gototopgototop

УДК 34

Преступность несовершеннолетних и борьба с ней в России и зарубежных странах

Прокудина Алевтина Денисовна – студент магистратуры Юридического института Северо-Кавказского федерального университета.

Аннотация: Статья рассматривает проблемные аспекты борьбы с несовершеннолетней преступностью и отличительные черты уголовного законодательства разных стран её осуществляющих. Проводится сравнение видов преступности несовершеннолетних, доминирующих в России и других странах, предложены меры, которые могут способствовать положительной динамике в предупреждении преступности несовершеннолетних.

Ключевые слова: Преступность несовершеннолетних, уголовное законодательство, предопределение преступности, преступные посягательства, уголовное право.

Актуальной проблемой современного российского общества является преступность несовершеннолетних. Одним из главных путей борьбы с преступностью в целом и рассматриваемым её видом в частности является профилактика и предупреждение. И в данном случае, перевоспитание и упреждение противоправного поведения подростков невозможно без знания об их личностных особенностях и факторах, влиянию, которых они подвержены. Многочисленные психологические и криминологические исследования приходят к выводу о том, что именно личность преступника является «зеркалом» всех социальных процессов. А это значит, что, исследуя личность, можно понять, что заставляет человека совершать преступления и воздействовав на эту причину, пресечь распространение того или иного вида преступности.

Криминологи сходятся во мнении о том, что искоренить преступность невозможно, но это не исключает того, что, воздействуя на отдельные её категории, можно значительно снизить общие количественные показатели. Связано это с тем, что именно в детстве и подростковом возрасте человек формирует своё видение мира, а так же социальные и психологические привычки, которые сохраняются с ним на протяжении жизни. По этому признаку можно отследить и корреляцию между уровнем воспитания, социальным положением и конкретным видом преступности. Так, чем выше образованность и культура поведения человека, тем «интеллектуальней» и не насильственней будут его преступления. И наоборот, если уже в раннем возрасте ему пришлось столкнуться с насилием, бедностью и невозможностью получить образование, тем больше вероятность того, что агрессия и недоверие войдут у такого человека в привычку, определяя насильственный путь совершения преступлений.

Важно отметить, что, как преступность несовершеннолетних на территории России, так и аналогичная её категория на территории зарубежных стран на сегодняшний день очень похожи. Связано это с тем, что у людей есть доступ к сети Интернет в подавляющем большинстве государств. У России, Китая, США, Южной Кореи и многих других развитых стран есть внутренние (иногда, национальные) социальные сети, в которых люди могут объединяться в сообщества по интересам и общаться с единомышленниками. Естественно, подавляющее число подобных сообществ не носит криминального характера, однако не являются редкостью группы людей, которые делятся преступным опытом или ищут единомышленников для совершения преступлений. Всё это напрямую негативно влияет на потенциальное формирование у детей и подростков криминальных наклонностей, поскольку именно эта категория населения в абсолютном числе государств является превалирующими пользователями социальных сетей.

Но, несмотря на это, национальная специфика в каждом государстве, конечно, имеет место быть. Так, в Японии две трети посягательств в структуре преступности несовершеннолетних занимают кражи, причем за последнее десятилетие наблюдается стабильный рост удельного веса этих преступлений. Второе место занимают посягательства, которые направлены на присвоение чужого имущества. Это, как правило, оставленные без присмотра велосипеды и мопеды. Этот вид преступлений занимает приблизительно пятую часть всех посягательств, но, по сравнению с кражами, прослеживается стабильное снижение удельного веса таких преступлений из года в год. Значимость посягательств, связанных с причинением ущерба, находится на третьем месте, далее, в порядке убывания расположились грабежи, нападения и вымогательства, на последнем месте находятся тяжкие преступления, такие как убийства и изнасилования, которые составляют 0,14% в удельном весе преступности несовершеннолетних.[1, с. 91] Сравнивая с аналогичными показателями в России можно заметить, что японские подростки менее склонны к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. По нашему мнению, это связано не только с воспитанием, уровню которого в Японии уделяют особое внимание, но и с тем, как в данном случае функционирует государственная система. Полагаем, что мягкость назначения наказания несовершеннолетним и направленность государственной политики, в первую очередь, на предупреждение преступности, сыграли не последнюю роль в формировании такой статистики.

Еще один важный вопрос, связанный с преступностью несовершеннолетних – это жестокое обращение и плохие условия жизни подростка, которые могут привести к отрицательным последствиям. Связанная с этим сложная ситуация складывается не только в России. Так, по данным Обследования преступности в Англии и Уэльсе (CSEW), каждый пятый взрослый в возрасте от 18 до 74 лет сталкивался как минимум с одной из форм жестокого обращения с детьми, будь то эмоциональное насилие, физическое насилие, сексуальное насилие или свидетельство домашнего насилия или насилия, до достижения возраста 16 лет (8,5 млн человек). Алекса Брэдли, сотрудник центра преступности и правосудия Управления национальной статистики Англии отмечает, что «измерить степень и характер жестокого обращения с детьми сложно, потому что оно обычно скрыто от глаз и проявляется во многих формах. Сбор данных из разных источников помогает нам лучше понять природу жестокого обращения с детьми и потенциальный спрос на вспомогательные услуги ».[2] Латентность подобной жестокости вполне объяснима: дети, которые выросли в неблагополучных условиях, воспринимают такие условия как нормальные. Перенимая негативные «методы воспитания», они так же, скорее всего, будут применять их к своим детям.

Что касается аналогичных показателей преступности несовершеннолетних, Зигмунт Ольга Александровна – сотрудник университета Фехта (Германия) – отмечает в своем исследовании, что у российских и немецких подростков преобладают преступления небольшой тяжести. Чаще всего встречаются: повреждение чужого имущества, кража из магазина и нанесение телесных повреждений без оружия. Меньший удельный вес среди данной категории населения имеют кражи из автомобиля, нанесение телесных повреждений с применением оружия, разбойные нападения и вымогательства. Тем не менее, имею место статистически значимые различия в структуре преступности несовершеннолетними в разных странах. Распространённость преступности в целом (с учётом всех 13 видов преступлений) находилась в России на уровне 30,1%, что значимо ниже, чем в Западной и Восточной Германии (соответственно 37.2 % и 36.2 %)3. При этом больше несовершеннолетних в России, чем в Германии, разрисовывают стены и повреждают общественную собственность. По всем остальным видам преступлений российские несовершеннолетние не отличаются от своих соотечественников в Германии, либо их криминальная активность ниже. [3, с. 176]

Что касается уголовной ответственности, исполнения наказаний и, в общем и целом, понятий преступности несовершеннолетних, то различий между этими государственными институтами в разных странах гораздо больше. Законодательство Китая достаточно жестко реагирует на любого рода нарушения правовых предписаний. Даже незначительные правонарушения караются строго и незамедлительно. В Китайской Народнйо реступлике особенно развит институт уголовной ответственности. В котором, в свою очередь, одно из центральных мест ханимает смертная казнь. В Китае широко известна древняя стратагема: «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею», согласно которой наказание, пусть и жестокое, одного лица, выступает в качестве «битья по траве», в результате многочисленные преступные элементы — «вспугнутые змеи» в испуге отвращаются от преступления.[4, с. 49] Можно также отметить подобный «метод устрашения» на определенном этапе развития Советского союза. Большинство же демократических государств Европы, а так же Россия и США стараются развиваться по пути ненасильственного предупреждения, такого, какой свойственен сегодня Японии.

Актуальным для развитых стран является совершенствование форм социального контроля над действиями правоохранительных органов как гарантов соблюдения общечеловеческих прав и свобод. В этой связи стоит предположить, что наше государство также должно использовать положительный зарубежный опыт борьбы с преступностью в части организации и координации предупредительной деятельности между различными субъектами профилактики (МВД, ФСБ, Росгвардия, местными органами власти) и гражданским обществом, а также обеспечением современными техническими средствами и оборудованием, необходимых для эффективного раскрытия, расследования преступлений, производства необходимых исследований и экспертиз (например, ДНК), фиксации следов преступления (3-D сканеры), повсеместное внедрения электронных систем «Безопасный город» и так далее. [5, с. 119]

Список литературы

  1. Маслова О.С. Преступность несовершеннолетних в России и зарубежных странах //Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова, г. Абакан. 2018. С. 91-93.
  2. Office for National Statistics: URL: https://www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/crimeandjustice/bulletins/childabuseinenglandandwales/march2020 - (дата обращения: 19.05.2020).
  3. Зигмунт О.А. Преступность несовершеннолетних в России и Германии: роль современной семьи//Вестник Московского государственного областного университета. 2018. № 4. С. 173-181.
  4. Трощинский П.В. Борьба с преступностью в Китае: нормативно-правовой аспект// Журнал российского права. 2015. № 8. С. 47-57.
  5. Гордеев А.Ю. К вопросу о положительном опыте предупреждения преступлений в зарубежных странах // Вопросы российского и международного права. 2017. Том 7. № 11A. С. 115-121.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail