gototopgototop

УДК 342.9

Особенности реализации презумпции знания закона в государственном администрировании

Дудко Дмитрий Анатольевич ­– государственный советник Российской Федерации 3 класса, начальник Управления урегулирования налоговых споров ПАО «ЛУКОЙЛ».

Аннотация: В данной статье автором производиться характеристика современных особенностей реализации презумпции знания закона в государственном администрировании, а также предлагаются выводы и рекомендации по обозначенной проблематике.

Ключевые слова: Презумпция, знание закона, закон, действующее законодательство, органы исполнительной власти.

В научной литературе предполагается, что одной из первых презумпций появилась именно презумпция знания закона. Однако становление данной презумпции в нашей стране получило неоднозначное восприятие. Например, в период действия в стране советской власти правоприменители исключительно исходили из не признания презумпции знания закона, придерживались позиции о том, что требовать от граждан знания всех советских законов суд не имеет права. Таким образом, можно сказать, что такой вид презумпции, как знание закона, изначально не воспринимался как таковой достаточно долгое время в нашей стране.

Нельзя не отметить, что в юридическом сообществе среди ученых также бытуют различные мнение о сущности презумпции знания закона, которую зачастую относят не более чем к юридической фикции [1, с. 98], которая представляет собой правовой прием, заключающейся в предположении не существующего в действительности факта.

Как представляется, в правовом, демократическом государстве не рационально в данном случае говорить о фикции, поскольку нормы права затрагивают интересы практически каждого человека, проживающего в государстве, создают баланс между интересами государства и личности, обеспечивают общественный порядок и т.д. Поэтому государство с одной стороны должно требовать исполнения гражданами законов, действующих на территории РФ, а с другой, обеспечить надлежащее информирование населения об их принятии и содержании, при этом вполне очевидно, что рассматриваемая презумпция имеет ряд проблематик.

Отметим, что за длительный период развития российской государственности, реальное воплощение данной презумпции в жизнь становится все более сложным. Это может быть связано с тем, что для эффективного правового регулирования общественных отношений на всех уровнях государственной власти принимается такое огромное количество правовых норм, что даже юристам бывает затруднительно быстро и качественно ориентироваться в их массиве. Что же тогда говорить об обычных гражданах, не имеющих специального юридического образования, для которых самостоятельное познание правовой реальности стало архи-сложной, практически «неподъемной» задачей. При том, что выражение «незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение» всем хорошо знакомо, на практике «знание законов» имеет весьма особую форму реализации и не может толковаться буквально.

Важно подчеркнуть, что рассматриваемая презумпция должна распространяться на граждан, которые вступают в определенные общественные отношения (брак, наследование, получение водительских прав и т.д.) и должны знать нормы права, которыми они регулируются для того, что бы считаться полноправным участником этих отношений, что на наш взгляд вполне рационально.

В своем содержании рассматриваемая презумпция имеет два ключевых сущностных аспекта:

  • с одной стороны – она направлена на устранение отсутствия у субъектов правоотношений представлений о возможности не наступления каких-либо правовых последствий за результаты своих действий или бездействия, а также понимания того, что не знание закона, не способно освободить их от неблагоприятных последствий за нарушение норм права, поскольку принятые в установленном законом порядке правовые нормы, все субъекты, вступающие в правоотношения, обязаны не только знать, но и исполнять [2, с. 141];
  • с другой стороны – уполномоченные к изданию норм права субъекты не могут издавать их произвольно, они должны следовать принципу «правовой определенности», обязаны принимать нормы в строго определенном порядке и обнародовать их, т.е. делать их общедоступными [3, с. 97].

Итак, рассмотрим, какие же сложности возникают при реализации презумпции в системе государственного администрирования и как их можно преодолеть.

Так, А.Н. Митин, говоря об обеспечении процесса модернизации судебной системы, выделяет такое важнейшее условие как преодоление юридической неграмотности населения [4, с. 51]. Спорить с этим мнением не видится разумным, однако возникает вполне закономерный вопрос о реализации такого преодоления. Тем более, требовать от населения изучить весь существующий в стране массив нормативных актов представляется не выполнимой задачей, в отличие, например от познания общих основ правового регулирования либо норм права, регулирующих те правовые отношения, в которые граждане непосредственно вступают.

Поэтому в качестве средства повышения юридической грамотности, бесспорно, можно рассматривать дальнейшую цифровизацию права, посредством создания различных электронных баз данных правовых актов, которые находятся в широком открытом доступе (например, Консультант плюс, Гарант и др.), для ознакомления населения с действующими в нашей стране законами. В результате, которой можно регулярно знакомиться с различного рода правовой информацией, чтобы знать все интересующие субъекта правоотношения изменения и нововведения, в тех сферах, которые затрагивают его права и свободы.

Такая информация доступна абсолютно для всех заинтересованных лиц, она предоставляется бесплатно на официальном интернет-портале правовой информации www.pravo.gov.ru, на сайтах органов государственной власти и правовых справочных комплексах Гарант, КонсультанПлюс (но с некоторыми ограничениями по времени получения информации, объему и т.д.).

Однако нельзя не сказать о том, что наличие возможности прочитать закон совсем не означает возможности понять его, четко уяснить смысл его положений и – особенно – самостоятельно найти соответствие между разными нормами права, которые регулируют одни и те же общественные отношения. При этом российское действующее законодательство не лишено пробелов, коллизий, различных несоответствий, нагромождения подзаконных нормативно-правовых актов, в чем порою сложно разобраться уполномоченному должностному лицу ОИВ, выступающему в качестве правоприминителя той или иной нормы, а граждане без специальных познаний даже не могут оценить, на сколько эффективно и правомерно действует должностное лицо.

Важно сделать акцент на том факте, что согласно общему правилу, презумпция знания закона имеет место только в случае официального, своевременного опубликования закона, что позволяет считать этот нормативно-правовой акт известным всем и все его нормы становятся общеобязательными для всех граждан страны. Поэтому очевиден вывод о том, что своевременное опубликование законов, является одним из необходимых условий их исполнения. При этом государство также должно прилагать все возможные ресурсы, направленные на доведение до всех граждан содержание, принимаемого закона, а в случае необходимости или затруднительно прочтения норм права, обеспечивать доступные разъяснения этих норм, посредством соответствующего информирования. Но здесь есть нюанс, который заключается в том, что граждане должны иметь для ознакомления с нормами закона какое-то определенное время, нельзя, на наш взгляд, устанавливать презумпцию знания закона не учитывая это обстоятельство. В результате, реализация исследуемой презумпции настоятельно требует четкости в ее разъяснении и выработки условий ее использования, иначе о ее эффективности говорить не придется.

Поэтому эффективность существования презумпции знания закона настоятельно требует устранить: 1) неэффективное регулирование общественных отношений устаревшими и несовершенными правовыми нормами; 2) сложности ознакомления с массивом изменений, вносимых в действующее законодательство, к примеру, посредством подготовки советующими государственными органами власти разъяснительных или пояснительных записок о действующей норме; 3) отсутствие механизмов, обеспечивающих своевременную адаптацию законов к быстро изменяющимся реалиям жизни; 4) проблемы в правовой определенности норм права, регулирующих конкретные правоотношения.

На основании вышеизложенного, становиться вполне объяснимым, что одно лишь официальное опубликование какого-либо закона не может позволить в полной мере использовать презумпцию знания закона. На наш взгляд, не достаточно только опубликовать закон, необходимо также довести его текст до максимально возможного числа граждан страны, что должно стать основным направлением при реализации информационной политики в нашей стране, а с учетом повсеместной цифровизации общественных отношений в различных отраслях права [5, с. 12], эта задача видится вполне реализуемой.

Таким образом, необходимо пересмотреть порядок опубликования и обнародования нормативно-правовых актов, унифицировать его и обеспечить надлежащими средствами, сделать его общедоступным, а также довести этот порядок до сведения граждан, для эффективной реализации презумпции знания закона.

Список литературы

  1. Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права // Советское государство и право. 1984. № 1. С. 98.
  2. Тарусина Н.Н. Об уточнении юридической природы и сферах применения некоторых разновидностей презумпций // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества: Сборник научных трудов / Отв. ред. В.Н. Карташов. Ярославль, 2010. Вып. 10. С. 141-146.
  3. Горячев И.Н. Предпосылки истинности презумпции знания закона: опыт установления связи основополагающих юридических презумпций // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия: Гуманитарные науки. 2010. № 4. С. 97-99.
  4. Митин А.Н. Управленческие факторы модернизации отечественной системы судебной власти // Российский юридический журнал. 2003. № 1. С. 51.
  5. Вайпан В.А. Правовое регулирование цифровой экономики // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». 2018. № 1. С. 12-17.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail