УДК 81

Роль медиатекстов в культурной картине современного общества

Ма Ицюнь – магистрант Санкт-Петербургского государственного университета.

Аннотация: Статья посвящена исследованию медиатекста как неотъемлемого объекта исследовательских практик современности, как базового элемента медиакультуры и культурной картины мира современного общества. Были определены основные концепты, в которых себя представляет медиатекст – «медиакультура как медиатекст» (на основе исследований К.Гирца и Ю.Лотмана) и «медиатекст как продукт медиакультуры».

Ключевые слова: медиатекст, медиакультура, культура, коммуникация, СМИ.

Трансформации коммуникативных процессов ХХ-ХХІ ст., отражающих мощность влияния СМИ на жизнь общества, сделали медиатекст неотъемлемым объектом современных исследовательских практик. Очевидно, что с формированием и развитием медиакультуры как доминирующего пласта культуры информационного общества стало неизбежным возникновение субкатегории текста – медиатекста, охватывающей новые измерения и смыслы.

Сегодня медиатекст уже приобрел статус базовой категории в медиалингвистике, журналистике, медиафилософии и медиаобразовании, а также укоренился в философских, культурологических и психолого-педагогических исследованиях. И все же, исследовательская методология должна не только отрабатывать новый инструментарий при объяснении актуальных процессов, но и привлекать классические философские и культурологические достижения, что и приводит к пересмотру базовых понятий сквозь призму нововведенных паракатегорий. Таким образом, все больше актуализируется и концепция текста как требуемого инструмента раскрытия специфики функционирования современного общества.

Появление и очерчение содержания понятия «медиатекст» как суб(пара) категории текста обуславливается как общефилософскими, так и непосредственно практическими причинами. [4]

Исторически сложилось несколько подходов к изучению медиатекста: социолингвистический, культурологический, журналистский, педагогический и другие научные практики. В рамках данных подходов освещаются различные аспекты медиатекста и неоднозначно трактуется его роль в решении научных и практических задач. К сожалению, еще не сформировано обобщенной универсалии видения медиатекста на уровне его философского постижения в системе современных общественных отношений [4].

В широком смысле, вся медиакультура может быть интерпретирована как медиатекст. В основе такого подхода лежит понимание культуры в семиотично-информационном измерении. Все может быть описано как текст, если люди при взаимодействии, с чем бы то ни было могут производить смыслы о себе, своем обществе и своих верованиях. В данном контексте обратимся к двум созвучным теоретическим системам – семиотической концепции К. Ю. Лотмана и интерпретационной антропологии К. Гирца.

В контексте семиотично-информационного подхода культура понимается как коммуникация или система символов, смыслов и знаков. По Ю. Лотману: «Культура –это сложно организованный знаковый механизм, обеспечивающий существование той или иной группы людей как коллективной личности, обладающей некоторыми сверхличностными инстинктами, общей памятью, единством поведения, единством моделирования для себя окружающего мира и единством отношения к него» [2, с. 460].

В основе такого подхода представление о культуре как о способе репрезентации и интерпретации действительности путем ее объективации в текстах культуры. Ими могут быть любые культурные явления, содержащие информацию и смысл. Следуя логике Ю. Лотмана, медиакультуру также можно понимать как знаковую систему, как текст, а точнее – медиатекст. Она представляет себя через тексты, и сама является определенным Мега-Текстом, тканью, паутиной медиатекстов, которые определяют человеческие модели поведения, которые можно придерживаться и которым можно подражать. Таким образом, будучи глобальным гипертекстом с бесчисленным количеством элементов и связей между ними, медиакультура создает единую модель, объясняющую мир, в котором мы живем, и одновременно его конструирует.

Медиатекст можно назвать определенным знаковым рядом, вместилищем смыслов и совокупностью артефактов культурной системы – медиакультуры, как наиболее значимой среды коммуникаций для общества и, соответственно, для индивида – сформировавшейся с развитием и установлением доминирования информационно-коммуникативных технологий, коммуникации в обществе. В более узком смысле медиатекст рассматривается как продукт или часть коммуникации, конструируемая системой информационно-коммуникационных технологий, а также как журналистский, публицистический текст, то есть как результат деятельности журналиста.

Медиатекст видится как продукт и базовый элемент медиакультуры «…в неразрывной связи его вербальных и медиа характеристик» [3]. Он является основой построения особой медийной реальности и уникальным артефактом, определяющим суть и содержание социально-культурной сферы коммуникативно-технической эпохи, является основным средством культурного производства.

Обращаясь к современному вектору исследования текстов в пространстве медиакультуры как «горячей культуры» (по терминологии К. Леви-Строса), можно подытожить, что медиатексты помнят все уже созданные тексты и стремятся создать медиатекст, непохожий на уже существующие. Медиатекст, существуя в пространстве современной культуры, всегда транслирует коды традиционных ценностей человечества как материального, так и духовного характера. Именно интертекстуальность делает современный медиатекст своего рода матрицей смыслов и кодов, через которые аудитория просматривает другие тексты, воспринимает его как многомерное и многослойное явление, через него касается «семиотической памяти культуры» (по Лотману). Производство смыслов, заложенных в медиатексте, обусловлено определенными исторически определенными экономическими и политическими интересами общества в целом или определенных групп людей, что делает медиатекст явлением идеологического характера.

Так, тексты медиакультуры – это «место встречи» разнообразных идеологий, исключающее монологизм, но обуславливающее их диалогизм и полифонию (по В. Возчикову [1, с. 20]); в медиатексте нет естественного значения, которое всегда непосредственно присутствует в событии или объекте, но в них содержатся смыслы, сконструированные как зеркало события или объекта, и которые всегда социально ориентированы – связаны с классом, статьей, расой или другими интересами (по А. А. Бергеру [5, с. 61]).

Идеологическая функция СМИ базируется на способности влиять на индивидуальное и общественное сознание с помощью интерпретаций и идеологизированных концептов, воспроизводящих определенные системы отношений и ценностей.

Медиакультура, пронизывая все сферы жизнедеятельности общества, является таким уникальным феноменом, где наиболее полно реализуются как коммуникативные, так и когнитивные процессы; она сегодня определяет и социальные практики, и социальное познание. Медиатекст является ее базовым и определяющим элементом: взятый в своих частичных, фрагментарных проявлениях, он - продукт медиакультурных практик, а взятый в своей глобальности, является непосредственно медиакультурой в понимании гетерогенной и гетероструктурной системы знаков, смыслов и кодов.

Медиатекст конституирует существующую в обществе модель жизни, картину мира – происходит тотальная медиализация жизни. Тем не менее, медиатекст не имеет неограниченного и безапелляционного влияния: он находится в рамках пространства габитуса/фрейма/тезауруса своего создателя и потребителя, а также социально-экономических и культурных условий. Поэтому нужно говорить об определенном потенциале воздействия медиатекста и, соответственно, возможности противодействия ему. Отсюда вывод, что неотъемлемой частью понимания медиатекста в культуре в контексте его прагматичного измерения и суггестивно аксиологической природы является исследование культурных механизмов взаимодействия с медиатекстом.

Список литературы

  1. Возчиков В. А. Философия образования и медиакультура информационного общества: Автореферат дисс. докт. филос. наук : 09.00.11 / В. А. Возчиков. – СПб., 2007. – 25 с.
  2. Лотман Ю. М. Об искусстве / Ю. М. Лотман. – СПб. : Искусство-СПб., 1998. – 704 с
  3. Малярчук-Прошина У. О. К вопросу о роли медиатекстов как трансляторов ценностной информации // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. 2016. № 4. С. 145-150
  4. Федоров А. В. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, медиаграмотности, медиакомпетентности. М.: ДиректМедиа, 2014. 59 с.
  5. Berger A. A. Cultural criticism. A Primer of Key Concepts [Электронный ресурс] / A. A. Berger. – Режим доступа: http://books.google.com.ua/books?id=Pf-LRjZcQBQC&printsec=frontcover&hl=uk#v=onepage&q&f=false

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail