УДК 339.7

Финансовая интеграция Катара и КНР в рамках реализации концепции «Один пояс, один путь»

Крюков Иван Андреевич – студент Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации.

Аннотация: В статье анализируются интеграционные процессы, затрагивающие финансовые рынки Государства Катар и Китайской Народной Республики, в контексте сотрудничества стран в рамках проекта «Один пояс, один путь», нацеленного на содействие инфраструктурному развитию и взаимосвязанности азиатского региона. Рассмотрены основные шаги по активизации двустороннего партнерства в финансовой сфере, предпринятые государствами в течение последнего десятилетия. Особое внимание уделено вопросам взаимодействия в рамках Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, сотрудничества в сфере валютных операций, создания благоприятного инвестиционного климата и развития исламского банкинга.

Ключевые слова: Катар, Китай, финансы, интеграция, стратегическое партнерство, «Один пояс, один путь», инвестиции.

За последнее десятилетие характер двусторонних отношений между Китайской Народной Республикой и Государством Катар существенно вырос, достигнув уровня всеобъемлющего стратегического партнерства в различных сферах международной деятельности. Одним из системообразующих факторов китайско-катарского сотрудничества является активное участие эмирата в реализации китайской стратегии развития «Один пояс, один путь» (ОПОП), запущенной китайским руководством в конце 2013 года с целью создания новых торговых путей, транспортных и экономических коридоров, связывающих Китай со странами Центральной Азии, Европы и Африки. Ближний Восток и особенно страны Персидского залива были определены как ключевой регион для потенциального партнерства в этих усилиях, что обуславливает крайнюю заинтересованность Пекина в плодотворном взаимодействии с Дохой, которая, в свою очередь, видит большой потенциал в укреплении политических, экономических и культурных связей с одним из мировых лидеров, коим на данный момент является Китай. При этом важно подчеркнуть, что участие Катара в проекте обусловлено его взаимовыгодным характером для обеих сторон, в частности, одним из ключевых критериев стала совместимость целей китайской инициативы и реализуемой Катаром национальной стратегии устойчивого развития «Qatar National Vision 2030» (QNV 2030). Таким образом, катарская модель устойчивого развития и китайское стратегическая инициатива сошлись на общем пути экономического развития, и их синергетический потенциал откроет новые возможности для обеих сторон, при этом реализация китайского проекта придаст новый импульс экономической трансформации Дохи и укрепит отношения стратегического партнерства между двумя государствами.

В рамках мер Китая по формализации стратегического партнерства с Катаром формирование и продвижение финансовой интеграции между двумя странами считается одной из важнейших областей сотрудничества для интеграции QNV 2030 в структуру ОПОП. В этой связи обеими сторонами принимается ряд мер, в том числе углубление финансового сотрудничества и построение стабильной валютной системы, создание благоприятного инвестиционного климата и системы кредитной информации в Азии, расширение объема и масштаба азиатского рынка облигаций. Так, Доха приняла активное участие в реализации предложенного Китаем проекта по созданию Азиатского Банка Инфраструктурных инвестиций (АБИИ), главное предназначение которого заключается в стимулировании финансового сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также финансировании различных инфраструктурных проектов в Азии от строительства дорог и аэропортов до антенн связи и жилья экономкласса. Катар одним из первых вошел в состав акционеров банка, подписав в 2014 году на церемонии открытия в Пекине «Меморандум о взаимопонимании» стран-учредителей банка. Помимо участия в создании АБИИ Доха задействовала все финансовые механизмы, лежащие в основе инициативы «Один пояс, один путь», содействуя выпуску различными финансовыми институтами с хорошим кредитным рейтингом деноминированных в юанях облигаций в Китае, а также поощряя квалифицированные китайские финансовые учреждения и компании выпускать облигации в юанях и в иностранной валюте за пределами Китая и использовать средства, привлеченные таким образом в странах, входящих в сферу реализации инициативы.

Важнейшим событием для финансовых рынков обеих стран стало открытие центра клиринга операций в китайском юане в столице Катара, оценивающееся как один из наиболее важных шагов, предпринятых для содействия реализации проекта «Один пояс, один путь». В апреле 2015 года Китай создал в Катаре клиринговый центр в китайских юанях, первый в своем роде на Ближнем Востоке и в Северной Африке, капитализация которого достигала суммы в 30 миллиардов юаней. [3] Данная мера стала логичным и ожидаемым продолжением предпринимаемых ранее шагов по интернационализации юаня, являющейся одной из составных частей концепции ОПОП, поскольку ещё в ноябре 2014 года центральные банки Китая и Катара подписали соглашение о валютном свопе на сумму 35 миллиардов юаней (5,6 миллиарда долларов). [3] Центр предлагает местным финансовым учреждениям доступ к китайскому юаню и валютные рынки и направлен на содействие развитию торговли, увеличение инвестиций в китайскую валюту и облегчение финансовых операций между Пекином и Дохой, с одной стороны, а также между Китаем, странами Персидского залива и остальной частью Юго-Западной Азии, с другой. В долгосрочной перспективе центр может помочь странам Персидского залива снизить их зависимость от доллара США, что станет еще одним шагом на пути к цели Китая стать важным экономическим игроком в регионе и за его пределами.

Решение Китая создать клиринговый центр юаня в Дохе неудивительно, поскольку, по данным центрального банка Катара, в совокупности объём денежных средств, находящихся в распоряжении руководства эмирата, достигает половины триллиона долларов, которые формируют 58 млрд долларов золотовалютных резервов страны и капитал Суверенного фонда благосостояния Катара (QIA), одного из крупнейших инвестиционных фондов в мире, который принадлежит государству и располагает примерно 450 миллиардами долларов. [1] Помимо потенциальных выгод от расширения географии использования юаня, данное событие имеет и практическую значимость, обусловленную ростом широкой сети экономических и торговых отношений Китая со странами Ближнего Востока. Так, за последнее время вырос объем инвестиций Катара в китайский финансовый сектор, банки и сферы недвижимости. Среди крупных сделок можно отметить владение Государством Катар представленным QIA в качестве акционера Банка сельскохозяйственного развития Китая, одного из лидеров китайского банковского сектора, портфелем в 13% акций банка. [4] На уровне торговых отношений арабские страны представляют шестого по величине рынок сбыта для Китая, который, в свою очередь, стал главным торговым партнером для 10 арабских стран в 2018 году. Таким образом, обеспечивающий доступ к финансовым продуктам и биржам на основе юаней клиринговый центр в Катаре, функции которого исполняет крупнейший китайский банк ICBC, укрепляет финансовые связи между Пекином и Ближним Востоком и способствует широкому использованию китайского юаня в регионе, что создает благоприятный инвестиционный климат для китайского бизнеса. [5]

Катар также получает свои дивиденды от создания клирингового центра, укрепив свои позиции в качестве ведущего регионального и международного финансового игрока. Помимо этого, Пекин является третьим по величине торговым партнером Дохи, что делает вполне разумным для последнего диверсифицировать часть своего крупного пула валютных резервов в сторону от американских долларов и укреплять существующие связи с Китаем. В региональном плане клиринговый центр предоставляет Катару и другим странам и инвесторам Персидского залива доступ к новым финансовым продуктам в юанях. Согласно данным глобального поставщика платежных систем Swift, все больше стран Ближнего Востока обращаются к юаню, а Катар и ОАЭ наиболее активно используют юань для прямых платежей с Китаем и Гонконгом. [6]

Ещё одной сферой активного взаимодействия Дохи и Пекина стал исламский банкинг. Так, на фоне выхода некоторых финансово-кредитных учреждений Катара, соответствующих шариату, на внешние рынки и установления партнерских отношений с иностранными банками и другими организациями для оказания помощи в создании новых исламских финансовых продуктов и услуг на зарубежных рынках, в 2015 году Международный исламский банк Катара (QIIB) объявил о подписании меморандума о взаимопонимании с китайской брокерской компанией Southwest Securities о создании исламской финансовой компании в Китае. Сделка, в которой также участвует инвестиционно-банковское подразделение Национального банка Катара (QNB), крупнейшего традиционного игрока Катара, является частью недавнего стремления Китая развивать внутреннюю финансовую индустрию, соответствующую шариату. В рамках этой инициативы Промышленно-коммерческий банк Китая (ICBC), крупнейший в мире банк по размеру активов, недавно стал партнером Исламской корпорации развития частного сектора (ICDPS), которая функционирует под эгидой базирующегося в Джидде многонационального финансового института развития, Исламского банка развития (ИБР). Партнерство ICBC-ICDPS будет определять и развивать возможности синдицированного финансирования в 52 странах-членах Исламского банка развития. Вместе с этим, по состоянию на конец 2015 года несколько крупных китайских компаний рассматривали возможности финансирования в соответствии с шариатом, в том числе конгломерат HNA Group, который мог привлечь 150 миллионов долларов на покупку авиалайнеров с помощью исламского инструмента, а также провинция Шаньдун, рассматривавшая возможность выпуска сукук (исламские облигации) для финансирования строительства высокоскоростной железнодорожной ветки. [7]

Таким образом, за последние годы Катар и Китай существенно продвинулись на пути к интеграции собственных финансовых рынков. Имеет место разноплановое сотрудничество – от мер, способствующих интернационализации юаня, до инициатив по развитию института исламского банкинга в Китае, при этом взаимодействие двух стран по-прежнему строится на принципах открытости и взаимовыгодности. При этом можно с уверенностью сказать, что реализация китайской стратегической инициативы «Один пояс, один путь» стала важнейшим катализатором активизации двусторонних процессов по взаимному проникновению катарского и китайского капиталов на финансовые рынки партнеров. С учетом продолжающегося укрепления катарско-китайских связей в различных сферах международной деятельности и перспектив, которое данное сотрудничество может предложить обеим странам, стоит ожидать продолжения финансовой интеграции, ведущей как к наращиванию объема взаимных инвестиций и стимулированию торговли в национальных валютах, так и увеличению азиатского рынка ценных бумаг в целом и улучшению инвестиционного климата в регионе.

Список литературы

  1. Dinesh Nair, Ben Bartenstein. Qatar Pursues Plan to Bolster $450 Billion Wealth Fund [Электронный ресурс] // Bloomberg, 26 апреля URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2022-04-26/qatar-is-said-to-pursue-plan-to-bolster-450-billion-wealth-fund?sref=XNB4Nygj (дата обращения 15.07.2022)
  2. Mordechai Chaziza, China–Qatar Strategic Partnership and the Realization of One Belt, One Road Initiative // China Report. – 2020. – Vol. 56. - № 1. – Р. 78-102.
  3. Qatar launches first Chinese yuan clearing hub in Middle East [Электронный ресурс] // Reuters, 14 апреля URL: https://www.reuters.com/article/qatar-china-yuan-idUKL5N0XB2D220150414 (дата обращения 13.07.2022)
  4. Qatar-China Ties Promise Economic Partnerships and Advanced Stages of Integration [Электронный ресурс] // Gulf Times, 30 January 2019. URL: https://www.gulf-times.com/story/620770/Qatar-China-ties-promise-economic-partnershipsand-advanced-stages-of-integration (дата обращения 15.07.2022)
  5. Rakhmat, Muhammad Zulfikar. China-Qatar Relations: Media, Culture, Education and People [Электронный ресурс] // HuffPost, 18 May 2017. URL: https://www.huffingtonpost.com/muhammad-zulfikar-rakhmat/chinaqatar-relationsmedi_b_10006408.htm (дата обращения 15.07.2022)
  6. Teo, Esther. More Middle East Countries Using the Yuan [Электронный ресурс] // The Straits Times, 5 February 2016. URL: https:// straitstimes.com/asia/east-asia/more-middle-east-countries-using-the-yuan (дата обращения 15.07.2022)
  7. The Report: Qatar 2016 [Электронный ресурс] // OXFORD BUSINESS GROUP URL: https://oxfordbusinessgroup.com/node/907579/reader (дата обращения 13.07.2022)
  8. Лексютина, Я. В. Потенциал влияния инициатив «Пояс и Путь» и АБИИ на экономическую архитектуру Азии / Вестник Московского университета. Сер. 25, Международные отношения и мировая политика. - Т. 12, № 4. - 2020. – С. 40-66

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail