УДК 347.1

Защита чести, достоинства и деловой репутации против права на судебную защиту

Рябкова Татьяна Юрьевна – магистр Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: В статье рассматривается вопрос защиты чести, достоинства и деловой репутации в ситуации, когда право заявителя было нарушено в рамках рассмотрения дела в суде, а именно порочащие и ложные сведения были распространены в процессуальном документе оппонента. Автор рассматривает конфликт в разрезе права на защиту и анализирует релевантную судебную практику по вопросу. Автор приходит к выводу, что праву на защиту в суде отдается приоритет перед правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации.

Ключевые слова: честь, достоинство, деловая репутация, защита, судебные дела по защите чести, достоинства и деловой репутации, порочащие сведения, несоответствующие действительности сведения, право на судебную защиту.

На практике возникают ситуации, когда в процессуальных документах оппонент в споре сообщает суду и участникам процесса сведения, которые могут быть отнесены к порочащим честь, достоинство или деловую репутацию. Сможет ли такой участник процесса защититься от порочащих сведений или суд откажет в удовлетворении требований со ссылкой на право судебной защиты?

В процессуальных документах стороны указывают сведения, которые вне процесса были бы отнесены к порочащим, притом, что нередко в судебный акт целыми предложениями копируется позиция стороны. Так сведения становятся доступны неограниченному кругу лиц после публикации решений в сети «Интернет». Судебный процесс проводится с соблюдением принципа гласности (открытости) судебного разбирательства, так что любой слушатель может посетить заседание и услышать сведения, которые стороны разглашают в отношении друг друга. Интерес в защите чести, достоинства и деловой репутации в процессе подтверждается растущей судебной практикой по рассматриваемому вопросу, что подчеркивает его актуальность.

В рассматриваемом исследовании акцент седлан на противостоянии двух защищаемых Конституцией РФ прав человека: право на защиту чести и доброго имени (пункт 1 статьи 23), и право на судебную защиту (пункт 2 статьи 46).

При защите с помощью иска с требованием прекратить нарушение чести, достоинства и деловой репутации, суды устанавливают, соответствуют ли сведения действительности, являются ли сведения утверждением о фактах или отражают лишь мнение и носят ли такие сведения порочащий характер (статья 152 ГК РФ).

Для того чтобы доказать недобросовестность стороны в деле или расположить суд к своей позиции, используются утверждения о нарушении процессуальным оппонентом законодательства или сведения о неэтичном поведении, о недобросовестности при осуществлении предпринимательской деятельности и другие сведения, которые соответствуют понятию прочащих в толковании Верховного Суда РФ [2].

В судебной практике часто встречается позиция, согласно которой суд отказывает в удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, так как ответчик осуществляет право на судебную защиту, а не распространяет порочащие сведения [6, 7, 8, 9].

Противостоит защите от порочащих сведений разъяснение Верховного Суда РФ, согласно которому не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях, приговорах, постановлениях и других процессуальных и иных документах, для обжалования которых предусмотрен судебный порядок. Тем не менее, из телеологического толкования позиции Верховного Суда РФ можно сделать вывод, что речь не идет о процессуальных документах, которые стороны используют в рамках судопроизводства, то есть речь не идет о тексте самого искового заявления, отзыва, возражений, жалоб и др. Формальных препятствий, для подачи иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, нет.

Однако предъявление иска о защите чести, достоинства или деловой репутации может стать еще одним инструментом пересмотра дела, что является недопустимым. Что это значит? С учетом того, что для победы в таком иске необходимо доказать, что сведения являются ложными, то в тех ситуациях, когда те же сведения были положены в основу решения, суд не может пересмотреть их по иску о защите чести, достоинства или деловой репутации, как минимум потому, что для него будет действовать преюдициальное значение решения по делу, процессуальные документы которого предположительно содержат порочащие сведения.

Такая позиция подтверждается Верховным Судом РФ [3] и Конституционным Судом РФ [1]. На наш взгляд, Верховный Суд РФ указывает, что в состязательном процессе фактически реализуется право на защиту от порочащих сведений, так как суд оценивает позиции стороны и принимает или не принимает те или иные объяснения и доказательства в качестве обоснования решения по делу, т.е. оценивает являются сведения достоверными или нет.

Сторона по делу не лишена возможности представить суду опровержения ложных сведений в рамках самого процесса. Верховный Суд РФ [4] придерживается следующей позиции: «в судебном заседании сторонам предоставляются равные процессуальные возможности по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая реальную возможность довести свою позицию до сведения суда, поскольку только при этом условии реализуется право на судебную защиту, которая должна быть справедливой, полной и эффективной».

Кроме того, Верховный Суд РФ [2] указал, что не могут быть оспорены сведения в процессе по защите чести, достоинства и деловой репутации, если такие сведения стали доказательствами по другому делу, что также подтверждает ранее рассмотренный подход. Верховный Суд РФ констатирует, что речь идет именно о тех сведениях, которые стали доказательствами по делу и были оценены судом при вынесении решения. Причем не будет иметь значения отражены ли результаты оценки суда в судебном акте или нет.

Безусловно, ограничение прав сторон в предоставлении доказательств, объяснений по делу приведет к ограничению сторон в состязательности. Однако на наш взгляд, запрет на защиту от распространения порочащих сведений, если они отражены в процессуальном документе, приведет к необоснованному ограничению прав лица на «доброе имя». Процессуальный оппонент не должен быть ограничен в предоставлении доказательств, но он должен понимать, что если им распространяются ложные и порочащие сведения, то его призовут к ответственности.

Спасая сторону, которая сказала что-то «лишнее», суды указывают: «…в указанном случае имеет место субъективное мнение ответчика по предъявленным им в рамках иного гражданского дела требованиям, сформировавшееся в результате сложившейся конфликтной ситуации, а не распространение не соответствующих действительности сведений в отношении истцов» [9].

Действительно ли правильно утверждать, что в процессуальном документе может содержаться «мнение» стороны, а не ее утверждение о фактах, изложение занимаемой позиции, на основании которой суд устанавливает обстоятельства, которая дает обоснование требованиям или возражениям? По логике судов, если такая позиция отражает мнение участника процесса, то она не учитывается судом, а, следовательно, не будет являться частью обоснования решения суда и при пересмотре дела не нарушит принцип правовой определенности. Но так как, суд указывает, что это мнение стороны, то это не может рассматриваться как утверждение о фактах и не будет нарушать право на защиту чести, достоинства и деловой репутации. На наш взгляд, обоснование отказа в защите чести, достоинства и деловой репутации на том основании, что в ходе другого процесса выражалось мнение оппонентом, а не утверждение о фактах, не является верным.

В контексте исследования, конечно, интересуют те сведения, которые не были положены в основу решения и фактически признаются не относимыми к делу. Так, например, кредитор в деле о банкротстве в процессе оспаривания сделки указывает на то, что должник – преступник. Сможет ли такой должник противостоять кредитору?

Суды при рассмотрении исковых заявлений о защите чести, достоинства и деловой репутации, нарушенных распространением порочащих сведений в ходе судебного разбирательства по другим делам, не могут отказывать автоматически. Должно быть установлено, действительно ли сведения оценивались судом. В большинстве случаев суды так и поступают, указывая на то, что сведения являются основанием иска (например, сведения об обстоятельствах расторжения брака – «совместная жизнь не сложилась, отец не оказывал материальной помощи» [5], сведения о негативных характеристиках с работы при оспаривании незаконного увольнения – «негативно характеризуется как работник по своему профилю» [7]). Суды не идут по пути формального отказа лишь на том основании, что сведения были отражены в процессуальном документе, а разбираются в том числе и в том, действительно ли такие сведения могут быть отнесены к порочащим и не соответствуют действительности. 

Таким образом, сегодня приоритет отдается праву на судебную защиту, тогда как право на защиту чести, достоинства и деловой репутации остается в стороне. Таким образом, при обращении в суд с иском о защите деловой репутации, чести и достоинства в ситуациях, когда порочащие сведения были отражены в процессуальных документах, маловероятно удастся одержать победу, так как такие сведения уже были оценены судом в процессе рассмотрения другого дела. Участник процесса должен не только бороться в рамках процесса с оппонентом по фактическим обстоятельствам, но и отставить свое право на доброе имя, приводя аргументы в пользу недостоверности сведений оппонента, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию.

Тем не менее, формальных, препятствий для обращения в суд за защитой нет, и если сведения не были предметом оценки суда, не были положены в основу решения или суд признал доказательства не относимыми к делу, то при соответствии сведений критериям, которые устанавливаются для победы в рамках спора о защите чести, достоинства и деловой репутации, требование может быть предъявлено в суд. Однако, на наш взгляд, исходя из позиций, которых придерживается судебная практика, стоит попытаться «опровергнуть» сведения в рамках первого процесса, как это рекомендует делать и Верховный Суд РФ.

Список литературы

  1. Определение Конституционного Суда РФ от 27.09.2018 № 2408-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Валдаевой Раисы Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 9 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 1 части первой статьи 134 и абзацами первым и вторым статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/online.cgi?req=doc&ts=FfIkyATC00uWNOS&cacheid=C1165C368C8885DA559BD4B2A2429FEB&mode=splus&rnd=rsYsg&base=ARB&n=557746#JiioyATSI6T4m9gl1 (дата доступа: 08.07.2022).
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005 (№ 4) /[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vsrf.ru/files/10864/ (дата обращения: 08.07.2022).
  3. Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016 (№ 10) / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vsrf.ru/files/15751/ (дата доступа: 08.07.2022).
  4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 02.08.2011 № 58-В11-4/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cloud.consultant.ru/cloud/cgi/online.cgi?req=doc&ts=FfIkyATC00uWNOS&cacheid=1E8C816815040E10C4C4AF7DE79B2E78&mode=splus&rnd=rsYsg&base=ARB&n=211882#yClnyATqGyq3UaU71 (дата доступа: 08.07.2022).

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail