УДК 347.91

Проблемы применения медиации в России

Цукарев Артём Евгеньевич – магистрант Юридического факультета Национального исследовательского Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарёва.

Аннотация: В статье рассматриваются существующие проблемные вопросы внедрения института медиации, приводятся точки зрения исследователей на состояние данного института в России. Особое внимание уделяется значимости и проблемам семейной медиации, а также недостаткам правового регулирования института медиации в целом.

Ключевые слова: закон, информирование о медиации, конфликт, медиативное соглашение, медиатор, медиация, подготовка медиаторов, популяризация медиации, семейная медиация, семейно-правовые споры, специализация медиатора, стороны спора, суд.

Институт медиации закреплен в российском законодательстве с 2010 года. Тем не менее, институт медиации так и не стал эффективным инструментом урегулирования споров. Отмечается, что, несмотря на эффективность применения процедуры медиации для разрешения конфликтов в сфере семейных правоотношений, чрезмерная лаконичность и разрозненность норм действующего законодательства о примирении сторон ведет к применению медиативных процедур лишь в крайне незначительном количестве дел [6, c. 34].

Т.В. Силина и М.Е. Кинжалинова полагают, что добавление главы 14.1 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение» в ГПК РФ и введение статьи 153.2 ГПК РФ, наделяющей суды правом предлагать проведение примирительной процедуры в определении суда, в том числе и в устной форме, поможет разрешить сложившуюся ситуацию. Вместе с тем, анализируя пункт 5 части 1 статьи 150 ГПК РФ, они отмечают, что медиативное соглашение обозначается лишь как предпосылка мирового соглашения и не признается самостоятельной формой закрепления результата проведения медиации. Т.В. Силина и М.Е. Кинжалинова предлагают дополнить пункт 1 статьи 153.7 ГПК РФ «Результаты примирительных процедур» подпунктом «б» – медиативное соглашение, а также ограничить применение процедуры медиации перечнем конкретных категорий семейных споров [6, c. 35].

Таким образом, Т.В. Силина и М.Е. Кинжалинова приходят к выводу, что процедура медиации не получила должного распространения в России: несмотря на десятилетнюю историю законодательного закрепления института медиации, далеко не все граждане знают о возможностях медиации и даже факте ее существования. У них также нет уверенности в перспективах, как медиации, так и судебного примирения [6, c. 35].

О.В. Купцова и А.С. Пудовкина отмечают, что семейная медиация как разновидность медиаиии не получила широкого распространения в России и предлагают исправить это активным информированием граждан о преимуществах альтернативных внесудебных способов разрешения семейно-правовых споров, о возможностях семейной медиации и повышением общей правовой грамотности граждан. Также они считают необходимым создать кабинеты медиации в зданиях судов, создать Службы примирения по семейным делам, а также внести соответствующие дополнения в российское законодательство [3, c. 35-36].

Н.И. Гайдаенко-Шер подчеркивает, что уязвимость сторон семейных конфликтов и социальная значимость семейно-правовых споров вообще требует особого внимания к семейной медиации, хотя в настоящее время даже четко не определены требования к медиатору по семейным спорам [1, c. 56-57]. Также он отмечает, что российское законодательство не предъявляет обязательных требований к теоретической подготовке в сфере медиации и опыту практической работы медиатора, в том числе к опыту работы в специализированной сфере семейной медиации [1, c. 58].

Н.И. Гайдаенко-Шер предлагает выработать базовый стандарт программы дополнительного образования медиаторов по семейным спорам и курса по выбору для магистратуры профильных вузов, отработать механизм прохождения практики начинающим медиатором под руководством опытного медиатора. Также он ожидает упразднения понятия «непрофессиональный медиатор» и введения реестров по специализации медиаторов и считает важным установление повышенных требований к практической подготовке семейных медиаторов, учитывая социальную значимость семейной медиации и особую уязвимость сторон семейного спора [1, c. 59-60].

Н.А. Курмаева отмечает, что использование посреднических процедур при разрешении семейных споров в иностранных государствах позволяет сократить количество гражданских дел, рассматриваемых в судах, быстро и эффективно разрешить возникшие семейные споры, упростить судебную процедуру, значительно уменьшить судебные расходы и сохранить психическое здоровье членов семьи. Потому она считает необходимым интегрирование опыта зарубежных стран в сфере альтернативного разрешения семейных споров в российскую правовую систему и судебную практику [4, c. 23].

Т.В. Худойкина и Н.Ю. Долбилина отмечают несовершенство законодательной базы регулирования института медиации, препятствующее распространению медиации в России. Они полагают, что для общественного признания института медиации как эффективного способа разрешения конфликтов необходимо всеми возможными способами информировать граждан и общество в целом о существовании института медиации, о медиаторах и медиативных услугах, законодательно закрепить перечень вопросов, разрешаемых только посредством проведения процедуры медиации. Также они также полагают необходимым ввести дополнительную образовательную программу в области медиации на базе юридических факультетов [7, c. 241-242].

Т.В. Худойкина и Н.Ю. Долбилина подчеркивают, что для разрешения большей части индивидуально направленных семейных споров лучше всего подходит именно процедура медиации, а не судебное разбирательство. Ими отмечаются проблемы с популяризацией и внедрением процедуры семейной медиации, отсутствием конкретизации некоторых аспектов применения института медиации при разрешении семейно-правовых споров в Законе о медиации [7, c. 242].

В настоящее время фундаментальный для общества институт семьи претерпевает серьезные изменения, в том числе негативные. Снижение рождаемости, нестабильность внутрисемейных отношений, рост числа семейных конфликтов и расширение их масштабов угрожает национальной безопасности страны [2, c. 202].

Расторжения браков и неполные семьи становятся нормой для общества, что невольно подрывает устойчивость социального института семьи. Между тем медиативные переговоры могли бы позитивно повлиять на состояние института семьи, а также снизить нагрузку на судебные органы, сократив сроки и повысив качество рассмотрения дел в судах [2, c. 206].

С.И. Реутов считает, что успешное применение на практике альтернативных процедур разрешения споров способствует не только эффективному разрешению гражданско-правовых споров, но и разрешению многих проблем судопроизводства, позволяя значительно уменьшить количество подлежащих рассмотрению в судах гражданских дел, упростить процедуру разбирательства, сократить сроки прохождения дел в судебных инстанциях. Эффективная процедура медиации позволяет снизить временные и денежные затраты, избежать публичного разбирательства, найти компромиссное, приемлемое для обеих сторон решение [5, c. 101-102].

Преимущества применения медиации перед судебным разбирательством при разрешении семейных споров заключаются в возможности сохранения хороших отношений ребенка с обоими родителями и в помощи родителям совместно решать важные вопросы, связанные с воспитанием ребенка с учетом его интересов. Договоренности, достигнутые в ходе примирительных процедур, на практике исполняются успешнее, чем предписания судебного акта [5, c. 102].

Таким образом, существующие недостатки законодательства о медиации не позволили обеспечить широкую распространенность и эффективность медиации и снизить загруженность государственных судов. Требуется четко отграничить медиативное соглашение от мирового соглашения, ограничить применение медиации перечнем конкретных категорий споров, ввести кабинеты медиаторов в зданиях судов. Также необходимо расширить информирование граждан о процедуре медиации всеми возможными способами, установить более жесткие требования к теоретической подготовке и практическому опыту медиаторов в сфере выбранной специализации, а также к программам обучения медиаторов, Особое внимание следует уделить слабо недостаточно регламентированной законом семейной медиации в силу особой уязвимости сторон семейных правоотношений.

Список литературы

  1. Гайдаенко-Шер Н.И. Унификация требований к квалификации медиатора: медиатор и медиатор в семейных спорах / Н.И. Гайдаенко-Шер // Актуальные проблемы российского права. – 2017. – № 5. – С. 56-60.
  2. Жиденко А.А., Нигматулина Я.О. Медиация как эффективный способ урегулирования семейных конфликтов / А.А, Жиденко, Я.О. Нигматулина // Гуманитарий юга России. – 2019. – № 4. – С. 201-208.
  3. Купцова О.В., Пудовкина А.С. Медиация как способ урегулирования семейно-правовых конфликтов / О.В. Купцова, А.С. Пудовкина // Контентус. – 2019. – № 4. – С. 30-36.
  4. Курмаева Н.А. Семейная медиация по делам о расторжении брака в России и зарубежных странах / Н.А. Курмаева // Вопросы экономики и права. – 2020. – № 145. – С. 21-24.
  5. Реутов С.И. Вопросы защиты прав ребенка при разрешении споров о месте жительства детей при раздельном проживании родителей / С.И. Реутов // Отечественный журнал социальной работы. – 2018. – № 1. – С.97-105.
  6. Силина Т.Б., Кинжалинова М.Е. Медиация в семейном праве Российской Федерации / Т.Б. Силина, М.Е. Кинжалинова // Актуальные вопросы юридической науки. – 2020. – № 2. – С. 32-36.
  7. Худойкина Т.В., Долбилина Н.Ю. Некоторые вопросы применения семейной медиации в России / Т.В. Худойкина, Н.Ю. Долбилина // Бюллетень науки и практики. – 2020. – № 6. – С. 240-243.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail