gototopgototop

УДК 34

Правовая природа категории «страховой риск»

Криворучко Яков Алексеевич – студент Московского государственного юридического университета.

Аннотация: Целью настоящей статьи является анализ такой межотраслевой и базовой категории страхового дела, как «страховой риск». Особенный интерес вызывает она своей многогранностью. Страховой риск заключает в себе не только экономику, но и вероятность, а также право. Ведущий к экономическому балансу в отношениях, он еще и выстраивает справедливые юридические начала в области страхования. Оставаясь случайным, защищает страховщика, оставаясь вероятным, успокаивает страхователя.

Ключевые слова: Страховой риск, страховой случай, природа, вероятность, случайность.

Статья 9 закона РФ «об основах организации страхового дела в Российской Федерации» устанавливает, что «Страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления» [1, ст. 9].

Страховой риск используется при вычислении тарифов страховых премий. То есть страховой риск лежит в основе определения ставки страхового тарифа. На основе выработанного тарифа определяется размер страховой премии. То есть страховая премия зависит не только от размера страховой суммы, объекта страхования, его качества, но еще и от того события, которое страхуют (страхового риска). Поскольку страховой риск настолько важен, необходимо устанавливать его с максимальной точностью. Для этого страховщик может производить осмотр предмета страхования, экспертизу…

Страховой риск рассматривают в связке с категорией «страховой случай». Страховой риск и страховой случай, по сути, категории тождественные – и то, и то является событием. Все различие лишь в степени реальности. «Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам» [1, ст. 9]. Проще говоря, риск – это событие пока еще не наступившее, а случай – это событие, уже наступившее.

На этом этапе интересно отметить коллизию отраслей права. На самом деле, коллизия лишь на первый взгляд на самом деле является ошибкой авторов 48 главы ГК РФ. При перечислении существенных условий договора страхования, законодатель буквально указал «страховой случай» и для договора имущественного страхования, и для договора личного страхования [2, ст. 942]. Вероятнее всего имелось в виду, конечно, достижение соглашения по поводу «страхового случая». Все-таки обговаривают то, что может наступить в будущем, а не то, что уже наступило. Смысл обговаривать постфактум что-то. Так получится, что договор страхования всегда распространяет свое действие на прошлое, что по сути делает его одноразовым. Больше того, такая формулировка просто ничтожна потому, что противоречит природе страхования, ведь в данном случае отсутствует алеаторность. То есть, конечно же, согласовывают то событие, на случай наступления которого будут производиться выплаты (страховой риск). А в прочем это еще одно доказательство того, что составители ГК РФ и многих публичных законов, которые регулируют многие гражданско-правовые отношения, имеют разный понятийный аппарат.

Так же очевидно, что страховой риск в ГК РФ представляет из себя более широкую категорию, чем в законе «об организации страхового дела в РФ». В ГК эта категория рассматривается еще и с точки зрения качества. Страховой риск может увеличиваться или уменьшаться, о чем, конечно же, нужно сообщать страховщику, дабы он произвел необходимые корректировки (вплоть до увеличение страховой премии). Это говорит о том, что страховой риск – это более глубокое понятие, это не только событие, на случай наступления которого производится страхование. Это еще и та информация, о которой говорит нам само событие. Вероятность его наступления, количество возможных страховых случаев у всех клиентов. Само по себе событие не существует, оно есть в определенной конъюнктуре, которую может проанализировать страховщик, получив информацию о событие. Из этого всего складывается оценка алеаторности в общем как с позиции страховщика, так и с позиции страхователя. Для страховщика выгодно, чтобы страховой риск был минимален, а для страхователя, конечно, наоборот, поэтому в реальных договорах он усредненный. С этой точки зрения страховой риск – это мерило баланса в предоставлениях страховщику от страхователя и наоборот страхователю от страховщика. В отличие от страхового случая, который показывает статичность, страховой риск категория плавающая. Она подвержена изменениям, а за собой изменяет и условия договора. Такая подвижность необходима страховым отношениям, это естественный регулятор, который привносит баланс интересов в институт страхования.

С учетом этого, я бы, конечно, определил страховой риск, не только как событие, на случай наступления которого производится страхование, но и как вероятность его наступления, а также информация, которая позволяет выстроить и поддерживать отношения между страхователем и страховщиком на взаимовыгодных началах. В этом плане можно сделать укор и Закону РФ «об организации страхового дела в РФ» за его неполноту, в отличие от ГК РФ.

С другой стороны, страховой риск предполагает возможность наступления страхового события, поэтому он несет в себе и последующую обязанность по страховым возмещениям. С точки зрения экономических интересов – страховой риск, а также его прогноз важны только для планирования будущих затрат и/или вообще их возможности. И, хотя это достаточно косвенная его характеристика, она все же имеет правовой вес, поскольку право появляется у страхователя, а обязанность у страховщика, а все это сводится к деньгам. Все это, конечно, говорит о сложном содержании этой категории, она включает в себя и право, и математику, и социально-экономические, и финансовые аспекты, что безусловно дает о себе знать. Из-за такой многоплановости могут возникать вышеприведенные коллизии. Как ни крути в конечном счете эти отношения, которые скрываются за понятием страхового риска, уводят больше в область экономики. Это тот случай, когда право работает на экономику.

Однако в легализации понятия есть и сугубо правовая составляющая, которая защищает справедливость, интересы каждой стороны договора. Юридическая ценность этого понятия стоит, как мне кажется, в том, что через строгую определенность, мы можем отсеивать те интересы, страховать которые запрещено (соответственно события их опосредующие) или опасно, так как может нарушать интересы страховщика или страхователя [2, ст. 928].
Помимо того закон защищает справедливость. Для этого, в частности, он установил критерии, соответствовать которым должно любое страхуемое событие. Причем это не случайный набор – одно защищает интересы страхователя, другое интересы страховщика. Это инструмент в достижении баланса, компромисса. Именно поэтому каждое событие должно быть одновременно и вероятным (реальным), что делает взносы страхователя обоснованными, не позволяет страховщику неосновательно обогатиться, и случайным, что работает уже на страховщика и не позволяет страхователю иметь со стопроцентной вероятностью возможность получить превосходящее в разы по размеру страховое возмещение от недобросовестной инсценировки страхового случая.

Список литературы

  1. Закон РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" от 27.11.1992 N 4015-1 (последняя редакция) // СПС Консультант плюс.
  2. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 18.03.2019, с изм. от 03.07.2019) // СПС Консультант плюс.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail