УДК 34

Причины отказа в приведении в исполнение решений международного коммерческого арбитража по праву Германии

Корякин Евгений Андреевич – студент магистратуры Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Аннотация: Статья посвящена анализу причин отказа в приведении в исполнение решений международного коммерческого арбитража по праву Германии. Автор рассматривает возможные основания для отказа, их содержание. Автором исследованы положения международных актов, гражданского процессуального законодательства Германии в целях уяснения возможных причин для отказа приведения в исполнение. В рамках данной статьи третейский суд и арбитраж являются равнозначными понятиями.

Ключевые слова: приведение в исполнение, отмена арбитражного решения, публичный порядок, третейский суд, арбитраж.

При наличии арбитражного решения существует презумпция того, что оно может быть признано и приведено в исполнение [5]. В принципе, каждое арбитражное решение признается вступившим в силу (статья III Нью-Йоркской конвенции [1]).

В признании и исполнении может быть отказано только при наличии определенных, индивидуально стандартизированных причин (статья V Нью-Йоркской конвенции). Причины, содержащиеся в статье V Нью-Йоркской конвенции, в значительной степени соответствуют причинам отмены, содержащимся в статье 1059 (2) ZPO, поскольку Нью-Йоркской конвенции было моделью для Типового закона ЮНСИТРАЛ [2], а он, в свою очередь, был моделью для немецкого ZPO.

Причины отказа в соответствии со статьей V, параграфом 1, b, c, d и параграфом 2, лит. а Нью-Йоркской конвенции практически не отличаются от правовой ситуации согласно ZPO. Существуют определенные особенности, особенно в отношении статьи V, параграфа 1, лит. a, e, и параграфа 2, лит. b Нью-Йоркской конвенции:

  • формальная недействительность арбитражного соглашения;
  • арбитражное решение не имеет обязательной силы;
  • решение отменено в стране происхождения;
  • нарушение международного публичного порядка.

Согласно Статье II Нью-Йоркской конвенции, арбитражное соглашение вступает в силу только в том случае, если оно было заключено «в письменной форме», что обычно требует его подписания сторонами [10]. Однако согласно § 1031 ZPO, арбитражные соглашения могут заключаться по факсу, электронной почте, коммерческое письмо-подтверждение и т. д.

Из этого фактически следовало бы, что признание и объявление возможности принудительного исполнения иностранных арбитражных решений имеет место только при значительно более строгих условиях, чем объявление возможности принудительного исполнения внутренних арбитражных решений.

Однако в то же время в прецедентном праве и литературе было признано, что соблюдение упрощенного формального требования Раздела 1031 ZPO также достаточно для иностранных арбитражных решений [9]. В результате иностранные арбитражные решения должны быть признаны и объявлены подлежащими исполнению, даже если нет письменного арбитражного соглашения, при условии, что арбитражное соглашение имеет только формальную силу в соответствии с критериями Раздела 1031 ZPO.

Согласно Нью-Йоркской конвенции, арбитражное решение должно быть признано и объявлено подлежащим исполнению только в том случае, если оно «стало обязательным» для сторон, статья V, пункт 1, лит. е Нью-Йоркской конвенции.

Раздел 1059 (2) ZPO не содержит такого критерия, поскольку арбитражное решение становится обязательным в соответствии с законодательством Германии, когда оно доводится до сведения сторон (разделы 1054 (4), 1055 ZPO). Однако в соответствии с иностранным законодательством может возникнуть необходимость, например, передать арбитражное решение на хранение в суд или официально передать его в суд, чтобы оно стало обязательным.

Арбитражное решение должно рассматриваться как «имеющее обязательную силу» только в том случае, если это разбирательство было безуспешным или указанный срок истек [9]. С другой стороны, возможность по-прежнему иметь возможность подать заявление об отмене иностранного арбитражного решения не имеет значения, поскольку процедура отмены представляет собой лишь ограниченную возможность пересмотра [5].

Если судебное заявление о принудительном исполнении требуется в стране происхождения арбитражного решения для того, чтобы иметь обязательную силу, оно может, тем не менее, рассматриваться как имеющее обязательную силу по смыслу Конвенции ООН, даже без такого заявление о принудительном исполнении. Непонятно, почему победившая сторона за границей должна пройти дорогостоящее судебное разбирательство только по формальным причинам, если она вообще не хочет, чтобы там было исполнение [9].

В признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения также может быть отказано в соответствии с параграфом 1 статьи V, лит. e. Нью-Йоркской конвенции. Эта причина отказа в признании выражает общий принцип, согласно которому только суды по месту арбитража несут ответственность за отмену арбитражных решений.

Если оно отменяется в стране вынесения, это показывает, что местная правовая система больше не признает арбитражное решение, поэтому его больше не нужно признавать и в других государствах. Однако формулировка статьи V UNÜ также показывает, что отмена в стране происхождения не является обязательной причиной отказа. Поэтому неубедительно, если в литературе утверждается, что, если арбитражные решения аннулируются в стране происхождения, в признании и приведении в исполнение в стране в любом случае должно быть отказано [8].

Касаемое нарушения публичного порядка важно отметить различие между Нью-Йоркской конвенцией и Разделом 1059 (2) ZPO. Формулировка статьи V (2) (b) Нью-Йоркской конвенции очень похожа на формулировку статьи 1059 (2) (2) (b) ZPO [7], но в соответствии с установленным прецедентным правом Федерального суда, более слабым стандартом контроля является будет применяться к иностранным арбитражным решениям, чем к внутренним арбитражным решениям. К решениям национальных арбитражей следует применять более строгий, так называемый «порядок публичных внутренних дел», в то время как к решениям иностранных арбитражей следует применять более строгий стандарт - «международный порядок публичных решений» BGH оправдывает это интересами международной торговли [3].

Однако решения внутреннего арбитража часто затрагивают международную торговлю в той же степени, что и решения иностранных арбитражей. Поэтому различие между внутренними и иностранными арбитражными решениями не очень убедительно [4]. С точки зрения содержания, в обоих случаях это зависит от того, были ли нарушены нормы, влияющие на «основы государственной или экономической жизни» [6].

Список литературы

  1. Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год). Статус текстов [Электронный ресурс] // URL: https://uncitral.un.org/ru/texts/arbitration/conventions/foreign_arbitral_awards/status2 (дата обращения: 09.06.2021 г.).
  2. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (принят ЮНСИТРАЛ 21 июня 1985 г.) (с изменениями, принятыми 7 июля 2006 г.) [Электронный ресурс] // URL: https://uncitral.un.org/sites/uncitral.un.org/files/media-documents/uncitral/ru/07-87000_ebook.pdf (дата обращения: 09.06.2021).
  3. BGH v. 06.10.2016, I ZB 13/15, NJW-RR 2017, 313, Rn. 56.
  4. Bien, Kartellrechtliche ordre-public-Kontrolle von Schiedssprüchen, ZZP 132 (2019).
  5. Born, International Commercial Arbitration, 2. Aufl. 2014, S. 3411, S. 3613, S. 3638.
  6. Lachmann, Handbuch für die Schiedsgerichtspraxis, 3. Aufl. 2008, Rn. 2651–2657.
  7. Münchener Kommentar ZPO/Adolphsen, 5. Aufl. 2017, Art. V UNÜ Rn. 69.
  8. Musielak/Voit, ZPO, 16. Aufl. 2019, § 1061 Rn. 18.
  9. Stein/Jonas/Schlosser, ZPO, 23. Aufl. 2014, Anhang zu § 1061 Rn. 301, Rn. 305, Rn. 311.
  10. UNCITRAL Secretariat Guide, 2016, Art. II Ziff. 42.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail