УДК 34

Международно-правовые стандарты по делам о лишении родительских прав

Ратникова Анастасия Николаевна – студент Института права Социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета.

Аннотация: В статье раскрываются международно-правовые стандарты лишения родительских прав, основные принципы, на основании которых суду необходимо принимать решение по делу о лишении родительских прав.

Ключевые слова: лишение родительских прав, позиция Европейского суда по правам человека, принцип уважения семейной жизни.

Конституцией установлено, что Российская Федерация признает за собой международные нормы и принципы права. Ратифицируя их, Россия относит их к важнейшим источникам правового регулирования. Но, важно заметить, что международно-правовые нормы не должны противоречить Конституции РФ, поскольку именно Конституция признается в России главным правовым актом.

Ныне ратифицированные Российской Федерацией международно-правовые акты, предусматривающие права детей, следующие:

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (включая нормы толкования в постановлениях Европейского Суда по правам человека);

Декларация ООН о правах ребенка 1959 года;

Конвенция о правах ребенка 1989 года (которая содержит перечень прав ребенка в семье, подлежащие государственной защите) [2];

Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990 года [1] и др.

Процессуальные вопросы применения данного института регулируются также Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам[3], подписанной в г. Минске 22 января 1993 г. или Конвенцией о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей, заключенной в г. Гааге[4] 19 октября 1996 г.

Международное право регламентировало в своих источниках важнейший принцип - принцип уважения семейной жизни. В соответствии с данным принципом, если государство вмешивается в семейные отношения, то такое вмешательство должно быть законным, соразмерным и соответствовать преследуемой законом цели [5].

Необходимость вмешательства государства может исходить как из диспозитивных, так и императивных начал, это исходит от методов семейного права, поскольку его нормы содержат не только диспозитивные предписания, но и императивные, либо и то, и другое одновременно.

Особенностью института брака и семьи является – лично-доверительный характер отношений. Личные права ребенка носят доверительный характер по отношению к родителям, и взаимно, доверительные отношения родителей к ребенку. Взаимное общение родителя и ребенка друг с другом является основополагающим элементом семейной жизни.

Оценивая жизнь каждой рассматриваемой семьи суду важно оценивать многие показатели, такие как:

  • наличие взаимосвязи между родителем и ребенком, насколько она тесна и реальна;
  • ответственное отношение и поведение родителя к воспитанию и содержанию своего ребенка;
  • уровень общения между ними;
  • вовлеченность ребенка в семью [8].

Лишение родительских прав хоть и стоит во главе интересов ребенка, но не всегда эта мера является необходимой и оптимальной, ведь она приводит к ослаблению, а иногда и к полному разрушению эмоциональных связей между ребенком и его родителями

и подтверждается практикой Европейского суда по правам человека.

Обязывая государства учитывать интересы ребенка в первую очередь, Европейский суд обращает внимание на недопустимость формального подхода к их оценке.

К примеру, по делу «Куцнер против Германии», суд установил, что вмешательство государства по указанному делу было непропорционально цели и право заявителей на уважение семейной жизни было нарушено. ЕСПЧ учел такие обстоятельства как: во время проживания детей дома им предоставлялась образовательная поддержка, не установлен факт пренебрежения родителями своими обязанностями или плохого обращения с детьми. Таким образом, суд решил, что причин для оправдания столь серьезного вмешательства в семейную жизнь, как разделение семьи, явно недостаточно [9].

Согласно позиции Европейского Суда по правам человека окончание семейных отношений родителя и ребенка не должно приводить к отрицательным правовым последствиям, таким как аннулирование межличностных отношений. Такие меры возникают в исключительных или особых случаях. В связи с этим, Европейский суд определяя место жительства ребенка также разрешает вопросы по реализации права родителем, лишенным родительских прав, на общение с ребенком. Это возможно, если это не окажет на ребенка вредного влияния, с согласия органа опеки и попечительства, или других лиц, наделенных правом по содержанию ребенка, либо с согласия усыновителей, приемных родителей. Декларированный принцип установил, что для полного и гармоничного развития личности, ребенок нуждается в любви и понимании [7]. Живя под ответственностью опекунов, в атмосфере любви и моральной поддержки – не должен быть разлучен со своими биологическими родителями, если это не действует против интересов самого ребенка [7]. Родителя, должны обладать правами, чтобы реально влиять на рассмотрение дела о лишении их в родительских правах, а также иметь возможность для восстановления в родительских правах [6].

Практика Европейского суда в течение многих лет последовательна и основывается на правовой позиции, подтвержденной многими примерами из практики: «обстоятельства, которые смогут оправдать разрыв семейных связей», должны быть «чрезвычайными» [10].

Таким образом, нужно учитывать многогранную практику Европейского Суда в делах по взаимоотношению родителей и детей, международно-правовые стандарты защиты их прав, и учитывать то, что действие международных правовых стандартов в семейном праве РФ и механизм правового регулирования в нем, подвергается некоторым изменениям. Правительством РФ не раз поднималась тема разработки и концепции 12-й главы СК РФ, которая бы четко определяла основания для ограничения или лишения родительских прав, а также связывала эти понятия. По мнению исследователей, лишение родительских прав должно быть самой крайней мерой, а ограничение – обязательным первым этапом перед ним для наибольшего числа случаев. Те родители, которые предупредительной мерой ограничены в родительских правах, перед их лишением, должны быть обеспечены помощью со стороны государства в виде доступной юридической, социальной и, возможно, медицинской помощи для решения существующих в семье проблем.

Список литературы

  1. Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (Принята в г. Нью-Йорке 30.09.1990)// Дипломатический вестник. 1992. N 6. С. 10 - 13.
  2. Конвенция о правах ребенка 1989 года// «Сборник международных договоров СССР», выпуск XLVI, 1993.
  3. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам// «Бюллетень международных договоров», N 2, 1995.
  4. Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей [рус., англ.] (Заключена в г. Гааге 19.10.1996)// Собрание законодательства РФ. 12 августа 2013 г. N 32. Ст. 4297.
  5. Кравчук Н.В. Международно-правовой аспект права ребенка на получение содержания от родителей // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 1. С. 99.
  6. Кравчук Н.В. Практика Европейского суда по правам человека относительно изъятия ребенка из семьи // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2017. N 11. С. 40.
  7. Матанцев Д. А. Отражение идей Конвенции о правах ребенка в законодательстве РФ о лишении родительских прав // Учен. зап. Рос. гос. соц. ун-та. – 2010. – № 4. – С. 60–62.
  8. Флейшер Н.Б. Судебная деятельность Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод несовершеннолетних лиц // Российская юстиция. 2015. N 3. С. 60.
  9. Постановление ЕСПЧ от 26.02.2002 «Дело «Куцнер (Kutzner) против Германии» (жалоба N 46544/99) [рус., англ.]// Прецеденты Европейского Суда по правам человека: Электронное периодическое издание / учредитель ООО «Развитие правовых систем». Специальный выпуск. 2017, ноябрь. N 11 (47).
  10. Постановление Европейского суда по делу "Барня и Кальдарару (Barnea and Caldararu) против Италии" от 22 июня 2017 г., жалоба N 37931/15// «Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание», 2017, N 11.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail