gototopgototop

Функции ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак

Висящий Илья Александрович – студент Юридического факультета Российского университета дружбы народов.

Аннотация: В этой статье рассматривается специфика исполнения функций гражданско-правовой ответственности за неисполнение исключительного права на товарный знак с учетом проблематики и прогнозов развития существующего законодательства. Обращено отдельное внимание к компенсации за неисполнение исключительного права на товарный знак, актуальной судебной практике, которая образуется после принятия Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 ст. 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края".

Ключевые слова: товарный знак, исключительное право, гражданско-правовая ответственность, функции гражданско-правовой ответственности, нарушение исключительного права, неисполнение исключительного права, компенсация за нарушение исключительного права.

Теоретики и практики часто обращают особый интерес к вопросу о неисполнении исключительного права на товарный знак в научной литературе. [1, 2 С.7, 3 С.3, 5 С.135, 6, С.48, 8 С.24] Гражданско-правовая ответственность, включающая в себя ответственность за интеллектуальную собственность, имеет такие функции как:

  • Компенсаторная или правовосстановительная;
  • Штрафная.

Не забудем учесть еще и функции, которые присущи любому виду юридической ответственности, как за нарушение исключительного права:

  • Воспитательная;
  • Превентивная;
  • Регулятивная;
  • Охранительная и др.

Обусловленность функции ответственности за неисполнение исключительного права на товарный знак как гражданско-правовой ответственности вызвана установленными целями и социальной значимостью. Товарные знаки имеют задачи, в которых заключается индивидуализация товаров индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, увеличении дохода правообладателя посредством привлечения аудитории в виде потребителей и в их же случае – гарантией качества определённого блага – товара.

Функции ответственности за неисполнение исключительного права на товарный знак предъявляются в следующем виде:

  • Стимулирующая функция (склоняет граждан к гражданско-корректному поведению);
  • Охранительная функция (охраняет права и законные интересы граждан, как правообладателей, так и других лиц);
  • Предупредительная функция (предупреждает новые правонарушения к товарному знаку относительно самих нарушителей и других лиц);
  • Стабилизирующая функция (поддерживает гражданский оборот прав в области товарных знаков и соответствующих ему товарах);
  • Воспитательная функция (стабильное поддержание в гражданском обществе убеждений в необратимом наказании и наступлении неблагоприятных последствий для неисполнителя исключительного права на товарный знак);
  • Регулятивная функция (определение состава правонарушений и мер юридической ответственности за их совершение).

Данные функции имеют тесную взаимосвязь между собой и используются относительно категории исключительного права на средства индивидуализации, включающие товарный знак, имеющий особенные спецификации. Так, несоблюдение исключительного права на товарный знак затрагивает не только правообладателя и его интересы в данном вопросе, но и потребителя, нередко нарушая его права и причиняя вред его здоровью и жизни. Защищает потребителя государство посредством реализации функций: охранительной и штрафной через изъятие контрафактных товаров из оборота. Дабы избежать обращения в суд, применяется превентивная функция через систему претензионного рассмотрения спора. [7, С 6]

Защищаются интересы правообладателей через компенсаторную функцию способом возмещения потерь или выплаты компенсаций. Данные функции и их применение на практике побуждает производителей и продавцов следить за стабильностью экономического оборота, который заставит производителей поддерживать или даже улучшать качество товаров и услуг, который они предлагают потребителю и который обозначается товарным знаком.

В статье 1515 ГК РФ указан перечень методов защиты исключительного права на товарный знак, в котором отображаются функции данного вида правовой ответственности. Так, штрафная и правовосстановительная функции определяются через выплату компенсаций, возмещение потерь и убытков, удаление незаконно нанесенных обозначений и изъятие из оборота товаров, так как приведенные меры ответственности являются не только целью наказания или предупреждения, но и восстановлению положения, существовавшего до нарушения права. Более того, данное восстановление положения правообладателя должны быть равно тому положению, при котором товарный знак мог использоваться правомерно. Следовательно, учитывая размер компенсации, стоит обратить внимание на привлечение к ответственности всех нарушителей прав правообладателя.

Воспитательная и стабилизирующая функции проявляются в уничтожении контрафактной продукции, так же, как и в штрафной функции. Данное действие не только лишает правонарушителя дальнейшей возможности введения товаров в оборот, но и демонстрирует через правоприменителя обществу о том, что гражданский оборот возможен только в границах правового поля.

Присутствие санкций говорит о применении стимулирующей функции на практике, заставляя потенциальных правонарушителей убедиться в выгодности гражданского оборота в границах правового поля. До недавнего времени согласно третьему абзацу п. 3 ст. 1252 ГК РФ способом исполнения стимулирующей функции была компенсация за нарушение исключительного права на товарный знак в размере 10 000 руб. за каждый неправомерно используемый товарный знак и 5 000 руб. в случае, если одним действием нарушены права на несколько товарных знаков и права на соответствующие товарные знаки принадлежат одному правообладателю.

Практика показала неоднократные случаи взыскания компенсации в размерах, не соответствующих ущербу, нарушающих баланс между интересами нарушителей и правообладателей [4, С.65], делая компенсацию карательной (штрафной) мерой ответственности, поэтому известным Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" (далее - Постановление) были признаны неконституционными в том числе положения подпункта 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ в той мере, в какой в системной связи с п. 3 ст. 1252 данного Кодекса и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Конституционный Суд в Постановлении обосновал свои итоги о необходимости смягчить штрафную ответственность за нарушение исключительного права, объясняющаяся объективными проблемами в оценке причиненного правообладателю ущерба, и правовой политикой охраны интеллектуальной собственности государством - общей превенции соответствующих правонарушений. Отступая от публично-правовых целей предотвращения нарушений, Конституционный Суд выделил остальные особенности компенсации, в первую очередь как частноправового института, основывающегося на принятии равенства участников данных отношений: правообладателя и нарушителя. 1

В то же время судебная практика трактуется неоднозначно после опубликования Постановления. Существует множество примеров, когда судебные органы используют систему снижения компенсации при отсутствии аргументов (оснований), предусмотренных Постановлением, а иногда и независимо от инициативы ответчика в части ее снижения. Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации принял во внимание во время одного процесса по делу о защите исключительного права на товарный знак, что мотивирование судами при наличии доказательств о снижении размера компенсации ниже минимального предела, который установлен законом, необходимо, учитывая требования справедливости и разумности. Ст. 65 АПК РФ говорит о том, что заявитель о необходимости такого снижения, должна доказать необходимость применения такой меры судом. 2

Широкая применимость и ясность Постановления отображена и в аналогичной позиции в других спорах. Данное Постановление очень важное для функций правовой ответственности, так как целью его является ограничение карательной (штрафной функции) ответственности за неисполнение исключительного права на товарный знак. Ограниченность приоритета штрафной функции над другими способствует применимости наказания, в том числе и «слабых» субъектов гражданского оборота. Бесспорно, объем компенсации равно как меры гражданско-правовой ответственности обязан отвечать по понесенному ущербу пострадавшим и не нести возможности необоснованного обогащения. Важным вопросом в данному случае является решение о реализации положений Постановления через протекцию самой востребованной меры ответственности – компенсации в блоке товарных знаков.

Постановление стало базой для разработки нескольких видов проектов федеральных законов, один из которых (проект Федерального закона N 198171-7 "О внесении изменения в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации") был внесен Правительством Российской Федерации в Государственную Думу в 2017 г. Проект рассматривает изменение норм не отдельных статей ГК РФ, которые оспаривались в Конституционном Суде, а общих положений п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Была открыта возможность снижения компенсации без указания условий/доказательств, которые предусмотрены в Постановлении. При этом работая над изменениями в п. 3 ст. 1252 ГК РФ во исполнение Постановления, были выведены некоторые проблемы.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ и статьям, которые регулируют вопросы компенсации за неисполнение исключительного права на отдельные объекты интеллектуальных прав, допустимо снижение компенсационных выплат в соответствии с Постановлением. Из-за многообразия видов ситуаций, определен перечень условий, ссылающихся на Постановление, которые приводят к необоснованному ограничению судебного усмотрения в блоке снижения компенсации. Невозможно охватить все исходы и все виды обстоятельств, в которых превышение компенсации приведет к дисбалансу интересов правообладателя и нарушителя, а следовательно, может привести к решению вопроса в конституционном суде с аналогичными требованиями, но по другим ситуациям.

Кроме того, п. 3 ст. 1252 ГК РФ и в рамках толкования и правоприменения п. 43.3 Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" учитывают критерии, определяемые судом при вычислении размера компенсационных выплат для судебных обоснований в процессе вынесения судебного акта размера подлежащей взысканию компенсации. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Вторую проблему определяют как неизбежное снабжения принципов равенства в восстановительной и карательной функциях компенсацией. Принцип равенства должен быть учтен и при определении нарушителя исключительного права. Так как Постановление определяет нарушителя лишь как индивидуального предпринимателя, Конституционный суд не называет других субъектов гражданских правоотношений, что должно включать возможность суда снижать размер компенсационных выплат в делах относительно физических и юридических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Следующий вопрос, который может поступить – игнорирование конституционного принципа равенства всех перед законом , а также предусмотренного ГК РФ принципа равенства участников гражданских правоотношений и, соответственно, привести к ухудшению правового положения юридических лиц и других участников правоотношений.

Третьим вопросом стало установление способности уменьшения объема компенсации за несоблюдение исключительного права на охраняемые объекты интеллектуальных прав, включающих товарные знаки, если права на эти объекты находятся у нескольких держателей. Вероятность уменьшения судом объема компенсации в случае нарушения прав на несколько объектов одного правообладателя и также неосуществимость уменьшения компенсации при несоблюдении прав нескольких правообладателей способно также повлечь за собой необъяснимые отличия в контролировании похожих правоотношений, что тоже не соответствует в полной мере конституционному принципу равенства всех перед законом и судом.

Последний – четвертый вопрос заключается в том, что предлагаемые аспекты понижения объема компенсации при определенных обстоятельствах, ставшие объектом рассмотрения Конституционного Суда, могут стать причиной правовой неопределенности при их включении в текст п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Так, дело, по которому размер подлежащей выплате компенсации значительно превышает размер причиненного правообладателю ущерба. Необходимость доказывания превышения убытков нарушителем едва ли возможна, так как доступ нарушителя к документам правообладателя с целью определить, к примеру, доходы от использования исключительных прав весьма ограничен. Кроме того, не следует ограничивать суд в самостоятельном определении несоразмерности размера компенсации причиненному ущербу.

Собрав все данные воедино, следует учесть складывающуюся практику судов (арбитражных) по делам о товарных знаков, мнение Конституционного Суда, Верховного Суда, Суда по интеллектуальным правам, с учетом всех технико-юридических особенностей гражданско-правового регулирования стоит указать исключительные случаи, общий размер компенсации которых за несоблюдение прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее суммы минимального размера компенсации за одно допущенное нарушение. Критерии таких случаев должны быть определены судебной практикой в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, следуя задаче поиска справедливого баланса в реализации воспитательной, штрафной, правовосстановительной превентивной, стимулирующей и других функций гражданско-правовой ответственности за несоблюдение исключительного права на товарный знак, учитывая нематериальную природу интеллектуальной собственности, невозможность полностью контролировать соблюдение исключительных прав третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, а также устанавливать величину понесенного ими ущерба.

Список литературы

  1. Афанасьев Д.В., Ворожевич А.С., Гринь Е.С. и др. Права на товарный знак / Отв. ред. Л.А. Новоселова. М.: Норма; Инфра-М, 2016.
  2. Ворожевич А.С. Незаконное использование товарного знака: понятие, меры ответственности // Вестник гражданского права. 2015. N 6.
  3. Гаврилов Э. Компенсация за нарушение исключительного права на товарный знак // Хозяйство и право. 2012. N 7.
  4. Гаджиев Г.А. Принципы справедливости и доверия к суду как фундаментальные принципы частного права // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. N 4.
  5. Иванов Н.В. Компенсация за нарушение исключительного права: проблемы определения размера ответственности // Закон. 2017. N 10.
  6. Новоселова Л.А. Принцип справедливости и механизм компенсации как средство защиты исключительных прав // Вестник гражданского права. 2017. N 2.
  7. Рузакова О.А., Рузаков А.Б. Претензионный порядок по делам о защите интеллектуальных прав // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. N 6.
  8. Рузакова О.А., Рузаков А.Б. Развитие законодательства о товарных знаках // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2016. N 1.

[1] П. 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3(2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 г.

[2] Определения Верховного Суда Российской Федерации от 18 января 2018 г. N 305-ЭС17-14355 по делу N А40-248391/2016; от 18 января 2018 г. N 305-ЭС17-16920 по делу N А40-222928/2016; от 11 июля 2017 г. N 308-ЭС17-3085 по делу N А53-22718/2016 и многие др.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail