УДК 33

Экономический анализ деятельности Чичикова в поэме Н.В.Гоголя «Мёртвые души»

Ли Шаншан – студент Чжуннаньского университета экономики и права (Китай).

Аннотация: Данная статья рассматривает с точки зрения экономической истории, марксистской философии, экономики и эконометрики экономические основания для возможности процесса торговли «мертвыми душами», который был описан в романе Н.В. Гоголя «Мертвые души». Рассматриваются исторические и экономические предпосылки, которые могли привести к реализации описанной аферы и получению доходов.

Ключевые слова: Крепостное право, Мёртвые души, объективные условия, оценка доходов.

Инновационные методы стремления к сверхприбыли часто опирались на социальное положение, экономическую политику, и работу закона в России XIX века. Не стала исключением покупка «мёртвых душ», организованная Чичиковым, как одна из форм финансовых инноваций. Рассмотрим объективные причины её успеха.

Лазейки в проверке крепостных крестьян не позволяют отличить мёртвых крепостных от живых, и механизм налогового надзора несовершенен. Крепостные крестьяне являются обязательными налогоплательщиками государства, и их подушная подать представляет собой самый важный источник средств для государственной казны. Поэтому то, как рассчитать численность «душ», имеет чрезвычайно большое значение для всей страны.

Однако с момента зарождения крепостного права отношения между общественными классами России стали более сложными, что усложнило и сделало трудным взимать налоги. Закон Пётра I решил эту сложную проблему. Он использовал результаты переписи населения в качестве эталона. Любой, кто записан на чьё-либо имя, видится объектом налогообложения. Таким образом, объект налогообложения становится предельно ясным.

Реформа Пётра в области налоговой политики, конечно, решила описанный вопрос, но ещё существовал новый. Проблема в том, что крупномасштабные опросы населения сами по себе отнимают много времени и являются трудоемкими [1]. Механизм взимания подушной подати был сведён к тому, что после первой ревизской переписи населения, а она учитывала поголовно всё мужское население, было введено понятие «ревизская душа». Такая «душа» платила подати вплоть до следующей ревизиии (1762г.). Это означает, что налогообложение между двумя опросами было основано на устаревшей цифре, игнорируя смерть некоторых крепостных в течение пятнадцатилетнего периода. Несмотря на то, что впоследствии крепостные мужчины регистрировались каждые 7-10 лет, в статистике крепостных за этот период ещё наблюдается отставание. Поэтому крепостные, умершие между двумя регистрациями или потерявшие трудоспособность, по-прежнему имели те же обязательства, что и живые крепостные с точки зрения закона.

Тяжёлый налог сам противоречит макроэкономическим целям, которые должны быть направлены на повышение уровня общего благосостояния народа и содействовать социальному развитию. И господа, которые платили налоги от имени крестьян, становились недовольными этой ситуацией.

На фоне растущих военных расходов в феврале 1810 года нормы подушного налога, агентской ренты, пропорционального налога на торговый капитал, таможенных пошлин, гербового сбора и налога на потребление соли уже увеличились в 1,5 раза.[2] Помещики, как представители правящего класса, взимали налоги с крепостных, а затем коллективно передавали их правительству. Когда крепостные умирали и не могли приносить доход, господа должны были сами заплатить за них налог. Но конечно они не хотели платить налоги с мёртвых крепостных. Количество мёртвых крепостных, принадлежащих пяти помещикам, как указано в поэме, достигло десятков или даже сотен, поэтому расходы на мёртвых крепостных были чрезвычайно большими. И помещики конечно готовы были продать «мёртвые души» Чичикову.

Возможность передачи крепостных по желанию позволяет ими торговать свободно. Поэтому каждый землевладелец, вступающий в торг с Чичиковым в, действительно мог покупать и продавать «душ» по своему желанию. Чичиков со своей стороны описан как представитель дворянства. Поскольку до 1841 г. не было предусмотрено, что только потомственные дворяне имели право покупать и продавать крепостных,[3] герой ещё имел право покупки и продажи крепостных. Владея землями, Чичиков имел право покупать крепостных в соответствии с законом того времени «только дворяне, владеющие землей, могут покупать и продавать крепостных». Можно сказать, что дворянское происхождение – это самое важное условие для мошенничества Чичикова. Появление передовых финансовых возможностей и несовершенная финансовая система позволили таким, как Чичиков, заложить мёртвые души и получить кредит в банке. Существование дворянских банков позволяло помещикам закладывать крепостных. Согласно указу от 7 мая 1753 г., в 1754 г. был открыт национальный дворянский банк. Помещики могли заложить свою недвижимость единовременным кредитом в размере 10 000 рублей с процентной ставкой 6% и погасить её через 3 года. Во время правления Екатерины II (1762-1796), [4] когда банк принимал ипотеку аристократической недвижимости, цена каждого крепостного составляла 40 рублей. Другими словами, когда Чичиков заложил мёртвых крепостных, в обществе уже существовало место для принятия ипотечных кредитов крепостных, что представляло Чичикову возможность заложить закупленных мёртвых душ и снять по них наличные деньги.

Покупка «мёртвых душ», описанная Н.В. Гоголем была одним из проявлений хаоса крепостнического общества в России XIX века. Прежде всего, согласно современной западной экономической теории, макроэкономическими целями, преследуемыми страной, часто являются полная занятость, стабильность цен, платежный баланс и экономический рост. Хотя эти четыре цели не могут быть достигнуты одновременно, экономическая политика, способствующая развитию, как правило, рассматривается комплексно. В то же время Россия, очевидно, сосредоточилась на платежном балансе, принимая внимание в экономический рост и стабильность цен, но её налогово-бюджетная политика чрезмерно зависела от повышения налогов, что сделало общий уровень благосостояния национальной экономики неспособным эффективно развиваться. Согласно Закону Тинбергена, скольких макроэкономических целей страна хочет достичь, столько соответствующих эффективных финансовых или денежных направлений политики ей необходимо принять. Очевидно, при невозможности достичь успехов и появилась попытка российского правительства сохранять внутренний и внешний баланс с помощью единой фискальной политики.

Более того, так называемое внутреннее равновесие - стабильность внутренней экономики, но продолжающаяся жесткая налоговая политика - противоречит этой цели. Беспорядки во внутреннем обществе страны являются неизбежным результатом этой политики.

В условиях крепостного права наряду с привилегированной аристократией государство было просто не в состоянии разработать рациональную налоговую политику. С одной стороны, крепостные крестьяне с низким экономическим статусом находятся под гнетом налогообложения; с другой стороны, помещичий класс с налоговым иммунитетом живёт экстравагантной жизнью и пытается получить больше преимуществ за счёт привилегий, которыми они обладают, что создает два непримиримых противоречия. Социальные волнения и классовая напряжённость ускорили процесс отмены крепостного права

Кроме того, появление таких элементов, как банки, свидетельствовало о зарождении капитализма в феодальной России того времени. Марксистская теория подтверждала, что капиталистическое общество является более развитым обществом, чем феодальное, и что переход России от феодального общества к более развитому соответствует историческим тенденциям, и поэтому отмена крепостного права была исторически неизбежной.

Список литературы

  1. 瓦奥·克柳切夫斯基.俄国史教程第三卷[M].左少兴等译.北京:商务印书馆,2013,207.
  2. Ключевский В. О.Русская история : Полный курс лекций, в 3 томах [М] // МН.: Харвест, 2002-./ Т.1. –.529c.
  3. Смирнов, Ю. Н. Крепостная деревня / Ю. Н. Смирнов // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XVI - первая половина XIX века / Самарский научный центр Российской академии наук. – Москва : Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научный и издательский центр «Наука» Российской академии наук, 2000. – С. 184-195.
  4. 瓦奥·克柳切夫斯基.俄国史教程第四卷, 张咏白等译[M].北京:商务印书馆,2009,298.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail