Социальные сети и законодательство: необходимость правового регулирования в условиях Узбекистана

Хужаев Шохжахон Акмалжон угли – доктор философии по юридическим наукам (PhD), заведующий кафедрой Права интеллектуальной собственности Ташкентского государственного юридического университета.

Аннотация: Целью настоящей статьи является исследование актуальности и целесообразности правового регулирования социальных сетей в условиях глобализации. В исследовании были использованы методы анализа некоторых норм действующего законодательства Республики Узбекистан, социологический метод, а также исследование статистических данных касательно социальных сетей. В результате проведенного исследования была указана необходимость определения правового статуса социальных сетей и их субъектов, категории правоотношений, требующих правового регулирования, путем подготовки предложений о разработке специального нормативно-правового акта в Республике Узбекистан. Принятие этого нормативно-правового акта создаст концептуальную основу регулирования социальных сетей, устранить правовые пробелы и коллизии в законодательстве, препятствующие эффективному функционированию системы защиты прав и законных интересов личности, общества и государства в социальных сетях, обеспечение действенности мер ответственности за правонарушения в социальных сетях.

Ключевые слова: социальные сети, правовое регулирование, кибер пространство, Интернет, виртуальные отношения.

На сегодняшний день в условиях мировой глобализации виртуализация отношений и цифровизация практически всех форм деятельности стали необратимым и неотъемлемым атрибутом современного прогресса. Виртуальное пространство, особенно социальные сети, расширяя возможности взаимоотношений между членами общества, создало новую форму общественных отношений во Всемирной сети Интернет. Сегодня уже нельзя представить повседневную жизнь без социальных сетей. Начиная с обыденных граждан-пользователей, заканчивая государственными органами, социальные сети становится самой популярной платформой взаимодействия. Все большее влияние социальных сетей на сознание людей, с одной стороны, свидетельствует об их удобстве и оперативности для членов общества, но с другой стороны, существенным образом повышают риск негативного использования социальных сетей путем их превращения в «орудие» для злоумышленников и иных дестабилизирующих элементов. В свою очередь, отсутствие каких-либо механизмов регулирования, в частности правовых норм касательно социальных сетей, требуют принятия своевременных и адекватных мер реагирования со стороны государства. Продолжающаяся пандемия коронавируса COVID-19 еще больше убеждают в том, что задержка в принятии мер в регулировании социальных сетей может привести к различному роду проблемам политического, социального и экономического характера.

Согласно данным аналитических компаний We Are Social и Hootsuite по итогам первого полугодия 2020 года около четырех миллиардов людей активно пользуются социальными сетями, что образует более половины населения Земли. Этому способствует также возросший интерес к социальным сетям во время пандемии коронавируса. Так каждый день на различных платформах регистрируются около миллиона человек [3]. По официальным данным Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Республики Узбекистан, на декабрь 2020 года интернетом в Узбекистане охвачены более 22,5 миллионов узбекистанцев. Согласно данным Datareportal, на начало 2020 года количество пользователей социальных сетей составило 3,2 млн человек [4].

Отсутствие правового регулирования социальных сетей не позволяет решить насущные проблемы обеспечения информационной безопасности в условиях глобализации, своевременно и надлежащим образом реагировать на факты правонарушений и угроз в киберпространстве, в том числе киберпреступности [1, с. 35], «содействует процветанию» ложной и недостоверной информации, следствие чего возрастает риск совершения противоправных информационно-психологических воздействий. Правовая регламентация социальных сетей также вызвано необходимостью гражданско-правового регулирования отношений [2, с. 51], в частности защиты права на объекты интеллектуальной собственности [8], авторских прав [10]. Необходимость правового регулирования социальных сетей в Республике Узбекистан является актуальным и целесообразным по следующим причинам:

Во-первых, законодательство Республики Узбекистан не определяет правовой статус социальных сетей, их владельцев и пользователей. Вопросы регулирования виртуального пространства обобщенно нашли свое отражение лишь в нормах Законов Республики Узбекистан «Об информатизации», «О принципах и гарантиях свободы информации», «О гарантиях и свободе доступа к информации». Однако в этих нормативно-правовых актах абсолютно не предусмотрены механизмы регулирования социальных сетей и их субъектов (тексты законов не содержат понятия «социальные сети»). Четкое определение правового статуса социальных сетей позволит отличить их от средств массовой информации, электронных платформ осуществления определенных видов деятельности (электронная коммерция, оказание услуг), взаимодействия между различными субъектами (обращение через социальные сети).

Во-вторых, социальные сети стали широко популярной платформой для осуществления различного рода деятельности. Так, социальные сети становятся отличной средой для осуществления торговли и коммерческой деятельности (Telegram-боты, принимающие заказы на доставку еды и иных товаров). Многие бизнес-структуры (предприниматели, компании) активно ведут свою деятельность через социальные сети, в частности в мессенджере Telegram (например, служба заказа еды EVOS, Street 77 burger), Instagram. Однако, в этой связи следует совершенствовать нормы Налогового и Гражданского кодексов Республики Узбекистан, предусмотрев конкретные нормы регламентации мобильной коммерции.

В свою очередь, для государственных органов и организаций работа в социальных сетях стало важнейшим показателем их открытости и прозрачности. Социальные сети стали удобной платформой для диалога с населением, работы с обращениями физических и юридических лиц. Информационная политика государственных органов и организаций сейчас оценивается не по наличию насыщенности информации в официальных веб-сайтах, а по оперативности предоставляемой информации в социальных сетях. Само по себе наличие официальной страницы государственных органов в социальных сетях уже свидетельствует о том, что социальная сеть перестала быть платформой для личных переписок и общения между людьми. Сегодня социальная сеть – это важная платформа для общества и государства. Современные пользователи смотрят на социальную сеть как на платформу получения официальной информации. Согласно проведенному опросу UReport самыми популярными источниками информации об изменениях в законодательстве и новых законах, используемыми на сегодняшний день участниками опроса, являются Telegram каналы Минюст (34%) и Интернет СМИ (22%). При этом социальные сети – наиболее популярный источник среди всех возрастных групп респондентов [5].

Наличие различного рода отношений в сети Интернет позволяет выделить, как гражданские правоотношения (оказание услуг и доставка товаров посредством социальных сетей), так и публичные отношения (обращение в государственные органы, информационная политика и т.д.). Без всякого сомнения, неурегулированность указанных отношений влечет за собой:

отсутствие надлежащего контроля за традиционными отношениями (например, налогообложение оказания услуг, доставки товаров через социальные сети проблематично тем, что при таком формате деятельности трудно вести количественный и качественный учет налогооблагаемого объекта);

хаотичный характер взаимоотношений, формирование чувства безответственности и безнаказанности (отсутствие правовых норм влечет проблемы в привлечении к ответственности), вследствие чего возникает факт нарушения прав и свобод личности в виртуальном пространстве.

В-третьих, социальные сети, к сожалению, стали местом нарушения прав и интересов личности, общества и государства. Все чаще правонарушения и иные противоправные действия совершаются в социальных сетях. Не зря мировое сообщество заинтересовано в создании эффективного механизма противодействия угрозам в социальных сетях. Условия пандемии показали рост различных финансовых махинаций, мошеннических операций. Согласно данным Газета.Ру в период пандемии коронавирусной инфекции количество звонков от мошенников в Российской Федерации увеличилось на 200%. За первое полугодие 2020 года мошенники похитили со счетов банковских клиентов 4 миллиарда рублей [6].

Виртуальный характер отношений в социальных сетях расширяет диапазон нарушений, зачастую правонарушения в социальных сетях совершаются на территории нескольких государств, что свидетельствует о необходимости принятия мер реагирования на указанные правонарушения. Согласно проведенному опросу UReport почти половина (49%) опрошенных считает, что в Узбекистане есть проблема с фейковыми новостями и следует усилить государственный контроль и наладить проверку над социальными сетями, блокировать закрывать доступ к источникам, которые публикуют фейковые новости, особенно в социальных сетях [5].

Следующий немаловажный аспект выражается в регулировании вопросов защиты частной жизни и персональных данных, предупреждения распространения ложных и оскорбительных сведений в социальных сетях. Сегодня можно найти множество примеров незаконного использования личных данных знаменитостей в своих аккаунтах и страницах в социальных сетях. ГУП «Центр кибербезопасности» указало, что во всем мире в мессенджере «Telegram» имеются 40 640 449 строк, находящихся в свободном доступе, из которых 50 062 строк относятся к номерам сотовых операторов Узбекистана. Предварительное изучение показало совпадение более 50% скомпрометированных данных, что указывает на актуальность угрозы для узбекского сегмента пользователей мессенджера «Telegram» [7].

Особенно актуальность указанной проблемы проявляется в условиях текущей глобальной пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, вызванная коронавирусом SARS-CoV-2. В связи с этим быстрейшее и адекватное реагирование на эти угрозы, принятие превентивных мер в виде регулирующих данную сферу норм права имеют ключевое значение.

В связи с вышеизложенном следует разработать специальный нормативно-правовой акт, направленный на правовое регулирование социальных сетей, выделив в нем такие важные вопросы, как правовой статус социальных сетей и их владельцев, пользователей; регулирование отношений, возникающих в социальных сетях с учетом оценки воздействия на предпринимательскую деятельность [9]; проблемы охраны прав и интересов личности, общества и государства в социальных сетях.

Необходимо учитывать тот факт, что в Узбекистане уже быстрыми темпами развиваются информационно-коммуникационные технологии, цифровизация становится самой конечной целью реформирования различных государственных сфер (судопроизводство, государственные услуги). Поэтому задержка регулирования социальных сетей будет препятствовать развитию цифровой экономики. Следовательно, социальные сети должны быть исследованы через призму правовых норм в условиях современных реалий, что является объективной необходимостью, предопределяющей государственную политику в информационной сфере в ближайшие десятилетия.

Список литературы

  1. Rasulev A.K. Improvement of criminal-legal and criminological measures of fight against crimes in the sphere of information technologies and safety: Doctoral (DSc) dissertation abstract on legal sciences. – 2018. 68 p.
  2. Рустамбеков И. Имплементация норм международных актов в сфере защиты авторского права в сети интернет в законодательство Узбекистана // Вопросы современной юриспруденции. – 2016. – №. 1 (52). – С. 50-54.
  3. Digital use around the world in July 2020 - We Are Social USA [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://wearesocial.com/us/blog/2020/07/digital-use-around-the-world-in-july-2020 (дата обращения 08.01.2021).
  4. Мировые IT-новости / Министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций Республики Узбекистан [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://mitc.uz/ru/news/1560 (дата обращения 08.01.2021)
  5. Знает ли молодежь о принимаемых законах? /
    U-Report Uzbekistan [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://uzbekistan.ureport.in/story/349 (дата обращения 08.01.2021).
  6. Баландина А. «Получите выплату»: как ковид помогает обманывать россиян / Газета.Ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.gazeta.ru/social/2020/11/09/13354063.shtml (дата обращения 08.01.2021).
  7. Угроза компрометации данных для пользователей «Telegram» из Узбекистана / ГУП «Центр кибербезопасности» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tace.uz/news/ugroza-komprometatsii-dannykh-dlya-polzovateley-telegram-iz-uzbekistana (дата обращения 08.01.2021).
  8. Yakubova Civil-law protection of honor, dignity and business reputation in the civil legislation of Uzbekistan and Japan // Review of law sciences. 2018. №3 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/civil-law-protection-of-honor-dignity-and-business-reputation-in-the-civil-legislation-of-uzbekistan-and-japan (дата обращения: 08.02.2021).
  9. Бобур Мукумов. Оценка регулирующего воздействия нормативно-правовых актов на предпринимательскую деятельность в условиях пандемии коронавируса (на примере Торгово-промышленной палаты Республики Узбекистан) // Review of law sciences. 2020. №2 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/otsenka-reguliruyuschego-vozdeystviya-normativno-pravovyh-aktov-na-predprinimatelskuyu-deyatelnost-v-usloviyah-pandemii (дата обращения: 08.02.2021).
  10. Юлдашов А., Чориев М. Договорно-правовые отношения в области авторского права и ответственности за нарушение авторского права: национальный и зарубежный опыт // Общество и инновации. – 2020. – Т. 1. – №. 1/s. – С. 511-522.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail