, что происходит смешение подсудности дел органов конституционной и общей юрисдикции, так как на Конституционный Суд возлагаются функции суда общей юрисдикции, и он рассматривает ряд категорий дел в качестве Верховного Суда. В России разрешением таких дел занимается Верховный Суд РФ, а Конституционный Суд может давать только заключения по указанным вопросам.

Согласно статье 3 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) в сферу деятельности Конституционного Суда РФ входят, например, следующие полномочия: во-первых, это разрешение дел о соответствии Конституции РФ таких нормативно-правовых актов как федеральные законы, нормативные акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, а также конституций республик, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов РФ, договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, а также не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации; во-вторых, разрешение споров о компетенции (например, между федеральными органами государственной власти); в-третьих, проводит проверку конституционности закона, примененного в конкретном деле, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан; вместе с тем, Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ, и предоставляет заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении другого тяжкого преступления, а также выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения. Законом установлено обязательное исполнение на всей территории страны решений Конституционного Суда России. [3], [10]

Некоторый интерес представляет норма, закрепленная в Конституции Турции о разрешении дел об аннулировании акта. Статьями 150-151 Основного закона Турции предусмотрено право обращения в Конституционный Суд Республики с заявлением об аннулировании закона или постановления, которое имеет силу закона, или Регламента Великого Национального Собрания Турции как несоответствующих Конституции Республики по форме. При этом, заявления могут содержать требования как о полном аннулировании указанных актов, так и об их отдельных статей или положений. Правом на такое обращение обладают Президент Турции, парламентские группы правящей и оппозиционной партий и не менее одной пятой членов Великого Национального Собрания Турции. Срок подачи такого заявления в Конституционный Суд Турции составляет шестьдесят дней после опубликования в официальном источнике закона или постановления, имеющего силу закона, или Регламента Национального Собрания. Основным законом Республики в статье 152 закреплено положение о необходимости отложения судебного заседания тем или иным судом, который при рассмотрении дела выясняет, что применяемый закон не соответствует Конституции Турции или, если одной из сторон подан иск о неконституционности, и суд сочтет его обоснованным, то рассмотрение дела должно быть отложено до тех пор, пока Конституционный Суд Республики не разрешит данный вопрос. Если же судом не усматривается обоснованность искового заявления о неконституционности, то принимается основное решение по делу, а также окончательное решение соответствующей кассационной инстанции. С момента получения дела в течение пяти месяцев Конституционный Суд делает публичное заявление и принимает решение по данному делу. В случае, если за обозначенный период судом не принимается никакого решения, то в соответствии с существующими юридическими нормами разбирательство завершается. Так, если по существу дела решение окончательно, суд должен его исполнить. В течение следующих десяти лет после публикации такого решения Конституционного Суда Турции в официальном источнике не представляется возможным подача заявления о несоответствии Конституции по существу того же самого закона. Без письменного указания причин невозможно обнародование подобных решений об аннулировании какого-либо акта, это также является еще одной отличительной особенностью от российской системы правосудия. Также Судом может устанавливаться дата вступления в силу такого решения. [5]

Обратим внимание, что еще одним из отличий системы органов судебного конституционного контроля является то, что в Турции нет других органов, в компетенцию которых входили бы подобные полномочия. В Российской Федерации также действуют конституционные (также называемые уставными) суды субъектов РФ, они являются региональными органами конституционного правосудия. Эти суды существуют отдельно от Конституционного Суда России и действуют как автономные судебные инстанции, не имеющие над собой вышестоящих судов, они не составляют какой-либо иерархической структуры и сами не являются ни апелляционной, ни надзорной инстанциями для других судов. Такие суды созданы не во всех субъектах РФ, поэтому предусмотрена передача разрешения споров внутри субъекта федеральному Конституционному Суду, так как отсутствует иная возможность рассмотрения внутри субъекта конституционно-правовых споров.

Для Турции полезен такой опыт Российской Федерации, обозначим некоторые из преимуществ. Так, согласно статье 27 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 30.10.2018) конституционные суды субъектов могут быть сформированы для разрешения дел по вопросам соответствия конституции субъекта РФ законов субъекта, нормативно-правовых актов органов государственной власти субъекта и органов местного самоуправления субъектов, и кроме того также для толкования конституции (устава) субъекта РФ. [2], [17]

А России в свою очередь необходимо совершенствовать деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. В частности можно расширить их сферу деятельности. Так, например, можно предоставить им полномочия по осуществлению предварительного конституционного контроля за региональным законодательством: законами о поправках в конституцию (устав) субъекта и законами, выносящимися на референдум.

Таким образом, из вышеизложенного делаем следующий вывод: создание специальных органов, в компетенцию которых входят полномочия по осуществлению судебного конституционного контроля, в каждой стране индивидуально и имеет свою специфику. Анализ зарубежного опыта создания и функционирования таких органов позволяет выявлять недостатки в отечественном формировании процесса судебного конституционного контроля и совершенствовать его.

Российская Федерация и Турецкая Республика относятся к романо-германской правовой семье. Однако существует обширный ряд отличий в формировании и деятельности органов судебного конституционного контроля. Рассматривая Конституционные Суды этих стран мы выявили ряд особенностей.

Итак, мы видим, что обе страны ставят одним из условий для утверждения на такую должность наличие стажа работы по юридической профессии, который должен составлять не менее пятнадцати лет, что считаем оправданным. Однако совершенно противоположны положения относительно возрастного ценза для судей Конституционного Суда, если в Турции кандидат должен быть не старше сорока лет, то в России обязательным требованием является возраст не менее сорока лет.

Нормативно закреплено сочетание в составе Конституционного Суда Турции юристов − практических и педагогических работников, что имеет положительный эффект, так как происходит научно-теоретическое истолкование права, то есть анализируется не только конкретное содержание законодательной воли, но и ее общий смысл. Считаем, что в России применение такой модели дало бы позитивный результат: расширило бы правовые взгляды, что способствовало бы многообразию выводов, предложений, проектов решений и рекомендаций.

Перечень причин для прекращения и приостановления полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации намного обширнее, чем таковой у судей Конституционного Суда Турецкой Республики.

Вместе с тем, члены состава Конституционного Суда Турции выходят в отставку по достижении возраста шестидесяти пяти лет, тогда как в Российской Федерации − по достижении семидесяти лет.

Одной из наиболее ярких особенностей Конституционного Суда в Турецкой Республике является то, что существует перечень конкретных ситуаций, при которых на данный Суд возлагается осуществление полномочий суда общей юрисдикции. Так Конституционный Суд Турции рассматривает уголовные дела, связанные с исполнением своих обязанностей Президентом страны, ее парламентом, правительством, а также органами прокуратуры и судами.

Для Турции полезен опыт Российской Федерации в отношении формирования конституционных (уставных) судов субъектов, которые создаются ввиду рассмотрения вопросов соответствия конституции субъекта, нормативно-правовых актов органов государственной власти субъекта и органов местного самоуправления субъектов, и помимо этого также для толкования конституции (устава) субъекта.

А России в свою очередь необходимо совершенствовать деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. В частности можно расширить сферу их полномочий, предоставив возможность осуществления предварительного конституционного контроля за законами региона, которые выносятся на референдум и кроме того, за законами о поправках в конституцию (устав) субъекта.

Итак, мы выделили положительные стороны каждой из обозначенных систем. Однако по настоящее время идет поиск оптимальной модели конституционного контроля, которая максимально отвечала бы интересам каждой из обозначенных стран.

Список литературы

  1. "Конституция Российской Федерации" (принятая всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения:05.2020).
  2. Федеральный конституционный закон от 31.121996 № 1-ФКЗ (ред. от 30.10.2018) "О судебной системе Российской Федерации" // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_12834/ (дата обращения:05.2020).
  3. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) "О Конституционном Суде Российской Федерации" // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_4172/ (дата обращения: 01.05.2020).
  4. Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" от 17.01.1992 N 2202-1 (последняя редакция) // СПС «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_262/ (дата обращения: 01.05.2020).
  5. Конституции государств (стран) мира: Библиотека Конституций Пашкова Романа. Конституция Турецкой Республики. [Электронный ресурс] - URL: https://worldconstitutions.ru/?p=84 (дата обращения: 01.05.2020).
  6. Аватков, В. А. Турецкая Республика. Внутренняя политика от 2002 к 2018: монография // В.А. Аватков. – Москва: Издательство Юрайт, 2019. – 203 с.
  7. Бондарева, Е. А. Предварительный конституционный контроль в системе гарантий конституционализма в России и за рубежом // Конституционализм и государствоведение. 2014. № 6. − С. 7-20.
  8. Брежнев, О. В. Судебный конституционный контроль в России: проблемы методологии, теории и практики: Автореф. дис. ... доктора юрид. наук / О.В. Брежнев. – Москва, 2006. – 41 с.
  9. Вилялкина, А. И. Судебный конституционный контроль в Российской Федерации // Научный аспект. Самара. 2017. № 3-1. − С. 39-47.
  10. Калиновский, К. Б. Глава 12. Конституционный Суд Российской Федерации // Суд и правоохранительные органы Российской Федерации. В 2 томах. Учебник для академического бакалавриата / Под общ. ред. В. В. Ершова. – 3-е изд., перераб. и доп. – Москва : Издательство Юрайт, 2016. – 686 с.
  11. Метод правового регулирования [Текст] : вопросы теории и конституционного права / Р. В. Прудентов. − Москва : Статут, 2019. − 190 с.
  12. Митюков, М. А. Конституционный судебный процесс: учебник для бакалавриата // Отв. ред. М.А. Митюков, В.В. Комарова.− Москва: Норма: ИНФРА-М, 2017. − 352 с.
  13. Романовская, Л. Р. Конституционный Суд РФ как главный субъект толкования Конституции // Вестник Нижегородского университета им. Лобачевского. − 2018. − № 2. − С. 166-171.
  14. Сафонов, В. Е. Конституционное право зарубежных стран: Общая часть: учебник для академического бакалавриата / В. Е. Сафонов, Е. В. Миряшева. − Москва: Издательство Юрайт, 2016. − 351 с.
  15. Суд и государство / Под ред. Л.В. Головко, Б. Матьё. – Москва: Статут, 2018. – 270 с.
  16. Турецкая Республика: Справочник / Отв. ред. Н.Ю. Ульченко, Е.И. Уразова. − Москва, 2000. − 344 с.
  17. Шгаепова, Р. Н. Судебный конституционный контроль в субъектах Российской Федерации: опыт и перспективы // Социально-экономические исследования, гуманитарные науки и юриспруденция: теория и практика. − 2016. − № 8. – С. 145-150.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail