gototopgototop

УДК 341.98

Разрешение вопроса о праве, применимом при определении порядка извещения иностранного лица о судебном процессе, в истории международного частного права

Кондрахина Наталья Андреевна – аспирант кафедры Международного права Российского государственного университета правосудия.

Аннотация: Данная статья посвящена историческому становлению принципа права страны суда (lex fori) в качестве базового принципа, применяемого при определении права, подлежащего применению к вопросу определения порядка извещения иностранного лица о судебном процессе. На сегодняшний день право страны суда является генеральной коллизионной привязкой, предусмотренной законодательством большинства государств, при разрешении вопроса об извещении иностранного ответчика.

Ключевые слова: глоссаторы, постглоссаторы, уведомление иностранных лиц, иностранный ответчик, право страны суда, вручение повестки, международный гражданский процесс.

При рассмотрения судом дела, в котором ответчиком выступает иностранное лицо, находящееся вне юрисдикции суда, неизбежно встает вопрос об извещении такого лица. Основная сложность данного вопроса связана с определением права, подлежащего применению в процессе извещения иностранного лица. Применимо право должно быть определено при выборе способа извещения лица судом, рассматривающим дело, при реализации выбранного способа государством, на территории которого находится данное иностранное лицо, а также при разрешении вопроса о соответствии реализованного способа извещения требованиям, обуславливающим его действительность.

Целью настоящей статьи является освещение вопроса о праве, применимом на первой стадии процесса извещения иностранного лица – при выборе судом права, подлежащего применению при определении порядка, в соответствии с которым иностранное лицо должно быть извещено о судебном процессе. На данный момент в законодательстве большинства государств данный вопрос разрешается путем отсылки к регулированию процессуальных вопросов правом страны суда, рассматривающего дело. 

Исторически именно процессуальное право страны суда (lex processualis fori/lex forum legit processum) являлось единственным правом, подлежащим применению при рассмотрении дел с участием иностранных лиц.

Процесс формирования lex fori начался еще в XII веке, когда итальянские города заключали между собой договоры, согласно которым их граждане предстают перед судами чужих городов по местным обычаям или статутам [1, c. 7]. Для целей международного частного права первым разграничение между материальным и процессуальным правом провел глоссатор Якоб Балдуин в XIII веке. Он же указал на применение lex fori в отношении процессуальных норм [7, c. 23]. Как полагал М. Вольф, данное разделение было принято в Италии благодаря поддержке со стороны французских юристов ученика Балдуина Жака де Равиньи и Пьера Бельперша [7, c. 19]. Французский юрист Вильгельм Дурантис, также один из учеников Балдуина, продолжил развивать взгляды своего учителя. В своем труде «Зерцало» («Speculum judiciale sen juris») Дурантис поддерживает своего учителя Якоба Балдуина и говорит о бесспорном применении lex fori для разрешения коллизий в процессуальном праве [2, c. 11].

Однако именно постглоссатор Бартоло да Сассоферрато придал данному принципу известность [5, c. 950]. Его знаменитая цитата «quoad ordinem (=ordenationem) litis inspicitus locus judicii» переводится на русский язык как «что касается процесса, надо смотреть на право места, где осуществляется правосудие».

Относительно права, применимого к извещению лица о судебном споре, первые высказывания также появились в средневековье. В XIV веке ученик Жака де Ревиньи, Пьер Бельперш, рассмотрел ситуацию, когда гражданин Орлеана предъявил иск к гражданину Парижа в городе Шартре. Парижским кутюмом предусмотрена письменная форма вызова в суд, в то время как шартрским – устная. Бельперш рассматривал вопрос о вызове в суд как процессуальный вопрос. В связи с этим, правом, определяющим форму вызова в рассматриваемой ситуации, является lex fori [3, c. 130]. Аналогичной позиции в отношении права, применимого к процессуальным вопросам придерживался и другой постглоссатор – Альберик де Рошанте [1, c. 28]. 

Таким образом, эпоха глоссаторов и постглоссаторов ознаменовалась закреплением принципа lex fori в отношении процессуальных вопросов. В дальнейшем данный принцип сомнению не подвергался, так как государства вплоть до середины XX века не сталкивались с проблемными вопросами при применении права страны суда к процессуальным аспектам судебных разбирательств.

Как отмечает Т.Н. Нешатаева, вплоть до окончания Второй мировой войны, породившей необходимость рассмотрения военных преступлений в рамках международных процессов, теория гражданского процесса в части международных аспектов защиты гражданских прав ограничивалась изучением вопросов, связанных со статусом иностранных лиц в национальном праве [4, c. 362]. Однако после Второй мировой войны государства начали пересматривать правовое регулирование процессуальных вопросов в делах с участием иностранных лиц.

Примером изменения подхода государств является статья 27 Общих положений Гражданского кодекса Италии, вступившая в силу 21 апреля 1942 года и отмененная Законом № 218 о реформе итальянской системы международного частного права от 31 мая 1995 года, закрепляла основное положение о праве, регулирующим процесс, и говорит о том, что компетенция и форма процесса регулируются законодательством места, где происходит процесс (ориг. La competenza e la forma del processo sono regolate dalla legge del luogo in cui il processo si svolge) [8].

Как отмечал Стефан Саси, рассматривая применение lex fori к процессуальным вопросам, применение закона места рассмотрения спора не может быть мотивировано публично-правовой природой процессуального закона или положением, согласно которому государство признает только свой правовой порядок в отношении действий своих органов. Он полагал, что не все процессуальные нормы могут быть квалифицированы как имеющие публично-правовую природу. Аналогичной позиции он придерживался и в отношении отсылки к территориальному характеру процессуальных норм [6, c. 445].

Отступление от применения процессуального права страны суда закрепляется в законодательстве современных стран посредством закрепления отсылочных норм, согласно которым национальному суду следует принять во внимание иностранное процессуальное право [4, c. 365].

Профессор Х. Шак отмечает, что к таким отсылочным нормам можно отнести нормы, связанные с ходатайствами об оказании правовой помощи, таким как вручение документов в соответствии с процессуальным правом иностранного государства [4, c. 365]. Стоит согласиться с Т.Н. Нешатаевой, что при разрешения подобных коллизионных вопросов, возникающих в ситуациях необходимого обращения к праву иностранного государства, отсылочный метод требует от суда, рассматривающего дело, использовать «не столько иностранную процессуальную норму, но, скорее, результат ее применения в иностранном судебном правопорядке, выразившейся в… судебном поручении» [4, c. 366].

Стефан Саси настаивал, что базовым принципом, лежащем в основе гражданского процесса, должно являться применение права, наиболее тесно связанного с процессом, нежели безоговорочное применение права страны суда. Он отмечал, что в большинстве случаев таким правом будет являться процессуальное право государства суда. Однако автор выделил несколько исключений из базового применения права государства суда. Так, автором указано, что порядок извещения лица о судебном процессе в случае, когда извещение имеет место заграницей, должно применяться право место совершения акта (lex processualism loci actus) [6, c. 453].

Тем не менее, lex fori является генеральной коллизионной привязкой, согласно которой суд всегда ведет процесс согласно процедурам, закрепленным в национальном законодательстве. Так, вопрос определения права, применимого к определению порядка извещения иностранных лиц, находящихся вне юрисдикции суда, рассматривающего дело, исторически разрешается посредством обращения к праву страны суда.

Список литературы

  1. Брун М.И. Очерки истории конфликтного права: 1. Конфликтное право постглоссаторов (XIII – XV вв.). 2. Теория статутов (XVI – XVIII вв.) / М.И. Брун. – М.: Типография Г. Лисснера и Д. Собко, 1915. – 106 с.
  2. Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: Вильгельм Дурантис // Журнал международного публичного и частного права, № 3, 2011. С. 17-24
  3. Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: постглоссаторы – предшественники Бартоло да Сассоферрато // Вопросы правоведения. 2011. № 1. С. 126-158
  4. Нешатаева Т. Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. М.: ОАО «Издательский дома «Городец», 2004. С – 623.
  5. Spiro E. Forum Regit Processum (Procedure Is Governed by the Lex Fori) // The International and Comparative Law Quaterly, Vol. 19, No. 4 (Oct., 1969), pp. 949-960.
  6. Szászy I. The Basic Connecting Factor in International Cases in the Domain of Civil Procedure // The International and Comparative Law Quarterly. Vol. 15. No. 2 (Apr., 1966).
  7. Wolff M. Private International Law: Second Edition // Oxford: At the Clarendon Press 1950. 632 p.
  8. Disposizioni sulla legge in generale [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.altalex.com/documents/news/2013/10/01/disposizioni-sulla-legge-in-generale#titolo.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail