gototopgototop

Элементы хорового пения в киргизском фольклоре и связь устно-песенного соревнования с традиционной жизнью киргизов

Дуйшеналиев Жумабек Сапаралиевич – музыковед, старший научный сотрудник Кыргызской академии образовании.

Аннотация: В предложенной статье рассматриваются элементы хорового пения в киргизском фольклоре и связь устно-песенного соревнования, зафиксированного в нотных текстах кыргызского музыкального фольклора, с традиционной жизнью киргизов с точки зрения их музыкально-теоретического, исторического анализа. Особое внимание уделяется конкретным фактам и материалам, связанным с элементами хорового пения в киргизском фольклоре.

Ключевые слова: Устно-песенное соревнование, совместное пение, реветь, причитания-реветь, приз, причитания, песни-причитания, акын.

Следует отметить, что в киргизском фольклоре достаточно сильны элементы соревнования, состязательности. Такие явления часто встречаются в жизни при играх «метание козла», «выигрыш», «бороться друг с другом - силач» и различных жизненных обрядах. Даже существовал обычай противостояния участников игры, когда они что-то отбирали друг у друга. По нашему мнению, корень, источник этого явления лежит еще в эпоху становления Дуализма. Противостоящие друг-другу две тотемические группы, постепенно находили общий язык и объединялись. (в истории известны случаи, когда они выдавали дочь или женили сына. Д.Ж.) Несмотря на это между ними сохранялись консервативные ритуалы противостояния. Но конфронтация не имела антагонистического характера. В основном они старались шутить друг с другом, подшучивать. В киргизском фольклоре в этой связи появился жанр «устно-песенное соревнование» (соревнование, состязание в песне Ж.Д.) и многие другие жанры взяли свое начало от этого жанра. К примеру «соревнование певцов-импровизаторов», «соревнование девушки и юноши» и другие. Синонимичные этому слова часто встречаются и у тюркских народов. Например, у казахов «кюй-айтыш», «жамбык-айтыш», у алтайцев «тамыр», у балкар «йынар», у татар «айтышю», а у туркмен «айтшык».

В «устно-песенном соревновании» имеются правила исполнения поочередно в вокальной и инструментальной частях. Один из акынов1 (певцов-импровизаторов) начинает (во многих случаях начинает старший по возрасту) на комузе2. свое инструментальное введение на материале исполняемой им партии мелодии, далее начинает петь свою мелодичную песню. После первого исполнителя «эстафета» передается следующему акыну. Второй акын свое исполнение начинает игрой на комузе, и как ответ на музыкально-поэтическую импровизацию первого акына самостоятельно начинает свое пение. После исполнения второго акына «эстафету» снова передается первому акыну. Полностью «устно-песенное соревнование» проходит вот в такой диалого-исполнительской манере, форме [1, с.221]. Некоторые ограничения, характерные традиционным обрядам кыргызского народа были напрямую связаны с многими диалого-исполнительскими формами пения. К примеру, можно обратиться к исполнению песни «песенная чаша». Ведущий этого мероприятия начинает с песни, затем после окончания, «песенную чашу» поочередно передают друг-другу. В «песенную чашу» наливают кумыс или чай. Человек, получивший «песенную чашу», старается развеселить сидящих рядом людей различными юмористическими рассказами, красочно обрисовывая события, импровизируя, поет или танцует, показывает свое поэтическое мастерство, острыми фразами и словами подзадоривая участников торжества. В это время создается коллективное, совместное переживание, особое внимание друг к другу, особенная форма исполнения, коммуникативно-цельный союз. В.Е. Гусев следующим образом сообщает об этом: «...посредством видения и аудирования исполняемого произведения, участвуя в происходящем торжестве, участник является не только слушателем или исполнителем, он также во время импровизации вовлекается в истинную среду общения, связи с определенной границей творчества...». [2, с.205]. Такие песни-соревнования остаются в сердцах не только профессиональных певцов, исполнителей, но и активно поддерживаются радостными взглядами зрителей, занимая достойное место во всех слоях населения. А. Левшин оставил мнение среди окружавших его людей о том, что импровизация певец-импровизаторов у киргизов на высоком уровне, демонстрируются мастерски и высокохудожественно [3, с.305]. 

После анализа источников вышеуказанной нотной литературы мы предлагаем гипотезу о том, что элементы хорового пения в киргизском фольклоре и связь устно-песенного соревнование с традиционной жизнью киргизов появились в эпоху Полеолита при осуществлении различных жизненных обрядовых ритуалов. Во многих случаях такие обряды и поверья сопровождались диалоговыми, антифонными образцами пения. Особенно как свадебные песни «жар-жар» 3, или куплетные формы вопросов и ответов соревновательных песен. В ритуальной практике сохранились исполнительская традиция сольного и группового исполнения. Когда шаман пел, участники сопровождали хоровыми репликами членов родов. Этим же способом оканчивались траурные песни, сопровождаемые обрядами, коллективные хоровые плачи-причитания женщин.

В устно-песенном соревновательном пении наблюдается переход в другую сторону, отступление, обособленность некоторых певцов от основного мотива. После этого в компетентной вариации монодии «наслоение, разделение на слои», «начальной полифонии» появляются ее элементы. В этой связи появляется антифонная и хриплая полифония неточной интонации. Мы в последних песнях «жар-жар» встречаем элементы, характерные образцам самой высокой культуры исполнения в ансамбле. Наблюдаем постановку голосов высокого тембра, полное соответствие куплета с припевом, адекватную интонацию, полностью соответствующую ладу. Здесь не просто групповое пение, а появляется унисонное исполнение. Еще один известный востоковед Н. Зеланд в своем этнографическом очерке «Киргизы» дает сведения о киргизской народной музыке до октябрьской революции: «...Киргизы, сидя вместе, красочно и описательно поют о том, что они увидели и запомнили, кроме этого видел, что они поют и хором» [5, с.29]. Отсюда мы можем сказать, что в киргизском музыкальном фольклоре в основном стабильно от дуэта до больших ансамблевых групп присутствует совместное пение. А также доказано, что идет сочетание диахронного голоса и синхронного, тесная связь жизни с ритуальными и обрядовыми традициями.

Как мы видим, эволюция кыргызского музыкального исполнительского фольклора по непонятным причинам не развивалась и стала подчиняться главному конгломерату. В конце «консервированное» групповое пение осталось только в форме обряда. В жизни для активного изменения пути требовалось интенсивное и эффективное влияние, которое было необходимо.

В результате, в народной практике пения необходимо было в короткий срок вынести на первый план традиционность сольного пения, план способов совместного исполнения. Был необходим какой-то импульс, изменяющий статистику жанра, далее необходим был стимул для динамичного развития. Движущей силой здесь были общественно-экономические изменения, пришедшие в нашу жизнь в конце Х1Х века. В условиях централизованной социальной силы вокруг переплетенной обрядовой формы трансформация группового пения понесла бесчисленные потери, затем появился новый жанр – нового направления, качественный, современный, поддерживающий народ – массовая песня рабочих.

Список литературы

  1. Дуйшалиев К. Песенная культура кыргызского народа. – Б.: 1993. -221 с.
  2. Левшин А. Описание киргиз-казачих и киргиз-кайсацких орд и степей. Этнографические известия. СПб. 1832, III ч. Гл.16. -205 с.
  3. Винорадов В. Музыкальная культура Киргизской ССР. – М.: 1957. -305 с.
  4. Зеланд Н.Л. Кашгария и перевалы Тянь-Шаня. Путевые записки. (Записки Западно – Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Книжка IX). – Омск, 1888. -29 с.

1 Акы́н (кирг. акын) — поэт-импровизатор.

2 Кому́з (кирг. комуз) — кирг. нар. муз. инструмент.

3 Жар-жар – киргизская обрядово-бытовая песня.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail