УДК 34

Особенности определения границ авторского права с учётом развития технологий

Лебедков Семен Васильевич – студент Института юстиции Саратовской государственной юридической академии.

Аннотация: Работа представляет собой анализ законодательного регулирования авторского права в отношении искусственного интеллекта. Поднимаются фундаментальные философские и юридические вопросы сопоставления понятий «творчества» и результата деятельности ИИ. Исследуются правовые механизмы и судебная практика, позволяющие определить степень необходимости утверждения статуса ИИ как полноценного субъекта авторского права. В заключении автор приводит доводы о преждевременности подобных заключений.

Ключевые слова: искусственный интеллект, авторское право, инновационные технологии, цифровое творчество, интеллектуальная собственность.

XXI век можно охарактеризовать как век развития искусственного интеллекта (далее – ИИ). Согласно прогнозам, представленным информационной компанией Tractica, которая специализируются на аналитике новейших технологий, рынок технологий ИИ вырастет с 1.3 млрд. долларов до 59.75 к 2025 году [1]. Подобное указывает, что в недалёком будущем едва ли найдётся сфера общества, в которую не просочился ИИ. Некоторые проявления данной тенденции мы можем наблюдать уже в настоящее время на примере введения использования беспилотных автомобилей или полной автоматизации производства с минимальным участием человека [2].

Когда ИИ получит повсеместное распространение в правовой сфере, - остаётся лишь вопросом времени. Так, ИИ постепенно начинает входить в сферу авторского права, что порождает немало вопросов границ авторского права с учётом развития технологий. В качестве примера стоит выделить существование программы, которая способна сгенерировать все возможные мелодии в пределах одной октавы. Возможно ли её признать в качестве автора [3]?

Ряд подобных случаев ставит перед нами проблему цифрового творчества.

Само цифровое творчество следует рассматривать в двух аспектах. С одной стороны, цифровое творчество представляет собой так называемое цифровое искусство (Digital art), в котором ИИ не выступает самостоятельным субъектом авторского права и является инструментом, посредством которого человек может создать результаты интеллектуальной деятельности. Если рассматривать цифровое творчество в ином аспекте, то здесь ИИ может создать РИД, которые были бы схожи с РИД человека.

Пункт 1 статьи 1228 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет, что автором РИД признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.

Пункт 3 настоящей статьи указывает, что исключительное право на РИД, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.

Также в пункте 4 настоящей статьи сказано, что права на РИД, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан (соавторство), принадлежат соавторам совместно.

Говоря о «творчестве» ИИ, важно разобраться, что, действительно, представляет собой настоящее «творчество». Будет ли признаваться «творчество» ИИ творчеством признанным и закреплённым законодательством?

Следует учесть, что законодательно закреплённое определение творчества отсутствует. В статье 1125 ГК РФ содержится лишь перечень охраняемых РИД. Так, согласно указанной статье РИД и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются:

  • произведения науки, литературы и искусства;
  • программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);
  • базы данных;
  • исполнения;
  • фонограммы;
  • сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);
  • изобретения;
  • полезные модели;
  • промышленные образцы;
  • селекционные достижения;
  • топологии интегральных микросхем;
  • секреты производства (ноу-хау);
  • фирменные наименования;
  • товарные знаки и знаки обслуживания;
  • географические указания;
  • наименования мест происхождения товаров;
  • коммерческие обозначения.

Если рассматривать иные определения творчества, то можно обнаружить, что смысл, вкладываемый в него, различен, а само понятие надлежит охарактеризовать, как многогранное.

Понятие творчества возможно употреблять в двух смыслах: в широком и узком.

В широком смысле творчество представляет собой создание чего-либо нового, направленного, как правило, на освоение и преобразование природы и общества.

В узком смысле творчество понимается именно как художественное творчество, которое представляет собой высший вид межличностной коммуникации, в процессе которой идёт обмен не просто сведениями, а художественными образами.

Способен ли ИИ на творчество в узком понимании? Сказанное представляется с трудом. Это так же обусловлено тем, что ИИ сам по себе является результатом творчества. Из этого следует, что никакой ИИ неспособен создать что-либо самостоятельно, для этого всегда нужен импульс со стороны человека. Примером тому может послужить уже указанный выше случай, когда двое американских музыкантов, а по совместительству программистов, сгенерировали «все возможные» мелодии, защитили их авторским правом и сделали «общественным достоянием» - так мелодии не подпадают под права интеллектуальной собственности. Указанные действия были направлены на то, чтобы остановить судебные тяжбы музыкантов из-за авторских прав, которые «душат творчество и свободу» [3].

Следует заметить, что в настоящее время отсутствуют критериев, на основании которых была бы возможность провести разграничение РИД, созданных ИИ, и РИД, которые были созданы посредством ИИ. Однако, куда более рациональным является создание критериев, которые, исходя из того, что субъектом авторского права является физическое лицо, позволили бы определить, когда РИД был запланированным и в каком-то смысле предвиденным создателем ИИ, а в других случаях искать варианты, когда можно будет признать лицо, использующее ИИ – лицом, создавшим произведение.

Примечательной представляется мировая практика внедрения ИИ в сфера интеллектуальной собственности.

Так, шаги по разработке политики взаимодействия института интеллектуальной собственности и искусственного интеллекта предпринимались в США. Однако, в настоящее время большая часть государств придерживаются подхода, при котором ИИ не может быть «творцом».

Но тем не менее, может ли РИД, созданный ИИ, без участия физического лица, вносящего вклад в результат творческого труда, квалифицироваться как произведение авторства, охраняемое законодательством?

Данный вопрос в мировой судебной практике оставался без ответа до недавнего времени, пока Китайский Суд не вынес важнейшее, с точки зрения формирования судебного прецедента, решение. Однако, в чём же была суть спора? И признал ли суд права авторства за ИИ?

Tencent – китайская инновационная холдинговая компания, которая в 2015 году внедрила в процесс написания аналитических финансовых статей ИИ, который впоследствии получил название Dreamwriter. При написании своих статей ИИ использовал данные финансовых рынков и специальные алгоритмы их анализа. После чего она размещались на сайте компании с пометкой «automatically written by Tencent Robot Dreamwriter».

В 2018 году между Tencent и Shanghai Yingxun Technology Company возник конфликт, причиной которого стало копирование последней компанией финансового отчета, написанного роботом Dreamwriter на свой сайт.

Суд города Шэньчжэнь вынес решение в пользу компании Tencent, в котором указал, что форма изложения материала в статье отвечает требованиям оригинальности и новизны и, может быть, классифицирована как охраняемый авторским правом результат интеллектуальной деятельности. Дело Tencent против Shanghai Yingxun Technology Company - перовое в мировой практике дело, в результате рассмотрения которого суд признал, что ИИ обладает авторским правом на сгенерированное им произведение, не согласившись с доводами ответчика о том, что оно является общественным достоянием и может быть свободно использовано. Компанию Shanghai Yingxun Technology обязали выплатить компенсацию в размере 1,500 юаней ($217).

Однако, несмотря на это, следует придерживаться точки зрения, согласно которой покуда ИИ будет нуждаться во «внешнем импульсе», который может произвести человек, критерием будет участие физического лица и его творческий вклад. Как вариант, будущее правовое регулирование будет связано не с созданием продукта, а его отбором, признанием его охраняемым РИД. Например, что может быть признано произведением искусства из того множества мелодий, сгенерированных программой?

Из этого следует, что критерии будут вырабатываться исходя из судебной практики под каждую конкретную ситуацию.

Также едва ли стоит давать определение «творчеству» ИИ или конкретным РИД, закреплённых в статье 1125 ГК РФ.

Важно отметить, что в настоящее время отсутствуют и критерии охраны РИД ИИ. Однако, возникает вопрос о целесообразности их введения.

Данная проблема отнюдь не нова. Ещё древние римляне выясняли принадлежность прав интеллектуальной собственности на произведение, созданное рабами, которые не имели равного юридического статуса со своим хозяином. Также нередки случаи, когда РИД были созданы животными. Однако, ни в первом, ни во втором случае не ставится вопрос об охране прав рабов или животных.

Данную проблему необходимо рассматривать в двух плоскостях. В общеправовом плане проблему субъектности ИИ пытаются разрешить в рамках различных наук и исследований, однако, прогресс в данном случае крайне медленный. В рамках исключительно авторского права следует говорить об очередном его расширении за счёт сужения границ доступа граждан к контенту и культуре в целом. Авторское право на протяжении истории своего развития усиливает своё влияние, и, если в данный момент нагрузить сферу авторского права РИД или их частью, созданными ИИ, существует угроза парализовать культурную жизнь и доступ к информации.

Помимо этого, введение в качестве нового субъекта авторского права ИИ может подорвать определённость, которая так важна в правоотношениях. Существует ли в этом практическая потребность? Безусловно, данная тема представляет огромный простор для размышлений. Но не породит ли это на практике неясность? В настоящее время нет никаких объективных оснований определить ИИ как «творца», субъекта авторского права, кого-то кроме человека. Однако, это условно, поскольку развитие общества не стоит на месте. Сейчас действительной экономической потребности в подобном нет.

Вместе с тем возникает вопрос идентификации того или иного ИИ как автора.

В заключение хочется отметить, что на данном этапе развития творчество в узком смысле слова ИИ не присуще и должно пройти немало времени либо должен случиться качественный скачок в развитии технологий, чтобы ИИ осознал самого себя и начал творить по внутренней потребности, как и человек.

В дополнение к этому нет объективных предпосылок для признания ИИ отдельным субъектом в сфере авторско-правовых отношений. Нужны качественно новые изменения в технологиях.

Список литературы

  1. Artificial Intelligence [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.tractica.com/resources/white-papers/artificial-intelligence-10-key-themes-across-use-cases/ (дата обращения 20.01.2021).
  2. За искусственным интеллектом признали авторские права [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2020/10/09/za_iskusstvennym_intellektom_priznali_avtorskie_prava#_ftn1 (дата обращения 20.01.2021).
  3. Два программиста сгенерировали «все возможные» мелодии, защитили авторским правом и сделали «общественным достоянием» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tjournal.ru/tech/146004-dva-programmista-sgenerirovali-vse-vozmozhnye-melodii-zashchitili-avtorskim-pravom-i-sdelali-obshchestvennym-dostoyaniem (дата обращения 20.01.2021).

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail