gototopgototop

УДК 349

Актуальные медико-правовые проблемы использования телемедицинских технологий

Аксенова-Сорохтей Юлия Николаевна – кандидат юридических наук, доцент кафедры Предпринимательского права Юридического института Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта.

Ершов Иван Александрович – магистр Юридического института Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта.

Аннотация: Телемедицинские консультации являются востребованной услугой в системе электронного здравоохранения и актуальной задачей для всех регионов страны. Применение телемедицинских технологий требует от участников процесса определенного опыта, знаний и навыков в оформлении медицинских документов, формулировке заключений, в использовании безопасного программного обеспечения. В статье рассматриваются отдельные аспекты правового регулирования телемедицины в системе здравоохранения Российской Федерации. Представлены актуальные проблемы, возникающие в процессе оказания медицинской помощи с использованием телемедицинских технологий.

Ключевые слова: Телемедицина, телемедицинские технологии, медицинское право, медицинская помощь, врач, пациент, специалист, фармакотерапия, диагноз.

В соответствии с Конституцией РФ, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, которая оказывается гражданам в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Помимо этого, рассматривая институт телемедицины, стоит также упомянуть о конституционном праве на жизнь, право на неприкосновенность частной жизни (личную тайну) и запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия [1]. В связи с этим, телемедицина должна стать одним из эффективных элементов системы здравоохранения, обеспечивающим доступность и качество оказания медицинской помощи пациентам.

Всемирная организация здравоохранения (далее – ВОЗ) определила, что телемедицина – это «предоставление услуг здравоохранения в условиях, когда расстояние является критическим фактором, работниками здравоохранения, использующими информационно - коммуникационные технологии для обмена необходимой информацией в целях диагностики, лечения и профилактики заболеваний и травм, проведения исследований и оценок, а также для непрерывного образования медицинских работников в интересах улучшения здоровья населения и развития местных сообществ» [2]. В отличие от ВОЗ, российский законодатель не ввел термин «телемедицина», а ввел понятие «телемедицинские технологии», под которыми понимаются информационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой, с пациентами и (или) их законными представителями, идентификацию и аутентификацию указанных лиц, документирование совершаемых ими действий при проведении консилиумов, консультаций, дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента [3].

Порядок оказания медицинской помощи с использованием телемедицинских технологий определен Приказом Минздрава России от 30.11.2017 N 965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий» [4] (далее – Порядок).

Указанный нормативно – правовой акт устанавливает правила применения телемедицинских технологий (далее – ТМТ) при организации и оказании медицинской помощи и предусматривает дистанционное наблюдение и консультирование пациентов. Однако существует ряд вопросов, которые не разрешены по сегодняшний день.

Верификацию клинического диагноза пациента осуществляет лечащий врач на основе жалоб пациента, физикальных, лабораторных исследований, интерпретацией диагностического изображения. Однако, необходимо отметить, что от постановки вопросов лечащим врачом, формулируемых перед необходимыми узкими специалистами, зависит не только правильность верификации диагноза, но и здоровье пациента.

Нередко лечащий врач формулирует вопросы к узкому специалисту общими фразами, что, как следствие, приводит к столь же общим ответам. Например, при необходимости проведения рентгенографии грудной клетки, лечащий врач обязан поставить задачу перед рентгенологом, с учетом первичного осмотра пациента, исследовать то или иное анатомическое образование с входящим в него органом. 

При направлении специалисту всей истории болезни пациента лечащий врач, не определяя цели направления данного медицинского документа, зачастую способствует дополнительным этапам консультации (повторному обсуждению), удлинению сроков получения окончательного заключения, что, как следствие, может привести к нарушению сроков оказания медицинской помощи.

Также необходимо обратить внимание на особенности фармакотерапии в рамках ТМТ. При проведении первичной консультации пациента с учетом его жалоб и симптоматики заболевания врач назначает лекарственную терапию, направленную на снятие болевого синдрома, необходимые исследования в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, верифицирует первичный диагноз. После получении всех исследований в отношении пациента возможна корректировка фармакотерапии с учетом индивидуальных особенностей организма пациента, избегая полипрагмазии.

Применение лекарственной терапии пациентом не освобождает лечащего врача от динамического наблюдения за состоянием здоровья пациента. При возникновении нежелательной реакции, индивидуальной непереносимости лекарственных средств у пациента врач обязан не только внести изменения в фармакотерапию, но и сообщить об этом руководству медицинской организации с последующим оповещением территориального органа Росздравнадзора в установленный срок. Необходимо отметить, что невыполнение медицинскими организациями требований по фармаконадзору влечет за собой наступление административной ответственности юридических и должностных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, включая статью 19.7.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [5].

В процессе оказания услуг с использованием ТМТ актуальным является вопрос о защите персональных данных пациентов, соблюдении врачебной тайны. Если рассматривать сам процесс передачи информации от врача к пациенту, то и в данном случае возможен несанкционированный доступ к этим данным как на уровне медорганизации, оператора (провайдера), так и на уровне самого пациента.

Несмотря на то, что предпринимаются усилия по обеспечению безопасности при передаче данных, в том числе шифрование, многие из них имеют серьезные недостатки, а вредоносные программы представляют все большую угрозу для ТМТ.

На наш взгляд, в информированном - добровольном согласии на медицинское вмешательство необходимо вносить предупреждение о том, что при использовании ТМТ возможна потенциальная угроза безопасности и риск несанкционированного доступа к информации, составляющей врачебную тайну, без вины медицинского персонала (организации).

В связи с наличием большого количества проблемных вопросов, связанных с оказанием медицинской помощи в рамках ТМТ, правовое регулирование телемедицины нуждается в усовершенствовании. Необходимо на законодательном уровне конкретизировать ответственность медработников при осуществлении профессиональных обязанностей в рамках ТМТ. Внедрение ТМТ следует осуществлять постепенно, поскольку эффективность зависит от умения индивидуально оценивать целесообразность их применения в медорганизации, причем с учетом не только взаимоотношений врач – оператор – пациент, но и технической возможности в каждом конкретном регионе.

Cписок литературы

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Телемедицина. Возможности и развитие в государствах-членах. // Доклад о результатах второго глобального обследования в области электронного здравоохранения. Серия «Глобальная обсерватория по электронному здравоохранению». Т.2. 2012. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/ (дата обращения 05.04.2020).
  3. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (в ред. от 01.04.2020)// Российская газета. № 263. 23 ноября 2011.
  4. Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий: приказ Минздрава России от 30.11.2017 N 965н // Официальный интернет-портал правовой информации URL: http://www.pravo.gov.ru. 01.2018.
  5. Об организации работы фармаконадзора в медицинских организациях: письмо Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения от 31 января 2020 г. N 02И-208/20 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail