gototopgototop

УДК 070

Проблемы соотношения понятий «гуманитарная повестка дня» и «социальная журналистика»

Чемоданова Татьяна Дмитриевна – магистрант Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского.

Аннотация: В последнее время актуализировался такой феномен как «гуманитарная повестка дня». Ввиду этого необходима дальнейшая разработка этого понятия. В статье рассматривается возможное соотношение этого явления с социальной журналистикой, проблемы их взаимовлияния, а также общие истоки этих понятий.

Ключевые слова: Гуманитарная повестка дня, социальная журналистика, социальная сфера общества, социальная проблематика, гуманитарные ценности.

Термин «гуманитарная повестка дня» становится все более актуальным ввиду процессов, протекающих в современной российской журналистике. Дегуманизация медиапространства, излишняя коммерциализация, упор на развлекательную функцию – это маркеры, сигнализирующие о необходимости менять направление движения отечественной медиасферы. И именно актуальная гуманитарная повестка, формируемая различными СМИ, может способствовать улучшению ситуации.

 Само понятие повестки дня появилось на стыке нескольких наук: политологии, коммуникативистики и журналистики, и обусловлено ее появление было в какой-то мере политической необходимостью, и в первую очередь термин играл важную роль в рамках политических кампаний. Для нас же представляет интерес именно гуманитарная повестка, которая является одним из пластов общей повестки.

Гуманитарная повестка специфична по своей сути, мы сразу видим это в самом определении – «гуманитарная». Здесь для нас первостепенна обращенность этого вида повестки к человеку и к гуманитарным проблемам и вопросам. Здесь в центре – не просто проблема, а ее влияние на человека.

Тематическое разнообразие гуманитарной повестки ограничено темами и проблемами социальной сферы жизни общества. Понятия социальной сферы, социальной проблематики, а вместе с ними и социальной журналистики имеют большое значение в контексте разговора о гуманитарной тематике.

Однако здесь возникает небольшая трудность, которая заключается в проведении границ между социальной журналистикой и гуманитарной повесткой и в правильном расставлении акцентов, если мы говорим о их связи и, возможно, родственной близости. Этот вопрос до сих пор является дискуссионным в научной среде, и не все исследователи журналистики едины в своих мнениях. Ситуация усугубляется еще и некоторой размытостью в семантическом плане понятия «социальная журналистика», несмотря на более широкую его теоретическую разработанность. В этом отношении гуманитарная повестка более точна и определенна, а обозначить ее можно следующим образом: все, что касается интересов человека и как личности, и как члена общества.

Социальная журналистика – журналистика, в поле зрения которой попадают социальные проблемы в различных их проявлениях, в то время как для гуманитарной повестки важнее, не ЧТО освещается, а КАК. Если речь идет о гуманитарности, гуманности, гуманистичности, то вопрос «как?» предполагает следующий ответ: через человека, придавая событиям и новостям человеческое лицо. Важна не проблема, а угол зрения.

Сегодня, в условиях, когда социальные проблемы крайне остро поставлены, журналистика должна осознать свою особую миссию. Речь идет, конечно, именно о социальной журналистике. У нее есть сверхзадача, в свете которой следует оценивать всю ее деятельность, – она должна давать надежду, дарить аудитории позитивный настрой и показывать выход из проблемных ситуаций, как для конкретного человека, так и для общества в целом. Сейчас все больше людей и, что немаловажно, все больше сотрудников СМИ испытывают потребность в поиске новых моделей развития журналистики. В этом контексте популяризация социальной журналистики и гуманитарной повестки имеет особое значение.

Социальная журналистика, а вместе с ней и сама гуманитарная повестка как ее функциональный инструментарий, реализуются не только в медиапространстве, в нашем общем информационном поле. Поле их действия более широко и ограничивается лишь так называемой социальной сферой, не медийной. На современном этапе СМИ реализуют одну из важнейших социальных функций – функцию трансляции представлений о реальности и социализации [6, с. 163-169]. 

Как мы знаем, в российской гуманитарной научной практике принято разделять жизнь общества на сферы. Одной из таких сфер, наряду с политической, экономической, духовной, ученые выделяют социальную сферу. Множество исследователей сходятся во мнении, что социальная сфера – один из важнейших компонентов общественного устройства. Именно она крайне важна для развития человека, для реализации гуманитарных идей [3; 4; 7].

На функционирование социальной сферы оказывает влияние целый ряд факторов – экономические, политические, правовые, культурные, природно-климатические, социально-демографические, национально-этнические, социально-психологические. В современном информационном обществе важную роль играет медийный фактор, характеризующий уровень и качество информирования общества о состоянии социальной сферы и социальной сферы о самой себе. Таким образом, мы видим двунаправленную природу этих отношений. С одной стороны, социальная сфера становится источником информации в средствах массовой информации, а с другой стороны – медиа значительно влияют на состояние социальной сферы и могут быть «двигателем» положительных изменений в обществе (при условии полной реализации гуманистической миссии журналистики). В конце концов, именно СМИ формируют гуманитарную повестку, основываясь на том материале, который предоставляет социальная сфера в виде процессов, явлений, проблем, конфликтов.

Социальной сфере присущи следующие характеристики: относительная самостоятельность, целостность, функциональность, инерционность, персонифицированность. Обладая этими качествами, социальная сфера формирует определенные условия и подходы к освещению социальной проблематики в СМИ. Главным критерием при оценке медийной практики становится человекоцентрическая природа, сближающая социальную сферу и журналистику, в случае, когда она служит человеку, а не абстрактному социальному интересу.

Функциональный аспект массовой социальной информации проявляется в том, что она создается «в процессе человеческой деятельности, отражает факты с точки зрения их общественной значимости и служит для общения между людьми и достижения ими своих целей, обусловленных их социальным положением».

Выделение социальной сферы и явное присутствие в общем информационном поле социальной проблематики делают необходимым наличие и такого понятия, как «социальная журналистика». В разные периоды этот термин интерпретировали по-разному, но на данный момент происходит его логическое расширение.

Исследователь Г. Макашина [5] считает, что существует несколько подходов к определению социальной журналистики. Первый подход связан с наличием отдельного предмета, а именно – социальных проблем в обществе; второй подход основывается на необходимости специального атрибута социальной политики, которую осуществляет государство. Отметим, что оба этих подхода имеют право на существование.

М.А. Бережная в своей диссертационной работе пишет, что социальная журналистика – это медийный ресурс социальной сферы: как профессиональная идеология она в различные общественно-политические периоды жизни страны показывала главные приоритеты в отражении социальной проблематики [1]. В работе М.А. Бережной явно прослеживается тенденция к уравниванию понятий «социальная журналистика» и «отражение социальной проблематики в СМИ» («отражение проблем социальной сферы в СМИ»). Весь этот комплекс явлений она противопоставляет коммерциализированной журналистике и PR-стратегиям современных СМИ. Социальная журналистика здесь выступает как консолидатор конструктивных сил общества [9]. 

В.Ф. Олешко видит социальную журналистику как специфический вид медиадеятельности, основой которого является массовый, регулярный, отчасти упорядоченный и субъективно управляемый процесс сбора, обработки и передачи информации. Здесь важно подчеркнуть особенности тематики социальной журналистики, так как без этого уточнения вышеприведенное определение можно отнести к любому виду журналистской работы. Для социальной журналистики также немаловажен коммуникативный аспект: цель – не просто собрать и преподнести аудитории социально значимую информацию, а либо вызвать у нее реакцию, либо прагматически помочь ей с решением тех или иных проблем.

Т.И. Фролова рассматривает социальную журналистику в разрезе главной миссии журналистики – служение обществу и препятствование дегуманизации медиапространства, а также как своеобразный инструмент борьбы с обществом потребления [2, с. 22-24]. В таком же контексте в работах Т.И. Фроловой появляется и гуманитарная повестка, что вновь обращает наше внимание на близость этих понятий. Сама же социальная журналистика определяется исследователем как предметно, функционально и технологически определенная сфера журналистской практики. От других сфер ее отличает следующее:

  • тематика, которая ограничивается, как правило, социальной сферой общества и повседневной жизнью человека;
  • особая позиция, подчеркивающая гуманитарные ориентиры при описании и оценке реалий действительности;
  • своеобразие технологических аспектов журналистской деятельности;
  • непосредственное участие граждан в производстве и обмене информацией [10, с. 150-156].

Несмотря на то, что Т.И. Фролова довольно детально прорабатывает понятие социальной журналистики и выделяет характерные черты ее как специфической сферы журналистики, она тем не менее говорит и о неоднозначности этого термина, и о научных спорах вокруг него.

Так, например, интересна точка зрения Е.П. Прохорова, который утверждает, что «вся журналистика социальна» [8]. Однако это не значит, что такого сегмента медиаконтента не существует. Это, наоборот, подчеркивает особую роль журналистов, которые формируют гуманитарную повестку дня, особую значимость материалов, созданных в человекоцентричной парадигме.

Таким образом, гуманитарную повестку можно назвать практическим инструментом социальной журналистики, ее практическим воплощением на страницах или в эфире того или иного СМИ. Журналисты, задействованные в области социальной журналистики, освещая вопросы социальной или смежной сфер и публикуя материалы на эти темы, формируют тем самым гуманитарную повестку дня на страницах своего издания или в эфире телеканала или радиостанции.

Хотя важность гуманитарного освещения социальной проблематики отрицать невозможно, эксперты отмечают низкий уровень представленности данной тематики в современном информационном поле.

Список литературы

  1. Бережная, М.А. Проблематика социальной сферы в телевизионной журналистике: актуализация позитивного дискурса: автореф. дисс... д-ра филол.наук. СПб.: СПбГУ, 2009. – 44 с.
  2. Вартанова, Е.Л. Концепция модернизации и СМИ // СМИ в меняющейся России. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 22–34.
  3. Виноградский, В.Г. Социальная организация пространства. Философско-социологический анализ. М.: Наука, 1988. С.5-8.
  4. Звоновский, В.Б. Социальное освоение пространства повседневности в условиях трансформации общества: автореф. дис. … докт. социол. наук. Волгоград: ВолГУ. 2013. 47 с.
  5. Макашина, Г. Социальная журналистика как новый тип журналисткой деятельности // Методические рекомендации по преподаванию спецкурса «Социальная журналистика» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.infohome-altai.ru/node/436^. Дата обращения: 10.03.2020.
  6. Наговицина, Т.А. Гуманитарная повестка СМИ пенитенциарной системы: теоретический аспект и журналистские практики // Гуманизация информационного пространства в контексте диалога культур. Казань: Казанский фед. ун-тет, 2016.
  7. Писачкин, В.А. Социология жизненного пространства. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1997. 176 с.
  8. Прохоров, Е.П. Введение в теорию журналистики: Учебник. М: Аспект Пресс, 2009. 351 с.
  9. Социальная журналистика как общественная деятельность: опыт и научные исследования в России, США и странах Северной Европы: матер. международного семинара (17–18 марта 2014 года) / Под ред. С.Г. Корконосенко. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т; Ин-т «Высш. шк. журн. и мас. коммуникаций», 2014. 126 с.
  10. Фролова, Т.И. Предметно-функциональные особенности социальной журналистики // Известия ИГЭА. 2014. № 2 (94). С. 150-156.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail