УДК 34

Договорное регулирование отношений, возникающих по поводу осуществления IT-разработок

Кузнецов Виталий Витальевич – студент Института юстиции Саратовской государственной юридической академии.

Аннотация: В статье автор освещает правовое регулирование деятельности в области разработок электронных систем, баз данных и программ. Актуальность статьи подчеркивается возросшим количеством заключаемых контрактов в сфере IT-разработок. Приводится сравнительный анализ договора подряда и иных договоров. В результате автор делает акцент на субъектном составе правоотношений и виде выполняемых работ, что позволит детально определять правовую природу этих видов обязательств.

Ключевые слова: IT-разработки, программы для ЭВМ, интеллектуальная деятельность, договор подряда, компьютерные технологии.

В настоящее время быстрыми темпами набирает популярность отрасль IT (information technology), связанная со сбором, обработкой, хранением и передачей информации, что в 21 веке имеет ключевое значение для осуществления практически любого вида деятельности. Исходя из этого, договорное регулирование отношений по поводу различных IT-разработок является актуальным и заслуживающим внимания для рассмотрения.

В первую очередь необходимо разобраться с тем, что из себя представляют такие разработки. В частности, речь идёт о деятельности, связанной с созданием информационных технологий, применяемых при использовании вычислительной техники. Они могут затрагивать сферы науки, образования, развлечения, торговли, обороны и многие другие.

Исходя их этого, в пределах юридического рассмотрения IT-разработок, следует определить правовую сущность этой деятельности и её результатов.

IT-разработки могут осуществляться как вне обязательственных отношений, так и в рамках обязательств, возникающих между соответствующими лицами. Результат таких разработок может как соответствовать признакам интеллектуальной деятельности (в таком случае, в отношении него возникают интеллектуальные права), так и не соответствовать им.

В данной работе внимание уделяется проблеме, связанной с урегулированием обязательств, возникающих по поводу осуществления IT-разработок, по итогу осуществления которых возникают объекты интеллектуальных прав.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в качестве результатов интеллектуальной деятельности признаются программы для электронных вычислительных машин (программы ЭВМ), а также базы данных. Упоминание именно их не случайно, поскольку указанные результаты интеллектуальной деятельности связаны с отраслью IT.

Под программой для ЭВМ (операционной системой и программным комплексом) понимается предоставленная в объективной форме совокупность данных и команд, которые обеспечивают функционирование ЭВМ и других устройств (статья 1261 ГК РФ). Под базой данных ГК РФ понимает представленную в объективной форме совокупность самостоятельных материалов, которые систематизированы способом, позволяющим осуществлять их поиск и обработку при помощи ЭВМ (пункт 2 статьи 1260 ГК РФ).

Статьей 1226 ГК РФ предусмотрено, что на результаты интеллектуальной деятельности (в том числе на программы ЭВМ и базы данных) признаются интеллектуальные права. При этом исключительные права первоначально возникают у самого автора, хотя в дальнейшем они и могут перейти к другому лицу. Это же касается и прав на рассматриваемые результаты IT-разработок.

По общему правилу, их правообладателем становится сам создатель таких результатов, который в последующем может осуществить их передачу. Для этого между правообладателем и иным лицом может быть заключён договор об отчуждении исключительного права (статья 1234 ГК РФ), в силу которого правообладатель передаёт или обязуется передать принадлежащие ему исключительные права. Не исключена возможность предоставить лишь право пользования результатом интеллектуальной деятельности. Сделать это можно с помощью лицензионного договора. Однако следует учесть, что данные договоры, аналогично договорам купли-продажи или аренды, регулируют лишь передачу определённого предмета (в данном случае – исключительного права), но не процесс его создания.

На первый взгляд может показаться, что для регулирования отношений, связанных с непосредственным созданием результата интеллектуальной деятельности в ходе IT-разработок, наиболее подходящими являются положения о договоре авторского заказа, согласно которому автор обязуется по заказу другой стороны создать произведение науки, литературы или искусства. Но это не совсем так. Во-первых, согласно статье 1225 ГК РФ в качестве результатов интеллектуальной деятельности признаются произведения науки, литературы и искусства; программы ЭВМ; базы данных; исполнения и др. Такое построение указанной нормы свидетельствует о том, что законодатель, относя все упомянутые объекты к числу результатов интеллектуальной деятельности, всё же не отождествляет их, что является полностью обоснованным решением. Норма же, регламентирующая договор авторского заказа, указывает среди всех объектов интеллектуальных прав только произведения науки, искусства и литературы. Во-вторых, по такому договору на стороне исполнителя может быть представлен только гражданин (физическое лицо), хотя на практике разработками в сфере IT, если речь идёт о крупных проектах, занимаются целые организации.

Из представленного вытекает, что договор авторского заказа если и может использоваться для регулирования отношений, возникающих по поводу IT-разработок (например, при создании по заказу программ ЭВМ), то только тогда, когда создателем выступает физическое лицо (автор).

Таким образом, руководствоваться, если исполнителем по договору о создании IT технологий выступает целая компания, не являющаяся автором по определению, следует уже положениями статьи 1296 ГК РФ, которая как раз и подлежит применению в тех случаях, когда в качестве исполнителя по договору выступает не автор (не физическое лицо [1]). Указанная выше статья закрепляет, что исключительное право на программу ЭВМ, базу данных, созданные по договору, предметом которого было создание такого произведения, принадлежит заказчику, если самим договором не предусмотрено иное. Иначе говоря, указанная норма регулирует лишь последствия осуществления деятельности, связанной с изготовлением выше обозначенных объектов по заказу.

Вместе с тем, опять же немаловажным является и обязательство, возникающее между сторонами по поводу создания соответствующего результата интеллектуальной деятельности. Здесь возникает проблема относительного того, в рамках какой договорной модели надлежит осуществлять регулирование таких отношений.

Так, если в силу субъектного состава (когда исполнителем является не физическое лицо), не представляется возможным заключение договора авторского заказа, надлежит руководствоваться иной договорной моделью. Например, за его основу можно взять общие положения о договоре подряда.

В силу пункта 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определённую работу, сдав её результат заказчику. Вопрос, касающийся предмета подряда, на протяжении многих лет остаётся спорным. Одни, например, в качестве такового называют один единый законченный объект, по поводу которого заключался договор подряда [2, c. 24-25], другие же определяют предмет подряда двойственным, подразумевая, что он слагается из самих работ, а также их результата [3, c. 470]. Последняя точка зрения представляется более обоснованной, поскольку для заказчика важен в первую очередь результат работы, а не сам процесс её осуществления. Подтверждением тому является тот факт, что подрядчик считается полностью исполнившим своё обязательство после передачи результата работы заказчику. При этом подавляющее число авторов указывают, что результат подряда должен быть овеществлённым [4, c. 23], поскольку на него заказчику передаётся вещное право.

Здесь возникает проблема, связанная с возможностью применения общих положений о договоре подряда при создании программного обеспечения, баз данных и других объектов, связанных с IT-разработками и относящихся к результатам интеллектуальной деятельности.

С одной стороны, договор подряда применяется для создания (переработки, обработки) материальных вещей (как на то указывают большинство авторов), с другой – он может использоваться и для выполнения иных работ, связанных с передачей их результата заказчику. Из этого следует, что результат, передаваемый заказчику и связанный с выполненными работами, не должен быть обязательно связан с вещью. Например, договор подряда на выполнение проектных работ подразумевает скорее интеллектуальный труд проектировщика, а не просто передачу технической документации. Кроме того, объекты интеллектуальных прав, предусмотренные ГК РФ, также имеют зачастую свой материальный носитель (например, жесткий диск, flush-карта и т. п.), который и, может быть, передан по результатам выполнения соответствующих работ.

Наконец, сами правоотношения, возникающие между заказчиком IT-разработок и исполнителем, имеют подрядный характер, поскольку последний обязуется выполнить соответствующую работу для заказчика, сдав её результат.

Говоря непосредственно об исключительных правах, которые возникают на программу для ЭВМ или базу данных по результатам их создания, нужно обращать внимание на уже обозначенную выше статью 1296 ГК РФ: «исключительное право на программу для ЭВМ, базу данных или иное произведение, созданные по договору, предметом которого было создание такого произведения (по заказу), принадлежит заказчику, если договором между подрядчиком (исполнителем) и заказчиком не предусмотрено иное».

Указанная статья прямо отсылает к договору, который имеет своим предметом создание соответствующего объекта, а как это было отмечено ранее – предметом договора подряда и является выполнение работ с последующей передачей их результата заказчику [5].

В пользу того, что на основании договора подряда могут возникать правоотношения по поводу выполнения работ, результатом которых является объект исключительных прав, говорит также и статья 1297 ГК РФ. Согласно её содержанию, исключительное право на программу ЭВМ, базу данных или иное произведение, созданные при выполнении договора подряда, которым прямо не предусматривалось создание таких произведений, принадлежит по общему правилу подрядчику. В этом случае, в отличие от договора, которыми прямо предусмотрено создание программы ЭВМ или базы данных, меняется только последствие: исключительные права принадлежат самому подрядчику, а не заказчику. Заказчик же получает исключительную лицензию, которая даёт ему право пользоваться объектами исключительных прав (то есть, по сути, также получает результат работ, но на ограниченном праве).

С точки зрения гарантий и выгод, которые получают стороны, заключающие договор об IT-разработках на основании общих положений о подряде, ситуация выглядит далее изложенным образом.

Заказчик по такому договору приобретает гарантию получения соответствующего результата работы в установленный срок. Обусловлено это тем, что в общих положениях о договоре подряда детально раскрыты все аспекты, которые затрагивают сроки выполнения работ (начальный срок, конечный срок, а также промежуточные сроки). При нарушении таких сроков заказчик имеет возможность взыскать соответствующие убытки в полном объёме. Помимо этого, он имеет право взыскать убытки за все недостатки результата выполненной работы, а также за не сохранность переданного подрядчику имущества (например, ЭВМ, предоставленного для IT-разработок).

Подрядчик, в свою очередь, может, например, удержать носитель результата интеллектуальной деятельности до уплаты заказчиком соответствующих сумм по договору. 

Исходя из представленного, может сложиться впечатление, что данный договор всё же непомерно обременяет исполнителя, который, производя результат интеллектуальной деятельности, не получает тех гарантий, которые предоставлены автору по договору авторского заказа. Например, он не имеет права на получение льготных сроков для завершения работ (пункт 2 статьи 1289 ГК РФ), не несёт лишь ограниченную ответственность в размере реального ущерба (пункт 1 статьи 1290 ГК РФ). Однако надо учесть, что эти гарантии, предусмотренные для автора, обусловлены, во-первых, тем, что автор является физическим лицом, во-вторых, спецификой предмета договора: произведение науки, литературы или искусства.

В случае с IT-разработками, как было отмечено ранее, в качестве исполнителя нередко выступают целые компании, а сами IT-разработки (главным образом, программы для ЭВМ и базы данных) не обладают теми особенностями, которые свойственны, к примеру, произведениям искусства. Последние связаны с активной творческой деятельностью человека [6, c. 466], т. е. созданием нематериальных благ [7, c. 132]. И хотя при создании программ ЭВМ или баз данных также имеет место творчество, оно обладает иным характером. Так, речь здесь будет идти о более точной, технической деятельности, которая намного в меньшей степени связна с творческим вдохновением автора, которое требуется при создании произведения искусства (например, при написании картин).

Во внимание надо брать и тот факт, что договор авторского заказа регламентирует творческий труд конкретного лица. В случае же, когда IT-разработками занимаются целые компании, предоставление вышеупомянутых гарантий ей было бы необоснованным.

Таким образом, аргумент о том, что договор подряда нельзя применять в отношении работ, связанных с созданием программ ЭВМ или баз данных, поскольку он не учитывает специфики творческой деятельности, является несостоятельным. Вместе с тем подряд (даже когда по его результатам не создаётся объект интеллектуальных прав) всё равно может нести в себе творческое начало. Так, В. А. Хохловым было отмечено, что «…если подрядчик, например, не только выкладывает камин, но и создаёт на нём панно из кусочков различного камня, то независимо от желания участников договора подряда выходит, что они заключили также договор авторского заказа» [8, c. 29]. Указанное обстоятельство, тем не менее, не означает, что сторонам следует руководствоваться положениями о договоре авторского заказа.

Помимо подряда следует рассмотреть и иные договорные модели, предусмотренные ГК РФ.

В соответствии со статьей 769 ГК РФ по договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования. Эта же статья закрепляет и договор на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ, согласно которому исполнитель обязуется разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию.

Применение положений о договорах НИОКР в отношении IT-разработок также представляется целесообразным. В частности, сама возможность осуществления IT-разработок, результатом которых являются программы ЭВМ и базы данных, в рамках договоров НИОКР вытекает из содержания статьи 1297 ГК РФ. Данной статьей регламентируется последствие создания указанных объектов при осуществлении обязательства по договору НИОКР.

Например, данные договоры, аналогично договору подряда, направлены на регулирование работ с последующей передачей их результата заказчику. Однако нельзя упускать из внимания сущность данных договоров: их предмет является скорее определяемым, нежели определённым [9, c. 383]. Обусловлено это тем, что данные договоры направлены на создание нечто нового с точки зрения имеющихся знаний и технологий. Именно поэтому их особенность состоит в риске случайной невозможности исполнения. По общему правилу такой риск возлагается на заказчика. 

Из изложенного следует, что договоры НИОКР разумно применять в IT-разработках лишь тогда, когда результат таких разработок планируется уникальным (например, это может быть качественно новая программа ЭВМ и т.д.). В остальных случаях более желательным представляется договор подряда, который, к примеру, не возлагает на заказчика риск случайного неисполнения договора тогда, когда это является необоснованной гарантией для исполнителя (когда не создаётся что-либо сугубо новое и творческий фактор не имеет столь существенного значения).

В некоторых случаях для урегулирования отношений по поводу IT-разработок руководствуются правилами о договоре возмездного оказания услуг [10]. Такой подход является ошибочным, что предопределено сущностью и назначением данного договора.

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определённые действия или осуществить определённую деятельность). Отличительной (по отношению к договору подряда) чертой данного договора является неотделимый характер оказываемой услуги от личности исполнителя, результата услуги от самих действий (деятельности). Иначе говоря, услуги потребляются непосредственно во время их оказания. Например, услуга по уходу за больным человеком может выражаться только непосредственно в самих действия по такому присмотру и не имеет результата, который был бы отделим от самих действий [11, c. 327]. Учитывать надо и то, что при оказании услуг зачастую исполнитель не может дать гарантию соответствующего результата. К примеру, лицо, обучающее другого иностранному языку, не может дать сто процентную гарантию того, что обучающийся освоит этот язык. Тем не менее, исполнитель не будет считаться не исполнившим своё обязательство.

Названные обстоятельства делают невозможным применение положений о договоре возмездного оказания услуг к IT-разработкам. Во-первых, результат таких разработок передаётся заказчику, в связи с чем последний может извлекать из него пользу независимо от личности исполнителя. Во-вторых, такой результат отделим от совершаемый действий, направленных на его создание (например, программа для ЭВМ не имеет неразрывной связи с действиями исполнителя по её написанию). Результатом IT-разработок, как правило, являются объекты интеллектуальные прав, которые хотя и не рассматриваются в качестве материальных, но всё же в большинстве случаев предполагают передачу соответствующего носителя, где эти объекты содержатся.

В заключение следует указать, что осуществление IT-разработок может осуществляться и при выполнении обязательств, вытекающих из иных договоров. Например, при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту, возможно создание программ ЭВМ, баз данных и иных произведений, которые прямо таким договором не предусматривались. Однако речь здесь идёт уже о сопутствующем результате. Когда же договор заключается для непосредственного осуществления IT-разработок с последующей передачей их результатов заказчику, руководствоваться надлежит вышеупомянутыми заключениями.

Таким образом, мы может сделать следующий вывод.

IT-разработки по упомянутым ранее причинам с каждым годом получают всё большее распространение на практике. Результатом чего становится необходимость их эффективного правового регулирования. При этом осуществление указанных разработок может регламентироваться положениями о разных видах договоров, предусмотренных ГК РФ. Исходить в каждом конкретном случае надлежит из характера самих разработок, степени уникальности планируемого результата, субъектного состава договорных отношений и прочих многочисленных факторов. Правильный выбор правовых норм для урегулирования таких отношений напрямую предопределяет обоснованность имеющихся у сторон прав и обязанностей, а также предоставленных им гарантий. В свою очередь, такая обоснованность будет свидетельствовать о существовании между сторонами законных, разумных и справедливых отношений, которые влекут их взаимную выгоду и положительный результат.

Список литературы

  1. Указанное вытекает также из пункта 5 статьи 1269 ГК РФ; пункта 107 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 года № 10 «О применении части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  2. Каравайкин А. А. Договор подряда в капитальном строительстве. М.: МГУ, 1960. С. 24-25.
  3. Брагинский М. И. Договор подряда и подобные ему договоры. М.: Статут, 1999 // Брагинский М. И. Избранное / Сост. М. И. Брагинский. М.: Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ; Юридическая фирма «КОНТРАКТ», 2008. С. 470.
  4. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 7.; Гражданское право: учебник: в 4 т. Т. 4. / отв. ред. Е. А. Суханов – 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2020. С. 23.
  5. Дозорцев В. А. Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М.: Статут, 2003. С. 12-13
  6. Красавчиков О. А. Творчество и гражданское право (понятие, предмет и состав подотрасли) // Красавчиков О. А. Категории науки гражданского права: Избранные труды. В. 2 т. Т. 2. М., 2005. С. 466.
  7. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1988. С. 132.
  8. Хохлов В. А. Договор авторского заказа в гражданском праве России / Хохлов // Журнал российского права, 2011. № 4(172). С. 29.
  9. Суханов Е. А. Указ. Соч. С. 383.
  10. Решение № 2-1479/2020 2-1479/2020~М-1337/2020 М-1337/2020 от 08 июля 2020 года по делу № 2-1479/2020.
  11. Гражданское право: учебник. В 2 т. / Под ред. Б. М. Гонгало. Т. 2. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2017 г. С. 327.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail