gototopgototop

УДК 004.738.52

Концептуальные аспекты проблем национальной безопасности Республики Казахстан: информационный театр действий

Мосов Сергей Петрович – доктор военных наук, профессор, главный специалист Национального центра управления и испытаний космических средств (г. Киев).

Салий Сергей Михайлович – кандидат военных наук, ассоциированный профессор (доцент), начальник управления Пограничной Академии Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (г. Алматы).

Мартикьян Александр Сергеевич – кандидат военных наук, ассоциированный профессор Пограничной Академии Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (г. Алматы).

Аннотация: В статье акцентируется внимание на возрастании роли информационного противоборства в связи с развитием информационного пространства и его рассмотрения в качестве информационного театра действия противоборствующих или конкурирующих стран. Определены суть и характер информационной борьбы и современные взгляды на организацию и ее ведение. Введено дефиниции «информационный театр действий» и «средства ведения информационной борьбы». Акцентируется внимание на разработку и применение со стороны ряда ведущих стран мира доктрин информационной борьбы. 

Ключевые слова: Информационная борьба, информационный театр действий, средство ведения информационной борьбы, информационное противостояние, информационные технологии.

Согласно современным воззрениям, одной из важных тенденций развития современной вооруженной борьбы является возрастание роли информационной борьбы, проводимой с целью нарушения системы государственного и военного управления, создания благоприятных условий для успешного проведения операций и боевых действий, влияния на морально-психологическое состояние военно-политического руководства, населения и личного состава войск противоборствующей стороны, а также нейтрализации аналогичного влияния со стороны противника [1-6].

Постановка проблеми

На современном этапе в связи с активным развитием научно-технического прогресса в направлении создания информационных технологий и средств коммуникации возникают вызовы, опасности и угрозы ведения информационной борьбы против Республики Казахстан со стороны эвентуального противника и возможных конкурентов в мировом экономическом и политическом пространствах. В этих условия возникают проблемные вопросы ведения информационного противоборства со стороны Республики Казахстан.

Анализ последних исследований и публикаций

Вопросами, связанными с различными исследованиями по вопросам информационной борьбы и информационного противодействия занимался ряд казахстанских и зарубежных специалистов и ученых: Н.Ж. Асылов, Б.Ы. Елубаев, С.Я. Лавренов, С.И. Макаренко, А.С. Мартикьян, С.П. Мосов, Е.А. Назарова, С. П. Расторгуев, Ш.С. Сулейманова, С.А. Тыщук, Ш.С. Утяпов, С.Н. Шолохов, и др.

Вместе с тем, исследования указанных авторов носят обобщенный характер и не отражают особенностей, вызовов, опасностей и угроз Республике Казахстан в условиях возможного ее противоборства на информационном театре действий, что является актуальным и важным вопросом для национальной безопасности государства.

Цель статьи

Систематизировать концептуальные аспекты возможных проблем национальной безопасности Республики Казахстан в информационном пространстве.

Изложение основного материала

Современные взгляды на организацию и ведение информационной борьбы заключаются в комплексном использовании разнородных сил для достижения информационного превосходства над противником, что позволяет определять и поддерживать высокий темп проведения военной операции (боевых действий), доминировать во время ее проведения, действовать с высоким уровнем непредсказуемости и упреждения действий противника. Она является средством, позволяющим командованию во время решающих действий применять рассредоточенные группировки разнородных сил, своевременно организовывать защиту войск и использовать группировки, состав которых максимально соответствует поставленным задачам, а также осуществлять гибкое всеобъемлющее обеспечение их действий.

Тенденция относительно изменения форм и способов информационной борьбы обусловлена активным развитием информационного оружия [4]. Если до 1991 г. использовались традиционные и широко известные средства воздействия на элементы систем управления войсками и личный состав, а также на население противника, то, соответственно средствам использовались и традиционные способы информационной борьбы: устрашение, дезинформации, блокировки и такие ее формы, как пропагандистские акции, психологические операции, электронно-огневые удары и т.п.

Дальнейшее развитие информационной борьбы связано с революционными изменениями в области информационных технологий и выделением в качестве самостоятельного вида информационного оружия [2]. По оценкам западных экспертов информационное оружие на сегодня является одной из главных угроз национальной безопасности государства, а суммарные затраты на разработки в этой области в мире превышают $100 млрд. в год. Для осуществления информационно-психологического воздействия широко используются Интернет-технологии, цифровые синтезаторы речи, голографические генераторы и тому подобное. Соответственно появляются новые формы ведения информационной борьбы, к которым относятся информационная операция и специальная информационная операция.

Развитие информационного оружия привело к выделению информационной борьбы как отдельного интегрированного вида стратегического обеспечения военных операций, направленного на достижение информационного превосходства над противником путем комплексного использования ее составляющих по единому замыслу и плану.

Таким образом, информационная борьба приобретает активный стратегический характер, ведется без ограничений в пространстве и времени и характеризуется экономической целесообразностью, нелетальностью действия и высокой эффективностью при достижении военно-политических целей. При этом, мирный период ведения информационной борьбы значительно превышает период ведения военных конфликтов [3-4, 6].

На современном этапе быстрого развития информационных технологий и активного их применения в повседневной деятельности людей и различных структур (государственных и негосударственных) значимость противоборствующих действий в информационном пространстве в мирный период значительно возрастает. Это объясняется, в первую очередь, тем, что благодаря динамике научно-технического прогресса информационное пространство пронизывает функциональную деятельность различных сфер и отраслей экономики, а также физических лиц уже подавляющего числа стран мира. Локальными и глобальными информационными сетями пользуются экономисты, финансисты, военные, спецслужбы, государственные службы, транснациональные конструкторские бюро, террористы, хакеры, благотворительные организации и др.

Не будем останавливаться на сути философии информационных войн, которая на достаточном для понимания уровне изложена в литературных источниках авторства С.Я. Лавренова [1], С.П. Расторгуева [7], а также иных ученых и специалистов. Целью этой статьи является определение содержания и назначения средств ведения борьбы на информационных театрах действий.

Введем несколько понятий. Информационный театр действий – часть информационного пространства, определяется пространственными и технологическими характеристиками информационных компьютерных сетей (банковских, финансовых, государственных, военных, континентальных, межконтинентальных и т.п.), в пределах которых ведутся информационные войны. Средства ведения информационной борьбы – последовательно использованные и логически связанные текстовые, математические и специальные символы, формирующие инструментарий информационных действий: вопросы или адрес для поиска информации, компьютерный вирус, хакерская программа, программа-шпион, спам и т.д.

Сунь-Цзы в свое время, рассматривая войну в качестве одного из видов борьбы, сформулировал ее суть, согласно которой война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели [8]. Поэтому, сама лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войска. Таким образом, вооруженная борьба как таковая должна рассматриваться в качестве последнего шага противостояния противоборствующих сторон.

Главная цель прошлого и настоящего - выиграть войну в мирное время без ведения вооруженной борьбы. Такая стратегия действий стала ведущей в современном мире и активно используется с переменным успехом разными странами с использованием информационного пространства: США, Россией, Китаем, Великобританией, Германией, Израилем, Пакистаном, Индией, Северной Корей и др.

Информационный театр действий (далее – ИТД) позволяет с помощью средств ведения информационной борьбы (далее – СИБ) наносить экономические, политические, финансовые, информационные, технологические и иные потери государствам-конкурентам или государствам, действия которых рассматриваются как угрожающие национальной безопасности государства. Преимущества информационного пространства, пронизывающего «сэндвич», сложившийся с физико-географического, экономического, политического, финансового, интеллектуального, технологического и других видов пространства, делает его главным театром действий противоборствующих или конкурирующих сил (государства, транснациональные компании, политические и военные союзы и т.д.) в период мирного сосуществования.

Рядом стран уже разработаны доктрины информационной борьбы. Так, например, в октябре 1998 г. министерство обороны США ввело в действие «Объединенную доктрину информационных операций». Китай в рамках программы трансформации своих вооруженных сил сформулировал официальное видение доктрины информационной войны. Индийское руководство стало уделять повышенное внимание вопросам ведения информационной войны, прежде всего в аспекте обеспечения собственных интересов в информационной сфере и обеспечения национальной безопасности. Стимулом для повышения внимания к вопросам информационной безопасности появились массированные атаки на индийские информационные системы, совершенные группами пакистанских хакеров сразу после успешного испытания индийской атомной бомбы. Индийские власти объявили о внесении изменений в военную доктрину, включив в нее вопросы радиоэлектронной борьбы и информационных операций. Достаточно разработанную доктрину информационной войны имеет Пакистан, особенно в плане проведения наступательных операций. Иран активизировал деятельность в сфере подготовки к проведению информационных операций. За последние годы Тегеран настойчиво стремится поднять технологический уровень вооруженных сил не только созданием ядерного оружия, но и внедрением информатизированных образцов вооружения. Россия сегодня имеет достаточно эффективную доктрину информационной войны. Вооруженные силы России активно сотрудничают с экспертами в сфере информационных технологий и академических кругов с целью совершенствования ее приемов и методов. Кроме того, Российская Федерация сегодня имеет опыт в проведении информационных операций против чеченских информационных сайтов и не только.

Искусство ведения войн на ИТД достаточно активно применяет опыт и подходы общего военного искусства. В первую очередь, это ведение разведки (конкуренция, маркетинг, военное дело, терроризм и т.д.) с использованием информационной сети Интернет – реалия последних десятилетий после возникновения и развития современных поисковых инструментов и систем: 1994 - WebCrawler, Lycos, Yahoo; 1995 p. – Infoseek, AltaVista, Excite; 1996 p. – Rambler; 1997 p. –Yandex; 1998 p. – Google ... 2004 p. – русскоязычная версия Google [9-10].

Так, используя СИБ, китайские хакеры завладели секретными военными материалами армии Южной Кореи. Предполагается, что им это удалось сделать во время атаки на министерство обороны, когда в ведомство приходили электронные письма, якобы написанные высокопоставленными сеульскими чиновниками. Как сообщает агентство Associated Press, киберпреступники представлялись сотрудниками администрации президента Южной Кореи Ли Мен Бака. Открытие этих писем активировало вредоносные программы, попадавшие в сеть министерства и позволявшие воровать секретные данные. Кроме военных материалов, к хакерам попали данные южнокорейской разведки о визитах в Китай лидера КНДР Ким Чен Ира [11].

Благодаря аналогичным действиям, по сообщению южнокорейских военных, КНДР возможно смогла украсть совместные планы США и Республики Корея на случай войны с Северной Кореей. Согласно данным СМИ Южной Кореи, украденные сведения содержат планы развертывания войск США и Республики Корея в случае войны, список северокорейских наземных целей, сценарии вторжения в КНДР с моря, а также описание основ послевоенной оккупации Северной Кореи [12].

Во-вторых, это очаг агрессии атаки на информационную инфраструктуру. По мнению экспертов США, реализация сегодня наиболее пессимистического сценария, типа «электронного Перл-Харбора», в котором агрессор малыми силами групп хакеров способен полностью вывести из строя сети связи и коммуникаций в США, маловероятна. Скорее следует ожидать действий, способных скомпрометировать отдельные узлы внутренних корпоративных и государственных информационных сетей, ухудшить показатели качества связи, нарушить торгово-финансовые операции, спровоцировать сбои в критических системах (на транспорте, в здравоохранении и др.), то есть таких действий, которые в прямую не могут быть квалифицированы как агрессия, но влияют на экономику страны, на управляемость государства и общества в целом и могут проводиться как в мирное, так и в военное время [13].

В-третьих, для осуществления определенных выше действий ведется целенаправленная подготовка специалистов. В Военной академии им. Ким Ир Сена ведется активная подготовка специалистов по компьютерному взлому. Ежегодно академия выпускает около сотни боевых хакеров. Северокорейские компьютерные взломщики уже активно проникают в южнокорейские компьютерные сети. Особенно хакеров из КНДР интересуют сети государственных ведомств, из которых разведчики пытаются похищать секретные сведения [14].

Китай в рамках программы трансформации своих вооруженных сил провел эксперименты по применению информационного оружия, а также ряд военных учений по отработке принятой им доктрины информационной войны. Ведется активная подготовка специалистов в сфере информационных войн, включая подготовку офицерского состава [13].

Таковы реалии по ведению борьбы на информационных театрах действий. Что угрожает национальной безопасности Республики Казахстан, как урбанизированной стране, в сложившихся условиях в современном мире и с учетом опыта военных конфликтов современности?

Первое, на случай развязывания войны против Казахстана или в условиях ее втягивания в вооруженный конфликт за пределами государства, – югославский вариант развития событий, когда во время войны, в первую очередь, будут уничтожаться не военные объекты, а инфраструктура государства и его энергетические источники.

Второе, это постепенное втягивание инфраструктуры государства в состояние информационных войн в условиях увеличения плотности компьютерных сетей и рост активности их использования в повседневной деятельности учреждений (организаций, предприятий и т.д.) различных сфер и отраслей народного хозяйства, а также в условиях наращивания темпов конкурентной борьбы на внутреннем и мировых рынках.

Третье, это информационный контроль за функциональной деятельностью различных сфер и отраслей экономики, особенно конкурентоспособных, а также политических лидеров и деятелей, ведущих экономистов, финансистов, ученых, различных экспертов и других физических лиц.

Четвертых, это разведка состояния и динамики изменения интеллектуального, технологического, идеологического, кадрового, политического, научного и иного из критических потенциалов страны благодаря существующим и вновь унифицированным компьютерным базам данных различного назначения.

Пятое, это втягивание казахстанских аналитических и экспертных структур (государственных и негосударственных) в информационную ловушку путем целенаправленного создания и насыщения информационного пространства сети Интернет сведениями соответствующего содержания.

Шестое, это использование способности самообучения казахстанских информационных систем с целью дальнейшего их перепрограммирования для обеспечения управления этими системами в интересах других государств или нарушения их функционирования или уничтожения в определенный момент времени.

Седьмое, это использование информационного ресурса сети Интернет для изменения ценностей, идеологии и самосознания казахстанского общества с целью его превращения в управляемое общество по нужным стандартам.

В Республике Казахстан (далее – РК) законодательная и нормативно-правовая база в области информационной безопасности направлены на создание в стране законодательной базы, упорядочивающей и регламентирующей поведение субъектов и объектов информационных отношений, а также определяющей ответственность за нарушение установленных норм. В их состав входят: Законы РК: «О национальной безопасности», «Об информатизации», «О государственных секретах», «О персональных данных и их защите», «Об электронном документе и электронной цифровой подписи», «О связи»; Уголовный кодекс РК; Кодекс РК «Об административных правонарушениях»; Единые требования в области информационно-коммуникационных технологий и обеспечения информационной безопасности (постановление Правительства РК от 20.12.2016 г. №832); Концепция кибербезопасности («Киберщит Казахстана») [15].

Несмотря на существование в Казахстане соответствующего нормативно-правового ландшафта, следует обратить внимание на необходимость применения со стороны государства таких действий: формирование доктрины информационного противоборства Республики Казахстан; создание и развитие искусства информационного противоборства; разработка эффективных символьных средств ведения борьбы на ИТД; организация системной подготовки специалистов по ведению борьбы на ИТД.

Выводы и перспективы дальнейших исследований

На современном этапе развития информационных технологий, с учетом перспектив их дальнейшего развития, а также технических средств коммуникации и связи, возникает неизбежность втягивания государства в информационную борьбу или информационное противоборство с конкурентами и эвентуальным противником. Учитывая такую ситуацию, Республика Казахстан должна быть инфраструктурно и на законодательно-нормативном уровне готова к развитию таких событий.

В качестве направлений дальнейших исследований предлагается рассмотреть вопросы искусства (тактика, оперативное искусство, стратегия) ведения информационной борьбы, а также системы целенаправленной подготовки в Республике Казахстан специалистов и ученых по вопросам информационных технологий и информационной борьбы.

Список литературы

  1. Лавренов С. Я. Война ХХІ века: стратегия и вооружение США. Москва: АСТ, 2005. - 314 с.
  2. Тищук С. А., Шолохов С. Н., Завадский А. Б. Информационное оружие. Волонтер, 2006. - №1. - С.20-23.
  3.  Мосов С. Война или мир – выбор за человечеством: монография. Киев: Изд. дом «Румб», 2007. - 300 с.
  4. Тенденції розвитку форм і способів збройної боротьби у сучасних локальних війнах і збройних конфліктах: кол. монографія / П. П. Ткачук, С. П. Мосов, О. П. Красюк, О. В. Левченко, О. Л. Гапеева; за ред. Г. П. Воробйова. Львів: НАСВ, 2015. - 90 с.
  5. Сулейманова Ш.С., Назарова Е. А. Информационные войны: история и современность. Москва: Межд. изд. центр «Этносоциум», 2017. - 124 с.
  6. Макаренко С. И. Информационное противоборство и радиоэлектронная борьба в сетецентрических войнах начала XXI века. Санкт-Петербург, 2017. - 546 с.
  7. Расторгуев С.П. Философия информационных войн. Москва: Вузовская книга, 2001. - 468 с.
  8. Сунь-Цзы. Трактаты о военном искусстве; перев. с китайского Н.И. Конрада. Санкт-Петербург: ООО «Издательство АСТ», 2002. - 558 с.
  9. Гусев В.С. Поиск в сети Internet. Самоучитель. Москва: Изд. дом «Вильямс», 2004. - 336 с.
  10. Ющук Е. Интернет-разведка. Москва: Вершина, 2007. - 258 с.
  11. Китайские хакеры обокрали Министерство обороны Южной Кореи. URL: http://mysocietystyle.blogspot.com/2010/01/kitayskie-hakery-obokrali-ministerstvo.html (дата обращения – 10.03.2020).
  12. Хакеры КНДР украли планы войны США в Корее. - URL: http://news.day.az/world/186317.html (дата обращения – 10.03.2020).
  13. Гриняев С. Оценка Мин. внутренней безопасности США потенциала в области ведения информационной войны. - URL: http://military-informant.com /index.php/force/703-cyberwar.html (дата обращения – 10.03.2020).
  14. Южная Корея нашла в разведке КНДР хакерское подразделение. - URL: https://securelist.ru/yuzhnaya-koreya-nashla-v-razvedke-kndr-hake/6046/ (дата обращения – 10.03.2020).
  15. Жансултанова Э. Информационная безопасность. - URL: https://www.zakon.kz/4931365-informatsionnaya-bezopasnost.html (дата обращения – 10.03.2020).

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail