УДК 341.9

Цифровизация трансграничных гражданских правоотношений

Брыкина Софья Александровна – аспирант Саратовской государственной юридической академии.

Аннотация: В статье анализируются основные изменения, которые цифровизация внесла в процедуру заключения трансграничных договоров. Подробно изучены способы заключения договоров онлайн различными способами. Рассмотрено понятие «транснациональный онлайн-контракт» и влияние «цифрового элемента» на характеристики договорных связей. Исследуется допустимость цифровизации международного частного права.

Ключевые слова: онлайн-контракт, цифровизация, глобализация, способы заключения контракта, международно-частное право, порядок заключения трансграничных контрактов.

Процесс глобализации и внедрение цифровых технологий во все сферы жизнедеятельности человечества естественным образом отражается и на трансграничном гражданском обороте.

С одной стороны, цифровизация упростила гражданские правоотношения, возникающие между их участниками, а с другой стороны поставила вопрос о пригодности традиционных инструментов в качестве основы регламентации трансграничных отношений, осложненных цифровым элементом. Современные технические возможности позволяют физическим и юридическим лицам из разных стран без труда вступать в договорные отношения, заключая договоры в онлайн пространстве.

Отдельную востребованность такая форма договорных отношений получила с появлением различных электронных площадок в торговле, электронных аукционов, поэтому можно говорить о том, что трансграничные гражданские правоотношения перешли в виртуальное пространство. [10, с. 68] Это позволило отдельным исследователям сделать вывод о появлении новых отраслей права, таких как кибер-право, технологическое право, интернет-право. [6, с. 158]

Применение привычных инструментов международного частного права для правового регулирования трансграничных договорных правоотношений является дискуссионным в юридическом сообществе. Так, можно отметить три подхода к применимости правовых актов по рассматриваемому вопросу.

Первый подход предполагает применение традиционных материально-правовых и коллизионных правовых норм, однако при рассмотрении правовых споров в суде указанные нормы необходимо модернизировать под особенности онлайн-контрактов. Данный подход распространен в странах англо-саксонской системы, при этом он не учитывает особенности национального законодательства каждой из сторон договора, в связи с чем не может быть использован как основной подход.

Противоположной точкой зрения является принятие нового законодательства как национального, так и международного, с учетом тенденций по цифровизации трансграничных гражданских правоотношений. [4, с. 3] В свою очередь, принятие новых законодательных актов может повлиять на правовую определенность применениях многих гражданских и международных правовых норм, к тому же при таком быстром прогрессе невозможно будет полностью адаптировать новое законодательство.

Третий подход включает в себя гармонизацию и модернизацию правового регулирования с учетом характеристик онлайн-пространства и также подразумевает под собой применение традиционных норм гражданского и международного частного права.

Также необходимо отметить, что частноправовая основа трансграничных гражданских правоотношениях, осложненных цифровым элементом, остается неизменной, то есть такие базовые элементы, как предмет, принципы и способы правового регулирования не меняются под влиянием цифровизации.

Следовательно, можно говорить о том, что данные положения вполне применимы к рассматриваемой категории правоотношений, в свою очередь, традиционная практика применения гражданского и международного частного права должна быть модернизирована под те особенности, которые возникают в процессе цифровизации транснациональных гражданских правоотношений.

Необходимо выделить некоторые основные изменения, которые внесла цифровизация в порядок заключения трансграничных контрактов на примере способа заключения и формы онлайн-контракта.

В первую очередь изменения коснулись способа заключения договоров. Так, согласно ч. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, или обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными. [1]

Анализируя литературу можно прийти к выводу о том, что заключение онлайн-контрактов возможно путем таких способов как: «shrink-wrap», «clickwrap» и «browse-wrap». [8]

«Shrink-wrap agreements» [5] заключаются преимущественно при покупке программного обеспечения, разработанного специализированными компаниями. В этом случае условия лицензионного соглашения включены в «пакет» и вступают в силу для пользователя при «открытии» сжатой упаковки пакета программного обеспечения. Под «click-wrap agreement» понимается соглашение, заключаемое в электронном виде в Интернете посредством щелчка одной из сторон по кнопке «Я согласен», сопровождающей текст такого соглашения. [7]

Ситуация, при которой условия договора доступны для ознакомления по ссылке на веб-сайте, но от пользователя не требуется выражать согласие с его условиями в явной форме, подпадает под понятие «browse-wrap agreement». [9, с. 117]

Соглашение, таким образом, заключается, если оперировать традиционными терминами, посредством совершения конклюдентных действий, то есть в данном случае факта использования веб-сайта. Вопрос, однако, заключается в юридической силе такого соглашения.

Применяя положения ст. 438 ГК РФ о конклюдентных действиях, когда оферта размещается на сайте, в мобильном приложении либо отправляется по электронной почте или иному электронному каналу связи, нет необходимости применять электронную подпись. В качестве акцепта, как установлено в п. 3 ст. 438 ГК РФ, достаточно того, что лицо, которому была направлена оферта, приступило к исполнению предложенного договора на условиях, указанных в оферте (например, нажатие на определенную кнопку, оплата желаемого товара или предложенной услуги), и в установленный для ее акцепта срок.

Такое решение часто используют интернет-магазины: покупатель знакомится с условиями сделки прямо на сайте или в мобильном приложении перед оформлением заказа, кликает мышкой или нажимает виртуальную кнопку «Купить» и оплачивает заказ, тем самым выражая свое четкое намерение совершить транзакцию, при этом электронная подпись применяется, в первую очередь, в целях получения информации о клиенте, а также защиты самого клиента. [9, с. 325]

На практике часто используется процедура предварительного подписания договора в подходящей форме, например, на бумажном носителе или в виде электронного документа, подписанного квалифицированным ключом, который содержит пункт о дальнейшем применении и об условиях использования при взаимодействии договаривающихся сторон.

Рассмотренный вариант напрямую предусмотрен п. 2 ст. 6 Федерального закона от 06 апреля 2011 г. № 63-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «Об электронной подписи» и активно используется российскими банками: клиент подписывает договор с кредитной организацией собственноручной подписью, далее все операции по банковскому счету клиента могут осуществляться через мобильное приложение или сайт банка после идентификации по логину (логину) и паролю - подписать документ простой электронной подписью, которая должна быть принята сторонами в основном договоре. [2]

Не менее популярным является способ заключение электронной сделки с предварительным подписанием электронного соглашения, устанавливающего правила использования электронной платформы и предоставления товаров, работ или услуг конечному пользователю.

Несмотря на установленные гражданским российским законодательством положений о форме сделки и последствий несоблюдения простой письменной формы, не препятствуют применению судом в соответствии со статьей 1209 ГК РФ иностранных норм, содержащих иные правила о форме сделок и последствиях их несоблюдения. [3] Ввиду настоящего уточнения, в некоторых случаях необходимо руководствоваться зарубежным законодательством.

Изложенные выше аспекты представляют собой один из возможных вариантов поиска ответа на вопрос о допустимости цифровизации международного частного права. Факт необходимости начала такой работы, думается, не должен вызывать сомнений. Дело в том, что существующие и активно развивающиеся альтернативные способы разрешения цифровых трансграничных споров в средне- и долгосрочной перспективе могут создать конкуренцию не только классическим судебным (государственным) способам разрешения, но и праву в целом. Причина в том, что споры на таких площадках разрешаются и, главное, исполняются принятые решения в отсутствие какого-либо правового регулирования (государственного или межгосударственного). Более того, сама процедура разрешения не вписывается в рамки существующих институтов, а государственные органы не знают, как реагировать на подобные явления.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 25.02.2022) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2021. № 52 (часть I). Ст. 8989.
  2. Федеральный закон от 06 апреля 2011 г. № 63-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «Об электронной подписи» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 15. Ст. 2036; 2022. № 29 (часть III). Ст. 5306.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 июля 2019 г. № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» // Российская газета. 17.07.2019. № 154.
  4. Al-Bayati M. Reform of the Iraqi Private International Law on Transnational Online Contracting: Lessons from the EU and the USA. PhD thesis. Bangor University, 2014. 300 p.
  5. Hayes D. The Enforceability of Shrink-wrap License Agreements On-Line and Off-Line. // URL: https://assets.fenwick.com/legacy/FenwickDocuments/Shrinkwrap.pdf (дата обращения: 29.11.2022).
  6. Svantesson D. Private International Law and the Internet. Wolters Kluwer, 2012. 567 р.
  7. Канашевский В.А. Коллизионное регулирование договоров с участием потребителей // Международное публичное и частное право. 2016. № 4. С. 22–25.
  8. Рожкова М.А. Агрегаторы, платформы, «владельцы агрегаторов»: некоторые комментарии к Закону об агрегаторах // Закон.ру. 2018. 13 августа.
  9. Савельев А.И. Электронная коммерция в России и за рубежом: правовое регулирование. М.: Статут, 2014. 543 с.
  10. Терентьева Л.В. Понятие кибер-пространства и очерчивание его территориальных контуров // Правовая информатика. № 4. С. 66–71.

Интересная статья? Поделись ей с другими: