gototopgototop

УДК 821.161.1

Полифункциональность образа реки в пьесе А.Н. Островского «Гроза»

Харлушина Алла Александровна – кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры Общей и прикладной филологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Аннотация: В статье рассматривается проблема функционирования образа Волги на примере анализа пьесы А.Н. Островского «Гроза». Показывается многофункциональность образа реки в пьесе. Особое внимание уделяется раскрытию функции «неживой» Волги.

Ключевые слова: Река, Волга, пьеса «Гроза», А.Н. Островский.

Образ реки встречается в большинстве пьес А.Н. Островского, но своё многообразие данный образ наиболее полно проявил в пьесе «Гроза». Образ Волги является в данном произведении ключевым и определяет специфику всей пьесы. О данном факте написано немало работ, однако тему его функционирования затрагивали не столь значительное количество исследователей. Рассмотрим данный вопрос на примере анализа одной из самых известных «волжских» пьес А.Н. Островского.

Итак, действие пьесы развивается на фоне природы города Калинова, расположенного на берегу великой русской реки. Описание провинциального городка наполнено колоритным пейзажем, красотой видов, которыми неоднократно восторгаются сами герои произведения: «Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется!» [7, С.5]. Наслаждение героями красотой Волги говорит о естественной потребности душевного общения с природой, нетронутой городской цивилизацией. «Пригляделись вы, либо не понимаете, какая красота в природе разлита» - говорит Кулигин на самых первых страницах пьесы [7, С.6]. Но далеко не все герои способны оценить по достоинству окружающую красоту. Это говорит об их ограниченности, эмоциональной глухоте, неспособности ценить прекрасное. Например, нам трудно представить, как грубая и жестокая Кабаниха любуется природой. А вот именно на фоне реки будут описываться все душевные, личные переживания главной героини Катерины. В мире людей молодая женщина чувствует себя крайне неуютно. Утешение находит она только наедине с природой, находясь на берегу реки, имея непреодолимое желание слиться с ней воедино на протяжении всего произведения. Не случайно Катерина ещё в детстве, после сильной обиды, убежала к Волге, «…села в лодку да и отпихнула её от берега» [7, С.23]. Природа, а именно река, становится одним из главных действующих лиц в пьесе, она необходима для того, чтобы читатель осознал недостатки человеческих отношений, изображенных в произведении.

Следующей символичной функцией Волги становится её «пограничность», так как река, по словам О.Н. Красниковой, «делит описываемое в драме пространство на запертое городское и вольное природное» [4, С.479]. Противоположный берег Волги ассоциируется у главной героини пьесы с беззаботным детством, с радостной жизнью до замужества. Драматург показывает, что у реки собственная жизнь, коренным образом отличающаяся от жизни людей, прекрасная, чистая, свободная. Тяга к воле, природе удовлетворяется Катериной у Волги, которая символизирует своеобразную границу между пространством городским, удушающим и природным, вольным. Стало быть, образ реки формирует в данном контексте антитезу городской – природный.

Не менее значимой функцией образа реки является введение в произведение мотива полёта, простора, безграничной свободы. За это отвечает обрывистый берег Волги, у которого стоит Катерина и мечтает летать, как птица: «Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела» [7, С.16]. Глядя на волжские просторы, девушка страдает, чувствуя свою беспомощность, безволие. Получается, что Катерина – запертая в клетке птица, жаждущая вырваться на волю. Отметим, что мотив простора трагически трансформируется в пьесе: «Катерина появляется на сцене, мечтая раскинуть руки и взлететь с прибрежной кручи, а уходит из жизни, падая с этого обрыва в Волгу» [2, С.201]. В данном случае символическая функция реки в пьесе амбивалентна: «…её образ сопровождает как самые радостные минуты, так и самые ужасные страдания Катерины. Она — источник красоты, спасения, свободы и перерождения, но ее тёмные воды несут в себе смерть Катерины» [3, С.175].

Следует отметить также, что образ реки несёт в себе и природное начало. Само слово «Волга» встречается в тексте пьесы 8 раз, но есть и синонимичные слова – река, омут, вода... Вода как один из природных элементов является в произведении отправным пунктом развития действий (желание Катерины кататься на лодке по реке с любимым мужчиной) и завершением драмы (гибель героини в воде). Кроме этого, стихию воды логично дополняют в пьесе и другие природные элементы – воздух (мотив полёта, свободы) и огонь (гроза и геенна огненная). Образ огня, к слову, заставляет вспомнить русские фольклорные традиции. Народ в своих поверьях отводил огню исключительное место. Причём, огонь из всех явлений «…один столь очевидно наделен свойством принимать противоположные значения – добра и зла. Огонь – это сияние Рая и пекло Преисподней, ласка и пытка. Это кухонный очаг и апокалипсис. Он доставляет радость ребенку, смирно сидящему у печи; но он же наказывает за непослушание того, кто затеет с ним слишком дерзкую игру. Он дает блаженство и требует почтительности. Это божество охраняющее и устрашающее, щедрое и свирепое. Огонь противоречив…» [1, С.19-20]. Как карателя всякого зла показывает нам Островский огненную стихию. Достаточно вспомнить слова барыни, адресованные «грешной» Катерине: «Все в огне гореть будете неугасимом. Все в смоле будете кипеть неутолимой» [7, С.18]. Народ верует в карательные силы огня: «Уж ты помяни моё слово, что эта гроза даром не пройдёт! …Либо убьёт кого-нибудь, либо дом сгорит, вот увидишь» [7, С.53]. Аналогичное отношение встречаем и к воде как природному началу мира, ведь гибнет Катерина именно в реке. Данный момент наводит к мысли о ещё одной функции реки – смертоносной.

Река, изображённая Островским, несёт смерть главной героине. С одной стороны, Волга дарит эстетическое наслаждение своими видами, возможность душевного утешения, но с другой стороны, несёт смерть, пускай и избавительную для девушки. Причём автор называет Волгу в данном случае омутом. Не в чистой воде, не в полноводной реке, а именно в омуте гибнет Катерина. Омут – глубокая яма на дне реки. То есть река показана здесь как неживая, мёртвая. И вообще в пьесе мы не встречаем описания функционирующей для народа Волги: по ней не ходят пароходы, не видно рабочих, рыбаков. Хотя в реальности Островский изучал жизнь, быт, нравы волжан, участвуя в этнографическом путешествии по Волге. Автор будущих пьес так называемого «волжского» цикла видел бурную жизнь реки. Но в пьесе «Гроза» Волга является тем конечным пунктом, куда можно убежать от замкнутого пространства семьи, города Калинова. Но ни улететь в небо, как птица, ни уехать с Борисом Катерина не может, и единственно верным, по её мнению, спасением может быть только самоубийство в реке: «А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» [7, С.25] Таким образом, «ширь и простор великой русской реки соседствуют с человеческой трагедией» [6].

В контексте рассуждений о «мёртвой» реке в рассматриваемой нами пьесе можно ещё отметить высказывание римского философа Л.А. Сенеки, который сравнивал подчинение жизни людей судьбе с водой быстрых потоков, которая «не бежит вспять и не медлит, ибо следующие воды стремят белее ранние, так как повинуется цепь событий вечному вращению судьбы» [9, С.199]. Здесь важно отметить, что Катерина не подчинилась течению жизни, судьбе, не продолжила своё существование с миром ханжества, невежества и бесчувственности, а сама решила завершить свой жизненный путь. И не в быстрой, красивой, полноводной реке, а в неподвижном, тёмном, «безжизненном» омуте. Повторим, что Волга описывается автором в «Грозе» не такой, какой он её видел, а не зависимой от деятельности людей, свободной, «мёртвой».

Затрагивая тему фольклорных традиций, не стоит забывать и о других функциях воды. По мнению О.Н. Красниковой [см. об этом подробнее: 4, С.479], с которым нельзя не согласиться, в пьесе будет реализовано сразу несколько фольклорных мотивов, например: вода обладает очистительной силой, поэтому Катерина смывает с себя грехи; мотив «река-путь» реализован в драме в том смысле, что Катерина переходит из мира живых в мир мёртвых посредством реки и др.

Наконец, река в «Грозе» является фоном для развёртывания некоторых действий. Островский использует данный образ для создания художественного пространства. В дальнейшем это станет проблемой для создателей декораций театра, ведь «…как ни рисуй Волгу, а настоящей текущей рекой изображение не станет» [5]. Однако фон драматургу просто необходим, и Островский выбрал главную русскую реку, что, конечно, придало произведению самобытности, национальности, народности. Изображая общественно-бытовые характеры и нравы предреформенной действительности, автор «…создал в «Грозе» проникнутую духом подлинной народности замечательную социально-бытовую трагедию» [8].

Таким образом, образ реки Волги выполняет в пьесе «Гроза» одновременно несколько функций. Многофункциональность образа объясняется как могуществом, свободой, бескрайним простором, ширью реки, так и той многозначностью смысла, которая обеспечивает одно из главных положений пьесы в иерархии реалистических жанров.

Список литературы

  1. Башляр Г. Психоанализ огня: пер. с франц. – М.: Прогресс, 1993. – 176 с.
  2. Журавлёва А.И. «Гроза» А.Н. Островского // Анализ драматическоо произведения. – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1988. – 366 с.
  3. Зохраб И. Переоценка «Грозы» А.Н. Островского в контексте философской критики // Знание. Понимание. Умение. – 2006. №4. – С.172-177.
  4. Красникова О.Н. Поэтика и функции образа Волги в «волжских» пьесах А.Н. Островского // Вестник Удмуртского университета. – 2019. Т.29, вып. 3. – С.477-484.
  5. Курганская Н. Луч света в драмтеатре https://www.dzerteatr.ru/pressa/groza.html (дата обращения 14.05.2020.)
  6. Маранцман В.Г. Литература. 9 класс. Методические рекомендации. – М.: Просвещение, 2000. https://www.sinykova.ru/biblioteka/marancman_literatura_9kl_metod/8.html (дата обращения 15.05.2020.)
  7. Островский А.Н. Гроза: Драма в пяти действиях. – М.: Дет. лит., 1984. – 64 с.
  8. Ревякин А.И. Гроза как трагедия https://kostromka.ru/revyakin/literature/80.php (дата обращения 14.05.2020.)
  9. Сенека Л.А. Естественнонаучные вопросы // Перекличка веков: размышления, суждения, высказывания / сост. В.Г. Носков. – М.: Мысль, 1990. – 443 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail