УДК 327

Роль «Инициативы пути и пояса» в конструировании единого Евразийского пространства

Чжан Сыюй – бакалавр Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: Данная статья посвящена растущему влиянию Китая в Евразии. Разные страны помимо Китая - Россия, Казахстан, Монголия, США - претендуют на конструирование общего евразийского пространства, однако китайская «Инициатива пояса и пути» показывает наиболее комплексную и активную деятельность в этом направлении. Однако, помимо инфраструктуры и инвестиций, необходимо также создание приемлемой для стран региона общей идеологии.

Ключевые слова: Китай, деятельность, Евразия.

Евразия является важнейшим геополитическим пространством современных международных отношений. Идея создания единого пространства на ее территории развивается на протяжении всего XXI века. Разные страны предлагают свои концепции, основанные на концепции экономических коридоров. Это и казахстанская «Светлая дорога» («Нурлы жол»), и монгольская инициатива «Дорога развития», и российское Большое евразийское партнерство и Концепция «Индо-Тихоокеанского региона», предложенная США. Последняя создана как контрнарратив китайской инициативе «Один пояс, один путь».

В 2013 году глава КНР Си Цзиньпинь объявил создании проекта «экономического пояса Шелкового пути», который, как предполагалось, станет частью глобальной инициативы «Один пояс, один путь». Первоначально презентовавшийся как своеобразная реинкарнация древнего Шелкового пути и направленная создание новых экономических коридоров через Евразию посредством строительства инфраструктуры, эта инициатива вскоре приобрела глобальный характер – и уже через два года была переименована в «Инициативу пояса и пути». Сейчас под этим зонтичным термином подразумевается растущее присутствие Китая практически во всех областях политики в более чем шестидесяти странах мира.

В этом отношении показателен дискурс «Инициативы пояса и пути». Китай говорит об инклюзивном и сетевом видении мира, подчеркивает «связность» и ссылается на экономические коридоры, которые пересекают несколько государственных границ. Министр иностранных дел Ван И назвал Инициативу «наиболее важной государственной услугой, предоставляемой Китаем азиатскому и европейскому континенту» [1]. По мнению Китая, «Инициатива пояса и пути» выходит далеко за рамки инвестиций в инфраструктуру и распространяется на ряд областей политики. После пандемии Covid-19, охватившей мир в 2020 году, китайская программа по распространению вакцины «Шелковый путь здоровья» (часть Инициативы) позволила Китаю позиционировать себя как поставщика глобальных общественных благ. Такой имидж универсально полезной политической инициативы контрастирует с критическими прочтениями, которые рассматривают Инициативу в первую очередь как инструмент для укрепления экономического господства Китая на его «расширенной периферии» и средством для формирования «китаецентричного евразийского порядка»[2]. Такая критика утверждает, что государства-участники могут стать «сателлитами» Китая, подобно древней системе данников, сосредоточенной вокруг Среднего Царства.[3]

«Инициатива пояса и пути» стала символом перераспределения силы на мировой арене с Запада на Восток. По мере того, как Китай распространяет идеи, нормы и стандарты управления за пределы Евразии, он постепенно меняет региональный порядок, что, в свою очередь, также трансформирует место Китая в нем. Но Евразия не является целостным территориальным образованием [4]. Это прежде всего геополитическая фантазия, которая означает разные вещи для разных людей и пока что не существует как единое целое в реальности. «Создание Евразии» - это не только вопрос таможенных тарифов, налоговой гармонизации или инвестиций в инфраструктуру. Инфраструктура становится инструментом «освоения пространства», однако оно также требует единого общественно-политического нарратива.

Удастся ли Китаю предложить миру свое глобальное геополитическое видение мировой политики и будут ли приняты нормы и ценности КНР ее странами-партнерами в Европе и Азии, остается открытым вопросом, однако растущее влияние Китая в регионе неоспоримо.

Список литературы

  1. Yi W. ‘“One Belt One Road” Initiative Achieves Series of Important Earlystage Harvest’, Xinhua, 22 May 2015. URL: http://www.xinhuanet.com/ english/2016-05/22/c_135377975.htm
  2. Rolland N. China’s Eurasian Century? Political and Strategic Implications of the Belt and Road Initiative. Washington: National Bureau of Asian Research, 2017, 3.
  3. King Fairbank J., ed., The Chinese World Order: Traditional China’s Foreign Relations. Cambridge: Harvard University Press, 1968
  4. Pieper M. The Making of Eurasia: Competition and cooperation Between China’s Belt and Road Initiative and Russia. I.B. Tauris, 2021.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail