gototopgototop

УДК 34

Юридические обязанности как системное социальное явление: историко-правовой анализ

Завьялов Сергей Олегович – аспират кафедры Теории права и государства Российского университета дружбы народов.

Аннотация: В статье проводится глубокий историко-правовой анализ юридических обязанностей, которые рассматриваются через призму структурного элемента права. Для достижения целей представленного исследования анализируется природа права, возникновение позитивного права и негативной юридической ответственности. Формулируется и обосновывается вывод о том, что правовая категория юридических обязанностей должна рассматриваться в тесной взаимосвязи с иными правовыми явлениями.

Ключевые слова: Право, ответственность, естественное право, справедливость, подход.

Юридические обязанности рассматриваются отечественными правоведами через призму содержательной стороны правоотношений, а также в качестве меры ответственности, правового ограничителя государственной власти, легитимацию санкции и образца правомерного поведения. На сегодняшний день указанные параметры юридических обязанностей достаточно тщательно разработаны в научной и юридической литературе, однако сегодня, по-прежнему, имеет место онтологический отрыв юридических обязанностей от их сущности [5]. В частности, от социальной природы данных обязанностей, их социального системного характера. В связи с этим, цель представленного исследования состоит в уяснении социальной сущности юридических обязанностей, в частности, в определении их социальной структуры и взаимосвязей, существующих между структурными элементами структуры, функций и последствий ненадлежащего исполнения юридических обязанностей [3].

Представляется, что любое общество можно рассматривать в качестве групповой идентичности. Совершая те или иные действия, каждый член общества испытывает примерно одинаковые переживания, которые приводят в целом к идентичным результатам. В свою очередь, стабильность любой социальной системы находит свое выражение в том, что типичные действия приводят к одинаковому результату. Как следствие, в данном аспекте ошибочно говорить о разности потенциалов, так как в данном случае она попросту не работает. Полагаем, что разность потенциалов нужна исключительно для общего развития социальной системы, а не для ее стабилизации, в чем и находит свое выражение так называемый «юридико-онтологический парадокс». Суть данного парадокса состоит в том, что развитие социальной системы представляется возможным исключительно посредством фиксации стабильности данной системы, то есть, легитимной одинаковости результатов типичных действий [4]. В данном аспекте нельзя не согласиться с тем, что личность, равно как и внутренний мир данной личности формируется в рамках процесса социализации, при которой индивид интернализирует социальные нормы, а также усваивает традиционные поведенческие ожидания, руководствуясь ими в практической деятельности [7].

Каждая социальная система стремится к объективному упорядочиванию и, как следствие, активно противодействует энтропии, борьба с которой представляется возможной с помощью системно-нормативного порядка, подразумевающего регулирование взаимодействий. Как справедливо отмечается в научной литературе, сегодня имеет место закрепление легитимно-общего, в связи с чем, достигается определенная устойчивость, наделенная рядом качеств. К таким качествам относят, во-первых, географическую среду обитания общности людей, которая всегда продуцирует коллективистский или индивидуалистический способ бытия данной общности. Например, в рамках азиатской цивилизации единственно возможным способом выживания был коллективистский способ существования, позволяющий осуществлять тяжелые работы. В свою очередь, на территории нашей страны оптимально сочетались как коллективистский, так и индивидуальный путь развития, которые нередко конкурировали между собой. Представляется, что именно данная ситуация породила преимущественно негативное отношение россиян к различным юридическим обязанностям с одновременной готовностью исполнять их в практической деятельности.

Приходим к выводу, что своеобразие природных факторов обусловило и продолжает обуславливать широкий спектр продуцирования ответственности и обязанностей. Также в данном аспекте стоит отметить тот факт, что природная среда, которая оказывает непосредственное влияние на формирование социальных характеристик человека, всегда продуцирует положительный аспект ответственности. Это выражается в том, что ответственность, не будучи нормативно закрепленной, может выступать в качестве стимула определенной разновидности правомерного поведения. Полагаем, что именно на основании данного механизма развивалась позитивная юридическая ответственность, достигнув своего современного состояния.

По мере развития общества, а также планомерного усложнения материальной жизни общества и развития научно-технического прогресса, коллективность усилий для выживания индивида уже не стала такой очевидной. Так, индивид впервые столкнулся с объективной необходимостью нести ответственность за свои действия на самостоятельной основе. Полагаем, что именно отсюда проистекает стремление индивида избежать ответственности на фоне неисполнения им той или иной обязанности. Очевидно, что по такому пути прошла эволюция негативной юридической ответственности - антипода ответственности позитивной.

Прежде чем начать анализ юридических обязанностей как системно-социального явления, стоит отметить, что право, а также юридические обязанности как структурный элемент права, рассматривались в истории права с позитивистской точки зрения и с точки зрения естественного права. Как справедливо отмечает Р.Г. Минниахметов, «в отечественной науке при исследовании правовых наук преимущественно используется естественно-правовой и позитивистский подход» [6]. Соглашаясь с данной точкой зрения, стоит отметить, что естественно-правовой подход характеризуется наличием нескольких этапов в своем развитии. Так, ранний этап связывают с именем Аристотеля и последующей разработкой теории естественного права. Обобщив основные постулаты данной теории, можно отметить, что основная цель естественного права заключалась в поиске руководящего начала, который бы отвечал разумному мироустройству без формулировки каких-либо конкретных предписаний. Однако нельзя не акцентировать внимание на том, что в рамках отечественной правовой науки сегодня отсутствует единая точка зрения на правовую природу права в целом и юридические обязанности в частности. Так, речь нередко заходит только о добровольной реализации юридической ответственности, которая не тождественна понятию юридической обязанности [2]. В связи с этим, абстрактность рассуждений относительно естественно-правового статуса обусловлена тем, что данная концепция не всегда «удачно ложится на язык права» Так, все естественные права уже давно нашли свое законодательное закрепление в конституционных нормах и стали позитивными правами. Как правило, они гарантируются государством и отчуждаются наравне с позитивными правами. Отсюда следует, что привычные правовые категории заполняются принципиально новым содержанием на фоне сохранения прежнего статуса. Так, признание естественных прав человека сегодня выступает в качестве обязательного условия вхождения государства в мировое сообщество. В свою очередь, основные категории права рассматриваются через призму консервативного структурного элемента правовой действительности, которые не изменяются так быстро, как объективная правовая реальность. Полагаем, что это объективное явление права, так как право должно характеризоваться стабильностью, а основную нагрузку по реализации стабильности должны нести правовые категории, являющиеся своеобразным императивом правовой науки. В связи с этим, весьма затруднительно определить принципиально новое содержание правовых категорий и, тем самым, вдохнуть в них новую жизнь. Если у таких категорий, как «свободы» и «права» есть мощная естественно-правовая основа, то обязанности, которые традиционно рассматриваются через призму их антиподов, не обладают фундаментом подобного рода и рассматриваются исключительно через призму жестко санкционированного явления позитивного права.

Обосновывая парадигму юридических обязанностей, которые имеют естественно-правовое содержание и функционируют в формах позитивного права, стоит отметить, что данное содержание представляет собой иерархическую соподчиненность социальной справедливости, совести, социального интереса, позитивной ответственности и долженствования. Естественная природа обязанностей вполне закономерно проистекает из справедливости, которую можно рассматривать в качестве фундамента юридической обязанности. В связи с этим, именно справедливость выступает в качестве ценности права, так как с ее помощью можно поддерживать и подчиняться институтам справедливости без применения принудительных сил государства. Отсюда следует, что, если основная структура справедлива или справедлива до такой степени, какую целесообразно ожидать в искомых обстоятельствах, каждый будет иметь естественную обязанность и играть в данной схеме определенную роль [1]. Как следствие, каждый из субъектов, так или иначе, будет ограничен данными институтами, вне зависимости от его добровольных или каких-либо иных действий. Можно констатировать, что хотя принципы естественных обязанностей будет следовать из договорной точки зрения, они не подразумевают согласия или какого-либо добровольного действия для того, чтобы быть приложимыми. В связи с этим можно констатировать, что в каждом конкретном обществе естественные обязанности таковы, каковы критерии справедливости, а также каково содержание данных критериев. Такой подход не является редкостью и в свое время получил широкое распространение в научной литературе. Так, естественные обязанности нередко дифференцировали на отрицательные обязанности и положительные. К положительным обязанностям, как правило, относили взаимное уважение, взаимную помощь и поддержание справедливости, с чем весьма затруднительно не согласиться.

Список литературы

  1. Авакьян С.А. Гражданское общество как гарантия политического диалога и противодействия экстремизму: ключевые конституционно-правовые проблемы, монография, М.: Юстицинформ, 2015. 652 с.
  2. Ганаева Е.Э., Айбазова Ф.У. Способы и средства защиты национальных интересов // Современный ученый. 2019. №6. С. 200 – 202.
  3. Исаков Н.В. Правовая политика в сфере конкретизации законов и актов индивидуально-правового регулирования // Современный ученый. 2019. №6. С. 302 – 307.
  4. Карасев А.Т., Елькина А.В. Содержание механизма реализации основных прав и свобод // International Law Journal. 2019. Том 2. №4. С. 32 – 36.
  5. Карташов В.Н. Юридическая культура, антикультура и ответственность в правовой системе общества, монография, М.: Проспект, 2019. 352 с.
  6. Минниахметов Р.Г. Право и социальные нормативы общества / Издательский дом «Право и государство», М.: 2005. 143 с.
  7. Фролова Е.А. Теория естественного права (историко-теоретический аспект) // Вестник Московского университета. Серия 11. Право, № 2, 2013, С. 71-77.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail