УДК 342.56

Правовая природа решений Конституционного Суда Российской Федерации

Клыкова Мария Андреевна – магистрант Института права Волгоградского государственного университета.

Аннотация: В настоящей статье рассматриваются отличительные особенности, свойственные правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, содержащимся в его решениях. Выделяются признаки, которыми обладает судебный прецедент, и проводится анализ наличия данных признаков в правовых позициях Конституционного Суда РФ. Рассматривается вопрос о признании решений Конституционного Суда РФ в качестве источника российского права.

Ключевые слова: Конституционный Суд, правовая природа, решения, судебный прецедент, правовые позиции, источник права, правовая система, правовые нормы, наука конституционного права.

На сегодняшний день как в зарубежном, а также в отечественном научных сообществах все еще остается актуальной и нерешенной проблема, касающаяся исследования судебного прецедента как источника права.

В отечественном праве выделяют, в частности, такие главные вопросы, требующие решения, как, например, является ли прецедент источником права в России в данный период времени, свойственно ли для российского Суда наличие правотворческих функций наряду с правоприменительными или нет, при этом не подменяет ли он органы законодательной власти или же дублирует, или и то и другое вместе?

На данный момент нет прецедента с точки зрения какого-то универсального явления или похожего на него, которое бы отражало его суть и понятие и одинаково применялось бы в любой национальной правовой системе.

Проблема выработки единого понятия прецедента заключается в том, что в первую очередь необходимо четко сформировать представление о нем и вывести общие, так называемые "универсальные" признаки и черты, основываясь на прецедентном праве каждой из правовых систем.

Во-первых, судебные прецеденты порождаются только высшими судебными инстанциями.

Во-вторых, они обладают общеобязательным характером, который распространяется, включительно и на нижестоящие суды, на все государственные органы, а также на должностных лиц.

Третьим признаком является некоторая связанность своими решениями высших судебных инстанций.

Четвертый признак состоит в обнародовании прецедентных судебных решений в официальных изданиях и источниках, тем самым подразумевается писаный характер прецедента.

В-пятых, представление прецедента как источника права.

В-шестых, прецедент формируется в рамках и на основе действующего законодательства, чем подразумевается его вторичный характер по отношению к закону.

И последним признаком является их нормативный характер, проявление которого можно наблюдать в содержании прецедента как общих норм, так и в формирующихся правовых прецедентах.

Учитывая обозначенное выше, с учетом анализа правовых позиций, формулируемых Конституционным Судом РФ в своих решениях, приходим к выводу об их совпадении с общим четами судебного прецедента.

В случае признания правовых позиций, которые сформулированы обозначенным Судом в его собственных решениях, в качестве источников права, так же заслуживает внимания вопрос о месте таковых в иерархии правовых источников России в целом.

Отечественные научные труды не содержат комплексных исследований, рассматривающих правовую природу и юридическую силу решений Конституционного Суда РФ. Сформулированы лишь отдельные аргументированные мнения. Такая неоднозначность негативно сказывается на статусе органов, осуществляющих конституционный контроль и в целом отрицательно влияет на правоприменительный процесс.

Стоит отметить, что вне зависимости от того, считать правовые позиции Конституционного Суда РФ источниками права или нет, они так или иначе представляют собой особый источник, который способен порождать юридические нормы и в то же время являющийся ответным откликом на возникновение новых общественных отношений. Рассматриваемая категория затрагивает различные сферы общественной жизни, так, она воздействует на развитие законодательства, правоприменительную практику и обеспечивает верховенство Конституции Российской Федерации на всей территории страны. [1, с. 30]

Также отметим, что внушающее количество ученых считают не тождественными категории "правовая позиция" и "решения Конституционного Суда РФ". По нашему мнению между обозначенными категориями имеется тесная связь, ввиду того, что последние представляют собой носитель правовых позиций, являются их формой выражения.

Еще один важный вопрос, требующий рассмотрения, состоит в следующем: возникают ли новые нормы права вследствие формирования Конституционным Судом РФ правовых позиций в своих решениях?

Необходимо обратить внимание, что признак, выделенный нами последним, не в полной мере присущ для правовых позиций Конституционного Суда РФ - формальная определенность, которая прослеживается в установлении модели конкретного поведения участников в рамках определенных общественных отношений.

Конституционный Суд РФ при осуществлении нормоконтроля, как правило, адресует свои решения, соответственно и правовые позиции, которые в них содержатся, субъектам правотворчества и правоприменения, а не как казалось бы самим участникам регулируемых отношений. Субъекты же должны принимать во внимание и учитывать данные правовые позиции применяя нормы права. Из чего следует, что в решениях Конституционного Суда РФ не закрепляется какая-либо модель поведения для конкретных индивидуализированных участников соответствующих общественных отношений.

Положения, фиксируемые в итоговых решениях указанного Суда содержат элементы, позволяющие регулировать возникающие правоотношения в области конституционного права. Связанность теории с практикой можно проследить, например, анализируя толкование правового статуса человека и гражданина или через раскрытие принципов конституционного права. [2, с. 67]

Из сказанного следует, что рассмотрение судебного прецедента как одного из источников правовой системы нашей страны не свидетельствует об умалении принципа верховенства закона. Конституционный Суд РФ осуществляет свою правотворческую деятельность строго в порядке установленном законом.

В связи с приведенным выше, считаем, что имеются все предпосылки для признания правовых позиций Конституционного Суда РФ, содержащихся в его решениях, новым источником в системе отечественного права. Однако у него имеется своя специфика, которая состоит в том, что в правовых позициях данного Суда сочетаются черты других источников права. Это в свою очередь порождает дискуссии у научном обществе относительно того, к кому из источников права их можно отнести. Есть несколько различных взглядов по данному вопросу. Так, ряд ученых рассматривают данные правовые позиции как судебный прецедент, другая группа - ссылается на их нормативность, и еще группа исследователей считает, что правовые позиции являются особым видом преюдиции. Владик Сумбатович. Нерсесянц, например, рассматривал решения Конституционного Суда РФ как правоприменительные акты, так как действие положений не соответствующих Конституции РФ отменяется законодателем, а решение Конституционного Суда РФ при таких условиях служит лишь основанием. О.Е. Кутафин считал, что ни один суд не вправе создавать норм права. Так, Конституционный Суд РФ должен всего лишь сравнивать проверяемые акты и также нормы права с Конституцией РФ. Н.А. Богданова придерживается мнения, что Конституционный Суд РФ не создает право и принимаемые им решения не обладают нормативностью, они являются источником науки конституционного права.

Большинство авторов чаще всего соотносят решения Конституционного Суда РФ, с содержащимися в них правовыми позициями, с каким-либо одним из существующих источников права по характерным признакам. Такой подход представляется нам ошибочным в силу ряда обстоятельств:

  • для решений Конституционного Суда РФ характерны признаки правоприменительного акта, потому что они признают акты не соответствующие Конституции РФ не подлежащими применению, а не отменяют их;
  • правовые позиции, которые фиксируются в решениях Конституционного Суда РФ представляют собой официальное выражение конституционной доктрины, представляют собой акты толкования права;
  • обозначенные правовые позиции носят нормативный характер, так как имеют производный характер от Основного закона и связь с другими нормативно-правовыми актами.

Таким образом, из всего вышесказанного, можно сделать следующий вывод. Правовые позиции, содержащиеся в решениях Конституционного Суда РФ, заслуживают внимания и уже полностью сформировались как один из источников правовой системы Российской Федерации. и должны быть признаны таковыми. Они обладают не одним признаком, а совокупностью черт, характерных для источников права: сочетают нормативность, признак официального выражения конституционной доктрины и правоприменительного акта.

Список литературы

  1. Курова Н.Н. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации в системе источников российского права : монография / Курова Н.Н. - Сыктывкар: Издательство Сыктывкарского государственного университета, 2012. - 140 c.
  2. Дидикин А.Б. Роль правовых позиций Конституционного Суда РФ в развитии науки конституционного права и конституционно-правовой доктрины // Современное право. - Москва: Новый Индекс, 2008. № 11. С. 65-67.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail