gototopgototop

УДК 347

Некоторые проблемы правового регулирования охраны изображения гражданина

Икоев Алан Русланович – студент магистратуры кафедры Гражданского права и процесса Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова.

Аннотация: Статья посвящена наиболее важным проблемам, которые препятствуют реализации гражданином права на неприкосновенность личного изображения. Анализируются понятия: «изображение», «публичные мероприятия», «места, открытые для свободного посещения», «основной объект использования». Предлагаются меры по совершенствованию гражданского и гражданского процессуального законодательства.

Ключевые слова: Изображение, публичные мероприятия, места, открытые для свободного посещения, основной объект использования, судебная практика.

Право на охрану изображение гражданина является одним из важнейших личных неимущественных прав, которое в силу своей специфики имеет немало правоприменительных недостатков. Предлагаем рассмотреть наиболее актуальные из них и попытаться найти пути их решения.

Для этого, для начала, необходимо обратиться к истории возникновения права на изображение гражданина, которое является одним из немногих личных неимущественных прав, закрепленных еще в дореформенном гражданском законодательстве, в статье 514 ГК РСФСР [1]. Содержание данной статьи сводилось к тому, что опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено другое лицо, допускалось лишь с согласия изображенного, а после его смерти - с согласия его детей и пережившего супруга.

В 2006 году нормы Гражданского кодекса претерпели изменения, и была закреплена новая статья 152.1 «Охрана изображения гражданина» [2]. Её суть заключалась в усовершенствовании статьи 514 ГК РСФСР.

Сравнивая указанные выше нормы, нужно указать на факт изменения в составе объектов в новой статье 152.1, которые прямо фиксируют само изображение. Также изменения коснулись и круга лиц, согласие которых необходимо для использования изображения гражданина после смерти. Теперь при отсутствии детей и пережившего супруга согласие должны испрашивать у родителей умершего. Законодатель увеличил количество случаев, когда согласие гражданина не требуется. Так, в статье 514 ГК РСФСР предусматривалось два случая: «если это делается в государственных или общественных интересах, либо изображенное лицо позировало автору за плату». В настоящий момент, к данным случаям прибавился еще один: если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Еще одним немаловажным аспектом, требующим детального изучения для раскрытия конкретных нюансов, представляющих важное значение для изучения правоприменительных недостатков, является вопрос о том, что есть изображение. По результатам рассмотрения юридической литературы было выявлено несколько вариаций по данному вопросу. В словаре русского языка С.И. Ожегова фигурирует следующее определение: «зрительное воспроизведение физического лица, которое обладает неповторимыми индивидуальными характеристиками» [3]. Данное определение, безусловно, является верным, но раскрывает термин «изображение» недостаточно широко. Зрительное воспроизведение может проявиться посредством рисования, однако, на сегодняшний день преобладающим способом «создания» изображения являются фотосъемка или видеосъемка.

Наиболее точной представляется точка зрения М.Н. Малеиной, исходя из которой, изображение представляет собой индивидуальный облик человека, который может быть запечатлен в какой – либо объективной форме (картина, видеозапись, фотография и т.д.) [4]. При этом индивидуальный облик можно охарактеризовать, как систему признаков, которые составляют образ человека [5], а «компонентами» облика являются свойства, приобретённые человеком с рождения, либо в процессе жизнедеятельности: цвет кожи, рост, волосы, осанка и др.

Далее приступим к непосредственному изучению проблематики. В статье 152.1 ГК РФ [6] сказано, что «обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина».

Особое значение при исследовании данного субъективного права имеет судебная практика, ведь правоотношения данного рода не регулируются законодательством в достаточной мере.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 №25 [7] раскрыто содержание терминов «обнародование», «использование изображения», а также «согласие на обнародование и использование изображения» гражданина.

Важность Постановления Верховного суда также заключается в том, что оно дало разъяснение касательно публикации гражданином своего изображения. Ранее в случае публикации, например в соцсетях, данные действия расценивались как согласие на использование изображения третьими лицами. Теперь, в Постановлении заключена четко сформированная позиция: «обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в сети «Интернет», и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица».

Однако, указанная выше позиция не всегда может обезопасить изображение гражданина. Дело в том, что при даче согласия на пользовательское соглашение лицо может автоматически давать согласие и на использование своих изображений. Так, многие сайты содержат в своих соглашениях информацию о судьбе изображения пользователя. Например, в политике конфиденциальности Instagram (известного по всему миру приложения для обмена фотографиями и видеозаписями с элементами социальной сети) сказано, что, если пользователь открыл доступ к своей публикации, то она становится общедоступной в соответствии с настройками [8]. То есть, как только человек делает публикацию своей фотографии, другие лица автоматически могут ее распространять. Естественно, если данная публикация является общедоступной.

Одним из обстоятельств, в соответствии с которым согласие гражданина на публикацию не требуется, является случай, когда съемка проводилась в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, при этом, изображение лица не будет являться основным объектом использования.

Непонятным и требующим детальной регламентации является вопрос толкования понятий «публичные мероприятия» и «места, открытые для свободного посещения», ведь из-за отсутствия на сегодняшний день развернутых определений становится непонятным, где и когда фото может законно использоваться без твоего согласия.

Термин «публичные мероприятия» можно воспринимать как: собрания, съезды, конференции, концерты, представления, спортивные соревнования. Однако это лишь примерный список. Для более детального восприятия указанного понятия необходимо обратиться к Федеральному закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ [9] и судебной практике. Последняя подобные мероприятия связывает с собранием членов ТСЖ. Так, граждане обратились в суд с требованием об удалении видеозаписи, на которой был запечатлен процесс собрания членов ТСЖ. Изучив материалы дела, руководствуясь нормами гражданского законодательства, суд пришел к выводу, что «собрание членов ТСЖ является открытым и публичным мероприятием, порядок и организация его проведения, реализация принятых на нем решений членами ТСЖ четко регламентированы нормами жилищного законодательства», в связи с чем, согласие присутствующих на собрании лиц на проведение видеосъемки не требуется [10]. Также, суды относят к публичному мероприятию свадьбу [11].

«Места, открытые для свободного посещения», в отличие от «публичных мероприятий», как понятие не имеет даже приблизительных ориентиров для трактовки, поэтому нужно обратиться к прямому толкованию, из которого следует, что это такие места, за посещение которых не нужно платить деньги. Под данную трактовку подходят: улицы, площади, парки, аллеи и т.д. В общем, места, которые может посетить каждый. Однако можно представить ситуацию, хоть и нелепую, когда абсолютно любой человек может зайти в общественную баню и сфотографировать другого человека, а в последующем выложить эту фотографию в интернет. С трудом верится, что найдутся люди, которые бы не выразили своего несогласия на подобные действия. Следовательно, как в ситуации с первым понятием, так и в ситуации со вторым, необходимо указать на признаки, по которым можно было бы определить такие мероприятия и места.

Еще одним нерегламентированным понятием является «основной объект использования». Исходя из статьи 152.1 ГК РФ можно предположить, что основным объектом является именно изображение самого гражданина, а не обстановка, в которой он пребывает и к которой относится мероприятие. В противовес данному пониманию можно привести в пример ситуацию, когда фотограф производит съемку определенного лица, будь то знаменитость или незнакомый прохожий, при этом его основной целью является запечатление именно красивого фона, обстановки, в которой прибывает лицо, попавшее в кадр, в том числе по ошибке. Поэтому практически невозможно разграничить законные действия от незаконных, и судьям необходимо выносить решения с учетом конкретных обстоятельств дела.

В научной литературе предлагается два варианта решения проблемы относительно критериев, по которым можно определить, является ли изображение основным объектом или нет.

Первый подход тесно связан с формой использования изображения. Так, учеными предлагается исходить из того, что в случае, когда изображение используется на странице сайта или в газетной публикации, информационные материалы которых подчинены единой цели (например, освещение направлений деятельности какой-либо организации), отдельная фотография не будет являться основным объектом. А в случае, когда изображение используется на странице сайта или в газетной публикации, посвященных именно этому лицу, изображение следует рассматривать как основной объект, в котором сосредоточена основная смысловая нагрузка.

Представители второго подхода предлагают руководствоваться процентными показателями. В таком случае будет соответственно произведено процентное соотношение между изображением гражданина и другой составляющей фотографии [12]. При этом ученые предлагают установить определенный «процентный порог», превышение которого будет автоматически переводить изображение в ранг основных объектов. Следуя данной логике, получается, что, если на публичном мероприятии фотограф делает снимок, на который попадает один из гостей мероприятия, изображение которого составляет в процентном отношении 10%, то изображение не является основным объектом. Если же изображение составляет 90%, то, наоборот, является.

Особо стоит отметить, что «учету» подлежит размер изображенного лица именно на фотографии, которая была сделана изначально, а не на вывеске в целом, куда она может быть помещена. Об этом свидетельствует судебная практика. Так, в соответствии с материалами одного дела следует, что изображение истицы без ее согласия было размещено над входом в стоматологическую клинику между первым и вторым этажами. Ответчиком был установлен баннер, содержащий название и адрес клиники, а также фотографии лиц нескольких девушек, в том числе и истицы. По мнению суда в согласии истицы не было необходимости, ведь фотография была снята в публичном месте, а также изображение не несет в себе основную смысловую нагрузку, будучи не единственным объектом использования. Кроме того, образ истицы является лишь фоном к показанному на баннере ответчика материалу; изображение занимает лишь небольшую долю баннера и не акцентирует на себе внимание.

Суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился и отменил решение, объясняя это тем, что изображение истицы, хотя и получено в общественном месте, но кроме него на фотографии отсутствуют изображения других лиц, а также оно выполнено крупным планом, что свидетельствует о необходимости получения согласия [13].

Представляется, что два данных критерия вполне уместны и логичны, однако, используя каждый критерий по отдельности, мы вряд ли получим целостную и достоверную картину. Так, например, при процентном соотношении 50:50 второй из вышеназванных подходов не позволяет разрешить сложившуюся ситуацию без дополнительного критерия. Таким образом, законодателю следует детализировать критерии основного объекта использования, так как их недостаток может порождать противоречивую практику.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что на сегодняшний день право гражданина на охрану изображения не является достаточно защищенным, поскольку существуют нормы, которые фактически разрешают использовать изображение гражданина без его согласия, что порождает множество вопросов, в том числе в судебной практике. В свою очередь, отсутствие строгой регламентации таких понятий, как «публичный интерес», «общественный интерес», «государственный интерес», «места, открытые для свободного посещения», «основной объект» только усугубляет ситуацию. Нельзя не отметить и достоинства Постановления Пленума Верховного Суда от 23.06.2015 № 25, в частности, положение о том, что «обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в сети «Интернет», и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица».

Список литературы

  1. Гражданский кодекс РСФСР от 11.06.1964 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ (ред. от 30.12.2015) "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"
  3. Ожегов С.И. Словарь русского языка/ C.И. Ожегов – Москва: Русский язык, 1990.-917 с.
  4. Малеина, М. Н. Личные неимущественные права: понятие, осуществление и защита / М. Н. Маллеина. – Москва: Статут, 2001. – 438 с.
  5. Толстой, В. С. Личные неимущественные правоотношения / В. С. Толстой. – Москва: АПК и ППРО, 2009. – 216 с.
  6. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019). // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.
  7. О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда от 23.06.2015 № 25 // Российская газета. – 2015. – 30 июня. –№140.
  8. Инстаграм [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://help.instagram.com/155833707900388.
  9. О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях: федеральный закон. Российской Федерации от 19 июня 2004 г. № 54- ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2004. – 21 июня. - № 25. – ст. 2485.
  10. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14 октября 2015 г. по делу N 33-18160/2015 [Электронный ресурс], // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru.
  11. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 12 января 2015 г. по делу N 33-72/2014 [Электронный ресурс], // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru.
  12. Иванов И. Портрет неизвестного / И. Иванов // ЭЖ-Юрист. - 2012. - N 47 – С.13-15.
  13. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 12 января 2015 г. по делу N 33-72/2014 [Электронный ресурс], // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail