УДК 339

Эволюция демократии и автократии в условиях глобализации

Се Ханьтин – магистрант Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: Нарастание глобальных противоречий современного мира обозначило не только экономические, но и политические, и социальные проблемы, возможно, нерешенные вовремя, возможно, вообще не имеющие решения в рамках сложившейся системы ценностей. Выводы. На примерах взаимной конвергенции демократических и авторитарных способов правления в современной глобальной политике обосновывается, что политическая теория демократии нуждается в существенной коррекции в целях сохранения своего потенциала.

Ключевые слова: демократия, автократия, глобализация, международные отношения, развитые страны.

Изучение воздействия глобализации на развитие демократии является одним из приоритетных направлений современных политических исследований. При этом в поле зрения политологов находятся как страны зрелой демократии, так и главным образом «новые» демократические государства, возникшие в ходе «третьей волны» демократизации, охватившей мир в конце XX в. История показывает, что глобальная интеграция развивается волнами. Первая мировая война оборвала развитие глобализации, разрушение системы международной торговли и потоков капитала отвергли развитие многих стран десятилетия назад. А расстояние от популистского изоляционизма до тоталитаризма разных мастей (красного или коричневого) оказалось очень коротким.

Если в первую волну глобальной интеграции вопрос связи между политическими режимами и развитием экономических взаимоотношений остро не стоял в силу колониальной системы и других «стандартов демократии» по сравнению с нынешним временем, то вторая волна глобализации, начавшаяся с середины 1980-х, опиралась на ситуацию, когда разные политические режимы находили возможности для взаимного доверия.

1

Рисунок 1 - Страны мира по индексу демократии, 2020 г.[1]

Несмотря на заверения многих специалистов, что мир окончательно выбрал для себя вектор демократического развития, индекс развития демократии (рис. 1) свидетельствуют о примерном паритете демократии и автократии в современном мире.

Кроме того, если раньше эти режимы довольно успешно уживались, то сегодня доверие между демократиями и автократиями снижается, а экономические отношения продолжаются по инерции. Часто в такой инерции скрывается популярный в академической литературе нарратив, что глобализация приносит не только экономические выгоды, но и политические.

В теории международных отношений долгое время существует мнение, что демократии не воюют друг с другом. Демократии привносят мощный стабилизирующий эффект в международные процессы. С экономической точки зрения это можно обосновать тем, что война несет потери, разрушения и страдания, несовместимые не только с общечеловеческими ценностями, но и с ключевыми предпосылками приумножения общественного благосостояния. Если политики действительно озабочены благосостоянием избирателей, то они будут пытаться обходить действия, результатом которых будут очевидные потери [2, c.172].

Кроме того, даже если предположить наличие заинтересованных групп, благосостояние которых может возрасти в результате милитаризации и войны, наличие демократических выборов ведет к тому, что общие потери являются фактором сдерживания из-за риска проигрыша на следующих выборах. В противоположность этому, автократии склонны к насилию из-за неуважения прав и отсутствия политической конкуренции. Их способность к фокусированию ресурсов на насилии обусловлена тем, что возможности перевода бремени войны на общество ограничиваются разве что стратегической оценкой «запасов человеко-единиц». Вероятность политических переворотов также выше именно в автократиях, что, однако, очень часто не гарантирует меньше насилия, особенно когда речь идет о борьбе за сырьевую ренту [3, c.62].

Такой политико-экономический подход оказался очень сильным архетипом международной политики. Столь сильным, что вопрос о том, насколько глобализация соотносится с распространением демократии, перестал быть исключительно достоянием абстрактной дискуссии. Повестка дня международной политики несколько последних десятилетий формировалась вокруг выгод от участия в процессах глобализации, а многие структурные реформы в разных уголках мира инициировались в контексте адаптации к глобальному конкурентному давлению. То же касается поиска оптимального формата принятия факта, что в глобализацию вовлекаются страны с разными политическими режимами. Глобальная интеграция принесла большие возможности для многих стран. Отрицать выгоды от международной торговли, потоков капитала, трудовой мобильности или свободного обмена идеями означает санкционировать бесплодную дискуссию о нюансах и деталях, которые вряд ли покроют своей тенью все эмпирические данные. Не случайно еще до глобального финансового кризиса 2008 года на глобализацию смотрели как на главный канал распространения демократии в мире.

Действительно, глобальная интеграция, вызванная появлением новых технологий и изменениями в подходах к экономической политике, уже с конца 1980-х сопровождалась положительными изменениями в распределении политических режимов в мире. Страны Латинской Америки смогли вырваться из циклической ловушки военных диктатур, Центрально-Восточная Европа уверенно развивала европейские институты, признаки демократизации были видны в ряде бывших советских республик, а отдельные азиатские и африканские страны улучшали свои позиции в рейтинге политических режимов.

Сформировалось предположение, что глобализация положительно влияет на распространение демократии, главным образом, через канал торговли, осуществление которой сопровождается улучшением доступа к информации, которая, в свою очередь, питает конкуренцию идей. Есть и более сложные каналы. При увеличении благосостояния в результате открытия экономики растет запрос на защиту прав (от прав собственности до политических прав). Изменения в характере распределения доходов оказывают существенное влияние на изменения в распределении политической власти. И если открытость создает новые общественные конфигурации выигравших от глобализации, они в свою очередь обеспечивают давление в сторону социальных изменений в направлении демократизации и реформ, устанавливающих верховенство права.

Более глубокое изучение этого вопроса продемонстрировало, что глобализация не является достаточным условием распространения демократии. Скорее всего между глобализацией и демократией существует двусторонняя связь. Глобализация создает стимулы для востребованности выгод от демократического режима. А демократический режим позволяет проведение политик, позволяющих смягчать потери от глобализации, относительно равномерно распределять выгоды от нее и предотвращать политическое давление заинтересованных групп, стремящихся перекладывать бремя глобальной конкуренции на других, тем самым подрывая социальную базу заинтересованных в открытости.

Как оказалось, при наличии значительной сырьевой ренты глобализация не только не способствует усилению тенденции к демократизации. Напротив – она рождает дополнительные источники и возможности консервации автократического режима. Глобальный спрос на сырье, подталкивая цены вверх, создал мощное условие для того, что сырьевые автократии как никогда укрепились [1, c.30].

Параллельно процессу укрепления автократий за счет выгод от участия в глобализации сформировался и феномен гибридного взаимодействия между открытостью и политическим режимом. Слабые демократии оказались крайне уязвимы к тому, что более агрессивные автократии со значительными ресурсами легко коррумпируют, превращая в сырьевые приложения к своим метрополиям или трансформируя в дополнительные поднятые руки во время голосований в международных организациях по нужным вопросам.

Глобальный крестовый поход против независимости центральных банков недавно выглядел как один из тектонических оползней, запущенных волнами популизма. Недовольство глобализацией объединяло полярные политические спектры. Парадоксально, но все большее недовольство глобализацией усиливало зависимость демократий от автократий. Электоральные успехи у первых становилось легче достигать из-за доступа к новым и растущим по своему объему рынкам экономик ряда автократий, чем идя по пути сложных реформ, договоренности о которых разрушали не одну правящую коалицию.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что экономическая глобализация способствовала формированию не только ограниченного уровня культурно обусловленного спроса на политическую свободу, но и низкого уровня ее институционального предложения. Подтверждением тому служит сохранение в настоящее время среди стран «третьей волны» значительной доли нелиберальных демократий.

Список литературы

  1. Чепель С. "Новые демократии" в условиях экономической глобализации: проблемы и перспективы развития //Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. – 2018. – №. 2 (12). – С. 21-38.
  2. Райнерт Э.С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными [Текст] / Пер. с англ. Н. Автономовой. М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2018. С. 212.
  3. Чесноков, А. С. Парадоксы демократизации в политической теории и практике / А. С. Чесноков // Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки. – 2015. – № 3(143). – С. 59-67
  4. EIU Democracy Index 2020 - World Democracy Report. www.eiu.com.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail