gototopgototop

Социально-регулятивная функция мансийских запретов и наставлений

Панченко Людмила Николаевна ­– научный сотрудник Обско-угорского института прикладных исследований и разработок, аспирант Югорского государственного института.

Аннотация: Начальный этап формирования общества сопровождался при помощи обычаев и традиций. Детям с самого рождения прививались нормы морали принятые в их окружении. С детства они усваивали, что нарушение их может пагубно отразиться на собственном здоровье или здоровье родных тебе людей. Нормы поведения людей выступали в виде запретов, имевших биологические, стихийно-природные, хозяйственные, моральные, религиозно-обрядовые основания и отличались строгим их выполнением. Эти установки передавались от поколения к поколению и становились регуляторами поведения общества.

Ключевые слова: Запреты, обычаи, поведение, социальные нормы.

Единственным критерием взаимоотношений наших предков были неписаные законы, выполнение которые диктовались этикой, моралью, совестью человека. Порядок их строя устанавливался при помощи обычаев, традиций, запретов и наставлений. Они передавались от поколения в поколение, воспитывали для семьи и общества необходимые привычки и навыки, выполняя задачу общественного регулятора. Их формирование и функционирование объясняются тем, что люди сознательно стремились к укреплению и неукоснительному соблюдению социальных норм [6, 112]. Общество в разные периоды своего развития всегда нуждалось в системе моральных устоев.

Проблемой социально-регулятивных отношений в культуре и в фольклоре занимались, такие учёные как Л.Н. Виноградова. Она раскрыла социорегулятивную функцию суеверных рассказов о нарушителях запретов и обычаев [1, 214–235]. Большой интерес вызывает работа С.А. Маркунцова. Он выявил исторические особенности возникновения первичных уголовно-правовых запретов [2, 132–142]. Б.Б. Нанаева раскрыла природу нравственно-этических норм как фактора социально-политического регулирования в чеченском обществе [3, 23–27]. Социально-регулятивную миссию традиций и обычаев раскрыл А.И. Соколов [6, 112–121]. Анализом исторической типологии культуры как регулятивной системы и определению ее основных социальных функций по упорядочению коллективной человеческой жизнедеятельности писал А.Я. Флиер [9. 19–43]. На основе современных региональных социологических исследований, обско-угорскими учеными предприняты попытки рассмотреть ценностные суждения среди коренного населения (ханты и манси) [7, 260–268; 8, 256–263]. Л.Н. Панченко рассматривала мансийские обычаи и навыки поведенческого и гигиенического характера как средство сохранения здоровья [4, 80–84]. Запреты народа манси (вогулов) с точки зрения их самозащиты были рассмотрены Е.И. Ромбандеевой [6, 94–100]. Мировоззрение обских угров в целом, исследовал Т.Г. Харамзин [10].

Мансийские дети почти с самого рождения соприкасались с нелёгким трудом рыбаков, охотников и оленеводов. Мальчики овладевали навыками, необходимые в мужских ремёслах, девочки постигали женские виды работ. Вместе с обучением основным видам деятельности детям прививались основные моральные устои и принципы, стандарты поведения. С детства они усваивали, что их нарушение пагубно отразится на них. Поэтому любое недопустимое поведение от нормы – это не только отклонение, нарушение норм права, за которое следует наказание в этой жизни, в то же время оно выступает и как религиозный грех, влекущий наказание в потустороннем мире. Соблюдая данные нормы, человек психологически оберегал свой покой и покой внешнего мира, здоровье своей семьи и окружающих его людей. Выполнение правил становилось обычным укладом жизни, нормой поведения. По ним они жили в гармонии с природой, не нарушая её ритма. Животный и растительный мир для манси был таким же одушевлённым, живым, как и человек. Представления о взаимосвязи людей с миром богов и духов также определили веру в необходимость соблюдения определённых норм поведения [4, 84]. Правила поведения в свою очередь, сводились к серии различных запретов и наставлений. Запреты – это один из важных компонентов культуры манси, отражающих мировоззрение народа. Запреты охватывают каждый спектр человеческой деятельности человека. Это многовековые наблюдения народа. Как считает В. М. Витченко, запреты являются наиболее удобным предостерегающим приемом, посредством которого достигается эффективная защита общественных отношений [2 , 133]. Они, как социальный институт функционирования общества, занимали важное место в системе регуляции образа жизни наших предков и выполняли функцию только лишь при неукоснительном их следовании. При основательном их изучении убеждаешься, что они имеют рациональную основу, подтверждённую опытом жизни в местных условиях многих поколений.Данные запреты формировали поколение, способное выдержать самые сложные и суровые условия жизни на Севере. Они служили определённым фактором нравственного воспитания подрастающего поколения. Порядок общественной жизни поддерживался силой привычки, общественного мнения и авторитетом старшего поколения. Через запреты шло воспитание морального облика ребёнка, вырабатывалось представления об охране его здоровья, любви к окружающему миру; они учили молодёжь правилам хорошего тона, нормам поведения в обществе. Такие негласные правила существовали в каждой семье. Запреты распределялись по гендерному и возрастному признаку, производственные запреты, запреты для беременных, бытовые запреты, запреты, связанные с нормами поведения в доме, в лесу, в обществе.

Особое место в культуре манси отводилось женщине. Она была продолжательницей рода, хранительницей домашнего очага, соответственно, все основные функции по ведению хозяйства, по воспитанию детей, по хранению и передаче многих обрядов и традиций были возложены на неё. Нормы поведения складывались таким образом, чтобы обезопасить женщину. Запреты установлены для её блага, для охраны её здоровья, так как от её поведения зависела благосостояние и здоровье членов её семьи. И дети с первых лет жизни были с матерью, смотрели на её поведение и учились.

В культуре манси очень много запретов существовало для беременных женщин. Среди нихк примеру есть такие :

Нврам ōсьнэ нн āмп ратуӈкве ат рōви нвраме тарвитыныӈ тах ōньситэ. Беременной женщине нельзя бить собаку, роды тяжёлыми будут;

Тāрвитыӈысь ōлнэ нн хотьютн лāвыл нэглуӈкве ат рōви, сумп лāтӈыл равтуӈкве, мори сяргуӈкве ос ат рōви Тав лāвнэ сирыл, тох и ēмты. ‘Беременной женщине нельзя кого-либо ненавидеть, проклинать людей, злиться, её слова могут исполниться’.

Они создавались для того, чтобы оградить женщину от ненужной физической нагрузки, нежелательных эмоций, от всевозможных опасностей. Здесь же просматриваются познавательная и воспитательная функции.

Много запретов касающихся сохранению достатка в семье, бережного отношения к утвари и пище. Например,

Āнысан ул рōхсалтэн, ул пaхвтэн‘Не греми посудой и не бросай её’;

– типāлаг порс вēтра кон ул равтасэн, ат рōви. Кол сōт кон-тотгын ‘Вечером нельзя выносить мусор – вынесешь на улицу счастье, (благополучие) дома.

Чтобы содержать дом в чистоте, быть опрятной, использовались такие запреты как,

Атанын мори ул пахвтэн. Тапалн мāн ёхтгын. Атанэн рмыглгыт ‘Свои волосы не разбрасывай. Когда попадёшь на тот свет. Они тебе пригодятся’;

Пормасанэн мори ул пахвтэн. Мори ōлнэ маснутыт Пāвылēрутыг ēмтгыт. Пилптахтункве патгыт ‘Вещи не разбрасывай, бесхозные вещи в пугающее существо превратиться. Пугать будут.

Таким образом, формировалось у девочек и девушек этические и моральные принципы и убеждения, необходимые в дальнейшей жизни.

Мужчина в мансийской семье – это добытчик, защитник, хранитель святых и заповедных мест, участник обрядов. От мужчины зависело пропитание и благосостояния будущего. Поэтому очень много запретов и предписаний связано с охотой и рыбалкой. В прошлом мансийские семьи были большими, и удачный промысел означал стабильность и сытость в семье. К тому же, манси не позволяли себе грубости не только по отношению к человеку, но и к животным. И поэтому нормы поведения в лесу требовали определённых знаний. Никогда охотник или рыбак не возьмёт себе больше, чем нужно. Не будет нещадно уничтожать животных. Им претило грубость, хвастовство, жадность. Все эти пороки всегда были наказуемы, в том числе и у других северных народов. Всегда в почёте было гостеприимство, забота о людях. Уходя из своей лесной избушки, охотник не забывал оставить припасы: еду, дров, сухое бельё, боеприпасы. Любого человека в пути могут ожидать неприятности, в том числе и на охоте. Поэтому основная часть этнических норм поведения народа манси складывались через отношения с природой, с окружающим миром. Гармония, царящая в природе, наложило свой отпечаток и на межличностные отношения людей. Для манси человек не считался властелином всей земли, не её хозяином, а всего лишь маленькой частичкой всего живого. Ему дана свыше такая миссия как охранять природу, жить, не причиняя ей вреда. Считалось, что духи и божества следят за нами, управляют нашими жизнями. И чтобы жизни не угрожали всевозможные бедствия, должны были выполнять существующие предписания. Нарушение установленных правил, по воззрениям манси вызывает недовольство богов и духов и приводит к возникновению болезней и стихийных бедствий. Любое несчастье, произошедшее с ними, воспринималась как наказание. Приведём ряд примеров таких запрет:

– Тк aквув солил пувтуӈкве ат рōви, тавен самаге хот-пувтгын ‘Нельзя колоть острым предметом огонь (Хозяйку очага), глаза ей можешь поранит’. Это наставление учит детей бережному обращению с огнём, к почитанию огня. У манси существует почтительное отношение не только по отношению к растительному и животному миру, но также и к пище, и поэтому, все то, что касается относительно еды, вызывает уважение.

Тяк аквыл ёнгуӈкве, вōрт роӈхуӈкве, витыг равтхатуӈкве ат рōви, кӯсяитын урак ат мыгын ‘С огнём играть, кричать в лесу, брызгать водой нельзя - потревожишь духов’;.

Вōрт ул кисген, ат рōви. Вōрхумн ёхтавен. В лесу не свисти. Лесной человек придёт.

– Вōрт типāлаг мори капыртаӈкве, мори каюӈкве ат рōви, матарын тах вермавен ёхтуӈкве. В лесу вечером попусту суетиться, попусту суматошиться нельзя, нечто может прийти.

– Хōтал ӯнтыс, кон ул рōхтахтн ‘Солнце село, не кричи и не шуми на улице’. День закончился, всё живое желает отдыхать, требует покоя. Поэтому не следует нарушать тишину окружающего мира.

Сатапан порат витн ялуӈкве ат рōви - ветрат куль юв тотгын ‘Когда стемнело нельзя ходить по воду – зачерпнёшь в реке чёрта’. Таких запретов в культуре манси много. Все они направлены на охрану здоровья, соблюдения порядка.

Запрещалось зря ломать ветки, растения в лесу, кидать в воду камни. В этих запретах воспитывается бережное отношение к природе, любовь к окружающей среде. С каждым приходом в лес манси старались не только взять из леса, Но и оставить что-либо, угостить лесных хозяев, принести им что-нибудь в дар. Данный запрет до сих пор существует во многих деревнях и населенных пунктах среди народа манси.

Нормы поведения, установленные нашими предками, наложили отпечаток на характер манси. Даже посторонний человек малознакомый с культурой манси заметит что люди, ведущие традиционный образ жизни отличается от тех, кто живёт в укрупнённых поселениях. Их отличает и крепкое здоровье и манера поведения в обществе. В отличие от своих собратьев. они более спокойные, гостеприимные, доверчивые, без каких-либо лишних жестикуляций и телодвижений.

Следует отменить, что нормы и правила поведения не существовали сами по себе, они активно функционировали лишь при активной поддержке общества, в котором проживали. Если общественное мнение переставало защищать те или иные установки, то они уходили в небытие или превращались в простые нормы общежития [6, 112].

Анализ роли обычаев и традиций как регуляторов общественной жизни требует их рассмотрения в тесной связи с общественным мнением. Последнее с самого начала придавало им социальную активность, во многом определяло статус выполняемых им функций. При этом общественное мнение, можно сказать, выполняет двойную роль: деструктивную и конструктивную. Коллективное мнение ценно и значимо. Оно создаёт необходимые установки, создаёт традиции. Но при этом надо учитывать её и негативную сторону. Во-первых, на этапе становления традиций не всегда учитывается мнение каждого сограждана. Во-вторых, оно допускает распад любой традиционной формы, подчёркивает несоответствие с изменившимися обстоятельствами. Без чёткого указания устаревшая традиция будет ещё долго функционировать, и тормозить прогресс. При этом формируются новые взгляды и меняются регулятивы в сфере быта и производства, в сфере коллективного и индивидуального поведения.

В ряду регулятивных форм с самого начала видное место занимали обычаи и традиции и предлагающиеся к ним запреты и наставления. Они сложились в рамках определённой формации, выступали определённым элементом социальной регуляции. Сложившись в глубокой древности, они приняли на себя упорядочивание связей между людьми, семьями, родами. Они справлялись без помощи иных форм социальной корреляции. Их авторитет поддерживался силой общественного мнения, престижем старшего поколения. Но с ходом времени появились новые социальные корреляции, вытесняя родовые отношения. Традиционные формы регулирования стали уступать место новым механизмам социальной регламентации. Однако в процессе исторического развития некоторые родовые принципы и способы регуляции продолжают сохранять своё значение, продолжают функционировать. Например, такие как:

– Этипāлаг порс вēтра кон ул равтасэн, ат рōви. Кол сōт кон-тотэгын ‘Вечером нельзя выносить мусор – вынесешь на улицу счастье, (благополучие) дома.

Мāнь нврам маснутанэ кон оссувлаӈкв ат рōви. Хōтал миннэ юи палт эри юв тотуӈкв. Мāнь нврам люсьтункве патаве. ‘Вещи младенца на улице не осталяй. Перед заходом солнца занеси домой. А то будет плакать’;

Касай кēрӈ ōвланыл нох ул пинэлн, ат рōви ‘Нельзя нож класть остриём вперёд’

Это наводит на мысль о том, что отдельные человеческие ценности, возникшие ещё в недрах архаического общества, переживая века, обрастая какими-то новыми специфическими чертами, будут извечно регулироваться механизмами традиционного характера.

Как уже неоднократно говорилось, что устное народное творчество богато и многообразно. И нашей основной целью стоит возрождение или сохранение традиций. Оно представляет собой огромное культурное достояние и ценнейший материал для научного исследования.

Задача исследователей хотя бы частично восстановить запреты и наставления и внедрить их использование в мансийские семьи. Так как, только в семьях сохраняется и передаётся опыт многих поколений, формируются социальные и духовные ценности. Только в семье вырабатываются те жизненные ориентиры, которые смогут обеспечить современным и будущим поколениям надёжное существование в гармонии с природой, с обществом и собственным «я». Современной молодёжи поможет найти стимул в жизни, сохранить традиции и передать их будущему поколению.

Подводя итоги нашего исследования, мы выделили три основные функции запретов:

  1. Запреты как метод и форма регулирования. Они, будучи включёнными в моральную систему выполняли функцию общественного регулятора, являясь наиболее удобным предостерегающим приёмом, при помощи которой достигается защита общественных отношений, здоровье людей.
  2. Помимо социо-регулятивной функции, выполняли также познавательную и воспитательную.

Усвоение запретов способствовало формированию у людей социально необходимых качеств, привычек и навыков, необходимых для улучшения их жизни.

Список литературы

  1. Виноградова, Л.Н. Социорегулятивная функция суеверных рассказов о нарушителях запретов и обычаев // Славянский и балканский фольклор: Семантика и прагматика текста / Отв. ред. С.М. Толстая; РАН, Ин-т славяноведения. М. : Индрик, 2006. С. 214–235.
  2. Маркунцов С. А. Исторические особенности возникновения первичных уголовноправовых запретов // Журнал российского права. 2014. №1 (205). С. 132–142/
  3. Нанаева Б. Б. Нравственно-этические нормы социально-политического регулирования в чеченском обществе // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. 2009. №3а. –
  4. Панченко Л.Н. Обычаи и навыки поведенческого и гигиенического характера как средство сохранения здоровья / Л.Н. Панченко // Традиционная и современная культура: история, актуальное положение, перспективы: материалы МНПК (20-21 сентября 2011 года). - Пенза-Москва-Минск: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011.- с. 80-84
  5. Ромбандеева Е.И. Народные запреты манси (вогулов) как мера их самозащиты // Фольклор в истории народов и его место в современной культуре. Томск, 2005. С 94-100.
  6. Соколов А. И. Социально-регулятивная миссия обычаев и традиций // Вестник ЧГУ. 2008. №1. C. 112–121.
  7. Ткачук Н.В. Традиционные ценностные суждения молодых югорчан (на материалах социологических исследований) // Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: традиции и инновации. Воронеж: ООО «МАКС-ПРИНТ», 2015. 260–268 с.
  8. Ткачук Н.В. Ценностные ориентации молодежи (по результатам социологического опроса среди студентов г. Ханты-Мансийска) // Культурные и филологические аспекты генезиса и трансформации исторических общностей коренных народов Югры. Тюмень: ООО «Сити-пресс», 2015. 256–263 с.
  9. Флиер А. Я. Культура как социально-регулятивная система и ее историческая типология // Культура культуры. 2014. №2 (2). C. 19-43.
  10. Харамзин Т.Г. Традиционное мировоззрение обских угров. Ханты-Мансийск : Югорский гос. ун-т : ООО "Доминус", 2010. 182 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail