gototopgototop

УДК 343.294

Становление института уголовно-процессуальной реабилитации в России

Цукарев Артём Евгеньевич – магистрант Юридического факультета Национального исследовательского Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарёва.

Аннотация: В статье рассматривается история формирования института уголовно-процессуальной реабилитации в России. Также в статье приводятся и анализируются акты, ставшие важной вехой в становлении института реабилитации, описываются достоинства и недостатки исторических российских правовых актов о реабилитации.

Ключевые слова: Возмещение вреда, восстановление прав невинно осужденных, имущественная ответственность, институт реабилитации, необоснованное уголовное преследование, ответственность государства, реабилитированное лицо, уголовно-процессуальная реабилитация.

Формирование института реабилитации в России относится к периоду реформ Петра I первой четверти XVIII века. Отдельные положения о реабилитации были закреплены в Воинском Артикуле 1715 года, который применялся как в отношении военнослужащих, так и гражданских лиц, фактически дополнив уже существующий свод законов – Соборное Уложение 1649 года. Воинский Артикул предусматривал возможность восстановления прежнего статуса военнослужащего в случае, если такое лицо было признано невиновным или прощено. В отношении военнослужащего осуществлялось полное восстановление его прав, доброго имени и чести посредством процедуры возложения над ними знамени, но ему не возмещался вред [4]. Также существовало положение об имущественной ответственности судей и высших чиновников по искам лиц, пострадавших от их неправомерных служебных действий: предусматривалась возможность подачи жалоб и исков в гражданско-правовом порядке в отношении таких должностных лиц и взыскания с них в судебном порядке понесенных имущественных потерь.

В XIX веке российское законодательство пополнилось нормами права, нацеленными на восстановление доброго имени и репутации лиц, пострадавших от судебных ошибок, начала осознаваться необходимость ответственности государства за вред, причиненный незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Так уже в Сенатском указе от 21 января 1835 года по повелению императора Николая I было установлено правило вознаграждать лиц, невиновно наказанных по неправильному судебному приговору. В частности, за каждый удар кнутом по невиновному с судьи взыскивалось по 200 рублей ассигнациями [5, c. 62].

Статьи 26, 938 и 958 Устава уголовного судопроизводства 1864 года предусматривали, что восстановление прав и чести невинно осужденных не ограничено сроками давности и возможно даже в случае смерти осужденного лица. Особые гарантии были предусмотрены для государственных служащих: «время, проведенное должностными лицами под следствием и судом, засчитывалось в действительную службу» [11, c. 192-193]. Однако реабилитированному лицу по-прежнему было сложно рассчитывать на полноценное возмещение вреда, поскольку процедура привлечения должностного лица к гражданско-правовой ответственности оставалась весьма сложной.

Положение об ответственности государства за ущерб, причиненный его должностными лицами, впервые появилось в законе от 1 мая 1900 года. В данном законе устанавливался порядок, согласно которому расходы по возвращению в прежние места жительства ссыльнокаторжных, признанных судом невинно осужденными, а также их семейств (членов их семей) оплачивались за счет средств государственной казны, а определение размера и источника возмещения возлагалось на министра юстиции по соглашению с Министерством финансов и Государственным контроллером [6, c. 396].

Положения законодательства Российской Империи о реабилитации были упразднены наравне с другими законами в период революции и гражданской войны с выработкой кардинально иных подходов к этой проблеме. Особенностью развития института реабилитации в данный период явилось длительное отсутствие четкого формулирования концепции ответственности государства в законодательстве. На практике это выражалось в строгом ограничении обязанности государственных органов возмещать вред, причиненный его государственными служащими.

Позднее, уже в 1950-ые годы XX века появились правовые нормы, закрепившие порядок восстановления некоторых неимущественных прав лиц, пострадавших от уголовного преследования. В частности, для таких граждан была предусмотрена жилищная льгота: исполнительные комитеты местных Советов депутатов трудящихся обязаны были их обеспечивать жильем в первую очередь [7]. В статье 5 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик 1958 года были в общем виде отражены такие отдельные основания реабилитации как отсутствие события преступления и отсутствие в деянии лица того или иного состава преступления [8]. Дальнейшее развитие института реабилитации наблюдалось в УПК РСФСР, принятом 27 октября 1960 года и вступившим в силу с 1 января 1961 года, Согласно статье 85 УПК РСФСР в том случае, если гражданин реабилитирован, то ему возвращается изъятое в качестве вещественного доказательства имущество. Если такое имущество было реализовано или уничтожено, и, следовательно, его возврат в натуре невозможен, то владельцу выплачивалась его стоимость [9].

Вместе с тем законодатель в УПК РСФСР должным образом не растолковал понятие реабилитации и четко не указал область ее применения. Однако это эти действия законодателя во многом способствовали тому, что применение норм о реабилитации со временем расширилось за счет использования понятия «реабилитация» и производных от него понятий «реабилитируемый» и «реабилитирующие основания» в постановлениях и определениях Пленумов Верховного Суда РСФСР и Верховного Суда СССР.

Принятие «Конституции развитого социализма» 1977 года, в которой «на бумаге» был значительно расширен перечень провозглашаемых демократических прав и свобод. В части 3 статьи 58 Конституции СССР появились очертания правового механизма удовлетворения притязаний граждан в части компенсации ущерба [10]. Однако законодатель, безусловно, не установил идею ответственного государства за необоснованное уголовное преследование. Действенного механизма защиты прав граждан, пострадавших от неправомерных актов, так и не появилось, практические гарантии осуществления возмещения ущерба остались призрачными. Президиум Верховного Совета СССР своим указом попытался конкретизировать конституционные положения, подтвердив право лиц на возмещение нанесенного им имущественного ущерба государством, но не закрепил положения о возмещении морального вреда [2].

Вышеназванный нормативно-правовой акт остался незамеченным среди ученых и правоприменителей, но ограниченно применяется и сегодня: Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что данный документ может применяться лишь во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей право на реабилитацию, с положениями статьи 1070 ГК РФ и параграфа 4 главы 59 ГК РФ [3]. 

Возможность возмещения морального вреда в материальной форме впервые появилась уже в отдельных актах постсоветского периода в 1990-ые годы. С принятием УПК РФ появился единый институт реабилитации [1]. Особое значение в регулировании института реабилитации имеют акты высших судебных органов: постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, которые не только дают толкование существующим уголовно-процессуальным нормам о реабилитации, но и фактически дополняют пробелы и исправляют существующие недоработки в законодательстве.

Вместе с тем в российской правоприменительной практике в настоящее время возникают различные проблемы при осуществлении реабилитации. Часто такие вопросы связаны с отказом в присуждении тех или иных компенсационных выплат. Так, например, суды отказываются признавать расходы на юридическую помощь, понесенные близкими родственниками в интересах реабилитированного лица, частью возмещаемого ему имущественного вреда. Суды отмечают, что такие расходы реабилитированный должен был понести лично, в противном случае такие расходы не являются имущественным вредом и не подлежат возмещению государством. Похожие проблемы существуют и при возмещении последствий морального вреда и иных видов возмещения вреда.

Таким образом, институт уголовно-процессуальной реабилитации в России имеет длительную историю своего становления. Тем не менее, институт реабилитации по-прежнему остается весьма проблемным и несовершенным, потому процесс развития уголовно-процессуальной реабилитации в России не следует считать завершенным.

Список литературы

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп.) // Российская газета. – 2001. – 22 декабря.
  2. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года (утв. Законом СССР от 24 июня 1981 года) // Ведомости ВС СССР. – № 21. – 27.05.1981. – ст. 741.
  3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гуриновича Александра Александровича на нарушение его конституционных прав положениями частей первой и второй статьи 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей»: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года № 242-О. – Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/12041307/.
  4. Артикул воинский от 26 апреля 1715 года // Российское законодательство X-XX вв. в 9 т. – Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. – М., 1986 (Утратил силу).
  5. О взыскании по двести рублей за каждый удар, невинно данный, по неправильному судебному приговору: Сенатский указ от 21 января 1835 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. Х. – СПб., 1836. – С. 62 (Утратил силу).
  6. О принятии на счет казны расходов по возвращению в прежние места жительства ссыльнокаторжных, признанных судебною властью невиновными и освобожденных от наказания, а равно членов их семейств»: Закон от 1 мая 1900 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. ХХ. – СПб., 1902. – С. 396 (Утратил силу).
  7. О трудовом стаже, трудоустройстве и пенсионном обеспечении граждан, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированных: Постановление Совмина СССР от 8 сентября 1955 года № 1655 // «Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий». – М.: Республика, ВС РФ, 1993 (Утратило силу).
  8. Об утверждении Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от 25 декабря 1958 года // Ведомости ВС СССР. – 1959. – № 1. – ст. 15 (Утратил силу).
  9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 года // Свод законов РСФСР. – Т. 8. – с. 613 (Утратил силу).
  10. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик от 7 октября 1977 года // Ведомости ВС СССР. – 1977. – № 41. – ст. 617 (Утратила силу).
  11. Пихоя Р.Г. Хрестоматия: Документы по истории государственного управления в России / Р.Г. Пихоя. – М., 2014. – С. 192-193.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail