УДК 7.03

Эстетика современности: модерн – постмодерн – гипермодерн – метамодерн

Ба Ваньли – магистрант Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: Целью статьи является анализ интерпретации и процессы определения «эстетики современности» в культурологическом мнении в конце ХХ – начале ХХІ века. Для достижения цели были использованы методы критического анализа, контекстуализма, а также методология, соответствующая системному культурологическому подходу, включая метод синтеза и системный метод. Выводы. Выяснено, что новые постулаты эстетических ценностей формируются в культурной среде и лишь впоследствии осмысливаются, институализуются остальным социумом.

Ключевые слова: трансформационные процессы, эстетика современности, модерн, постмодерн, гипермодерн, метамодерн.

Стремление к осмыслению современности связано с естественным желанием упорядочивать, рационализировать, искать основания собственного существования. В философско-культурологической науке «современность» трактуется как качественно новый этап, отличный от предыдущего. В этом отмежевании от «прошлого» понимание эстетики «современности» несколько условно, поскольку искусство и творчество в широком смысле всегда опираются на предшествующий опыт и традицию. Важно понимать, что в разных странах границы поколений, а также деление на периоды стилистических направлений значительно сдвинуты.

Согласно Шарлю Бодлеру, модерн означает не историческое время (эпоху), а понимание природы Красоты. Ошибаются те, кто «копается в прошлом, теряет память о настоящем, отказывается от ценностей и привилегий настоящего момента, потому что почти вся наша оригинальность исходит из того отпечатка, который время оставляет на наших впечатлениях».

В данной статье мы рассматриваем множество вариантов написания терминов, встречающихся в русском языке: модерн, модерн, модернизм, постмодерн, постмодернизм.

Анализируя способ их употребления в текстах, трудно заметить разницу в определении. Постмодерн и постмодернизм, гипермодерн, гипермодернизм часто употребляются одновременно как синонимы в одном и том же тексте, хотя, когда «модерн» обозначает исторический период, мы пишем его с большой буквы, тогда как художественный стиль – с маленькой буквы, культурно-интеллектуальная направленность – с суффиксом «-изм».

Эстетическое понимание модерна как постмодерна связано со многими, порой радикально отличительными чертами. Первые случаи употребления термина не имеют общей детерминанты качественной характеристики, они относятся либо к раздельному употреблению, либо к отдельным искусствам, либо к вопросам эстетики, политики; для них не характерна устойчивая связь с общей хронологией. Начало датировки «постмодернистского» дискурса связано с призмой идей, которые распространялись в кругах североамериканской литературной критики в 1950–1960-х годах, откуда они распространились на художественную критику и одновременно искусство в 1970-е гг. И только в следующее десятилетие эти представления оформились в мировоззренческих науках – философии, эстетике,

В странах Восточной Европы дискуссия о легитимации постмодернизма как культурного феномена в силу объективных причин началась в конце 1990-х гг. и активно продолжается по сей день. Число сторонников постмодернистского модерна, как и его антагонистов, огромно, что подтверждается тысячами библиографий, а также широким использованием термина в повседневной практике [3, c. 214].

Нонконформисты и культура андеграунда пытаются привлечь творчество к постмодерну. Сначала дискуссию вокруг постмодернизма определяли как «печальное падение волны после величественного гребня современности», но вскоре постмодернизм стал ассоциироваться с демократией и плюрализмом, который наводит мосты между высокими искусство и массовая культура, критика и общественность, профессионалы и любители. Постмодерн декларирует новые возможности, новое в росте разнообразия.

Постмодернистская арт-практика реализуется двояко: герметический концептуализм декларирует деконструкцию, философию пустоты, отмечает уязвимость мира; массовая культура и поп-арт, напротив, способствуют комфортному пребыванию в обществе, которое вытесняет элиту и массу, предоставляет всем равный доступ к искусству и другие блага.

Постмодернистская ирония сопутствует одновременно обоим направлениям, забавная культура используется для преодоления страха, а самоирония используется как попытка реабилитации собственной культуры и ее достижений. В конце второго десятилетия ХХІ века использование термина «постмодернизм» недопустимо в контексте определения эстетических оснований модерна, поскольку потребовало атрибута конкретной хронологии. Характеризуя эпоху тотальной цифровизации, наиболее распространены новые темпоральные категории, обозначающие альтернативу постмодерну – обобщенный термин постпостмодерн[2, c. 200].

В понимании Крокера и Кука постмодернизм не есть начало чего-то нового или конец чего-то старого. Это катастрофа, которая станет возможной благодаря развлечениям, взрыву современной культуры [4, c. 156]. Описывая современность, авторы уделяют большое внимание человеческому телу, предсказывая его трансформацию в сторону полного отказа от тела. Иван Варга одновременно рассуждает о соотношении всех «измов». По его мнению, как модерн не дистанцировался от предмодерна, так и постмодерн имеет много общего с модерном – гипермодерн органично связан с постмодерном, даже усиливая характеристики последнего. По мнению Варги, гипермодернистское общество использует технологии для оперирования недоступными ранее возможностями вне человеческого тела, виртуальность исключает телесность, а тело становится симулякром. Гипермодерн связан не только с телом, но и с определением культуры.

В «Эстетизации мира» теория гипермодернизма приобретает позитивный смысл через формулировку «трансэстетики», которая рассматривается в контексте коммерческого и популярного искусства.

В общенаучном дискурсе о статусе модерна, пожалуй, наиболее обсуждаемым понятием является метамодерн, который начинается со специфического эстетического определения, возникшего в трансмодернизме и оформленного в полноценную социокультурную парадигму, где под термином осцилляция понимаются колебания между энтузиазм и ирония [1, c.16].

К характеристикам нового модерна относятся: логика бинанизма, наивность, принципиальная незавершенность, прекращение поиска эстетического и пластического абсолюта в пользу изучения изменчивых границ искусства и пределов познания. Отсутствие или неприемлемость известных культурфилософских методов осмысления новой современности предлагается дополнить новыми на стыке искусства и науки не только в смысле точных наук (art&science), но и в гуманитарном (искусство и исследования).

Современный исследователь — это еще и художник, научная работа которого есть личный творческий опыт в каждый момент времени, а главная задача — конструировать атмосферы как создание условий для проживания определенного чувственного опыта вопреки несовершенным в данный момент языковым конструкциям. с точки зрения понимания современности.

Таким образом, новые постулаты эстетических ценностей формируются в культурно-художественной среде и лишь потом осмысливаются и институционализируются остальным обществом. Главной характеристикой «современности» рубежа веков является ее ускоренная изменчивость. Поэтому трансформация эстетических ценностей происходит между созданием оригинальных модификаций, социальной направленностью искусства (модерн), цитированием, всеобщим плюрализмом, асоциальностью, хаотичностью или транзитивностью (постмодерн), утратой телесности, тотальной акселерацией, культурой потребления. гиперсовременный), в конечном счете возвращающийся к обычным практикам, но уже в условиях гиперускоренного времени.

Метамодерн — это самая смелая попытка осмыслить современность, используя понятие «структура чувства» как состояния бытия здесь и сейчас до его осмысления. Прежде чем легализоваться в научных теориях, каждый из вариантов модерна структурировался преимущественно в художественных практиках и, достигнув согласия с широким общественным мнением, терял свою актуальность в смысле эстетической новизны. Каждый раз, когда мы используем новую приставку, мы соглашаемся с утверждением, что общество изменилось вместе с идеей современности.

Список литературы

  1. Афанасьева, А. П. Тезаурус феномена метамодерн / А. П. Афанасьева // Культурные и научно-образовательные стратегии по реализации национальных проектов-2030: сборник материалов III Международной научно-практической конференции, Краснодар, 11 ноября 2021 года. – Краснодар: Краснодарский государственный институт культуры, 2021. – С. 12-18.
  2. Павлов А.В. Образы современности в XXI веке: сверхмодернизм // Знание. Понимание. Умение. 2019. №1. С 142.
  3. Спиваковский, П. Е. Метамодернизм: контуры глубины / П. Е. Спиваковский // Вестник Московского университета. Серия 9: Филология. – 2018. – № 4. – С. 196-211.
  4. Kroker, A., & Cook, D. (1986). The Postmodern Scene. Excremental Culture and HyperAesthetics. New World Perspectives [in English].

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail