gototopgototop

УДК 8

Художественно-изобразительные средства в мансийских героических песнях

Герасимова Светлана Алексеевна – старший научный сотрудник Обско-угорского института прикладных исследований и разработок, аспирант Югорского государственного университета.

Аннотация: В представленной статье рассматриваются художественно-изобразительные средства, которые используются в героических песнях народа манси. Обосновывается вывод, что специфика изобразительности песен, которые посвящены богатырям народа манси, во многом предопределены мифологической природой.

Ключевые слова: Героические песни, манси, сравнение, сюжет, эпические произведения, нумерология, гипербола.

Представляется вполне естественным, что духовно-нравственное развитие личности является достаточно сложным и разнообразным процессом, который тесно взаимосвязан с культурой, обществом и семьей. Квинтэссенция указанного процесса всегда формируется на основных ценностях национального характера. В свою очередь, действующие ценности, которые имеют место в том или ином обществе, оказывают непосредственное влияние на характер, а также направление развития личности. Более того, в данном аспекте особое внимание уделяется тому, каким образом организовывается процесс передачи данных ценностей от поколения к поколению. Как справедливо отмечается в научной литературе, «о словесном искусстве на ранних стадиях приходится судить на основании живого фольклора народностей, которые сохранили этнографические пережиточные формы культуры» [9].

Известно, что предания, героические песни и сказки выступают в качестве обрядовых произведений и воспроизводятся в качестве воспоминаний предков о прошлом. Как справедливо указывает Е.М. Мелетинский, «героическая песня является таковой потому, что она всегда изображает и восхваляет героический идеал определенной эпохи…». В свою очередь, ранняя эпика изображает силы природы, а также исторических противников племени, представленных в виде чудовищ или демонов. Позднее, развитие произведений героического характера стали более реалистично изображать противников, в том числе, имеющих человеческий облик [8]. Также в данном аспекте целесообразно привести точку зрения, в соответствии с которой, «секрет таинственной силы образов героических песен нередко так и остается нераскрытым до конца. Так, он объясняется содержанием героических песен, в рамках которых героические деяния воспеваются в разных эпохах, а образы такого художественного значения не создаются» [10].

Художественные средства, которые достаточно широко известны в литературе, активно используются в героических песнях. Так, особую роль в создании художественных образов севернокоми эпоса играют гипербола, сравнение и метафора. А. Р. Биктимирова отмечала, что «в татарских народных песнях наиболее употребляемыми тропами являются сравнение, метафора, эпитет, олицетворение, метонимия, синекдоха» [1, с. 6–7]. В художественно-изобразительной системе эпоса особую роль играют и эпитеты, с помощью которых можно описать состояние человека и характеризуются предметы.

Мансийским героическим песням также свойственны художественно-изобразительные и стилистические средства. В настоящей работе мы рассмотрим эпитеты, сравнения, нумерологию в героических песня, опубликованных с серии книг «Именитые богатыри Обского края» [4; 5; 6].

Как правило, героические песни начинаются с величия богатыря: Мана намыӈ ōтыр намум намаяве! / Мана суиӈ ōтыр суюм суийяве! ʻВот какой я знаменитый богатырь, моё имя произносят! / Вот какой я прославляемый богатырь, молва обо мне разносится!ʼ [4, c. 33; 6, c. 143] или его вариант Мана суиӈ ōтыр суюм тотыглаве! / Мана намыӈ ōтыр намум намаяве! ʻВот какой я прославляемый богатырь, молву обо мне разносят! / Вот какой я известный богатырь, имя моё славят!ʼ [5, c. 119]; Русыӈ ōвлуп лыхи саг, / Русыӈ ōвлуп хощын саг – / Тох та намаявем ʻС бахромистым концом косы, много слуг имеющий богатырь, / С вьющимся концом косы, много народа имеющий богатырьʼ [4, c. 69] и др.

Согласимся с Динисламовой С.С., что «данные выражения подчёркивают нрав, силу и величие богатыря. Богатейшая синонимика аллитерационной поэзии говорит о величии героя, его имя сохраняло и сохраняет для многих поколений свою значимость, что демонстрирует упорядоченность изображаемого эпического мира» [3].

Нумерология в текстах

В текстах героического эпоса прослеживается определённая нумерология. Количество числительных в героических песнях не очень велико. В исследуемых нами текстах наиболее часто употребляются числительные:

- сāт ʻсемьʼ, например: Этэ сāт манн хōталэ сāт товēгыт ʻСемь ночей или семь дней они гребутʼ [6, c. 39]; Акв квāлгын нэгим сāт йирыл люлилум ʻС семью жертвенными животными, связанными одной верёвкой, пред тобой встануʼ [6, c. 115]; Акв квāлгын нэгим сāт āньтыӈ ӯйин, / Акв квāлгын нэгим сāт тохтыӈ ӯйин ʻОдной верёвкой связанных семь рогатых зверей, / Одной верёвкой связанных семь копытных зверейʼ [6, c. 149]; Акв квāлгэн нэгим сāт йирыл… / Акв квāлгэн нэгим хōт йирыл / Тāн тотыглэгыт ʻОдной верёвкой связанные семь жертвенных животных … / Одной верёвкой связанные шесть жертвенных животных / Они приводятʼ [4, c. 35].

- хурум ʻтриʼ: Āнум ōс хӯрум āньтыӈ ӯй йир тотэн, / Хӯрум тоӈхыӈ ӯй йир тотэн ʻДля меня тоже трёх рогатых зверей в жертву принесите, / Трёх копытных зверей в жертву поставьте!ʼ [6, c. 151]; Акв хурип хӯрум хāркем, / Акв хурип нила хāркем / Нāн керыглāлэн ʻМоих трёх одинаковых оленей-самцов, /Моих четырёх одинаковых оленей-самцов, / Вы впрягитеʼ [6, c. 103-105].

Реже встречаются числительные кит ʻдваʼ, ат ʻпятьʼ: Кит йӣв ōлтум пōра щёпитаве… ʻДлинною в два бревна плот сооружаютʼ [6, c. 33]; Эрыг-Тоты-Эрыг-Ōтыр / Ат тāнпа тāныӈ йӣве / Ханлпаттат тотытэ ʻПесню несущий песенный Богатырь / Пять струн имеющий струнный инструмент свой / Подмышкой несётʼ [6, c. 33].

Сравнение в героических текстах

Для любого эпоса (в нашем случае для героических песен) сравнения являются «важными и одновременно простейшим стилистическим средством, поскольку человек воспринимал окружающий мир опосредованно, через знакомые ему ранее предметы и явления» [2, c. 69].

Сравнение как художественное средство присуще всем фольклорным жанрам, но его удельный вес, состав и функции в каждом из них неодинаковы. Сравнения в героических текстах, как и гипербола, служат для выявления героического, поэтому роль их важна.

В мансийских героических песнях ключевым концептом является Ōтыр

‘богатырь’, который «является олицетворением непознанных сил природы, связанный с мифологией» [3, с. 51]. Большое количество сравнений в мансийских героических песня относятся именно к главному герою. С помощью сравнений описывается его внешний вид и место его обитания.

Внешние качества героя обычно просматриваются в соматике, например: Понсым сосыг китыг сам хумле [4, с. 37]‘Подобно спелой смородине два глаза’. В героических песнях соматические сравнения в основном употребляются при описании глаз, в отличие от сказочного жанра, где сравнивается вся соматическая лексика (глаза, язык, шея, клюв, нос, и т.п.) [7, с. 75].

У богатыря с помощью сравнений описывается и зоркость глаза:

Сāт тӯр ӯлтта сунсэг, / Сāт Āс мēсыг ӯлтта сунсэг ‘Через семь озёр даль видят, / Через семь излучин Оби даль видят’ [4, с. 37].

Описание быстрого роста также усиливается при использовании сравнения: Ты хōтал ōщнэ тāглэ хот-арыгты /Холыт хōтал квāлы, мōт тāгыл масы, / Эрыг хум, мōйт хум та кēмыл та яныгми ʻСегодня одеваемая одежда лишней становится, / Назавтра, вставая, другую одежду надевает. / Песенный мужчина, сказочный мужчина так быстро растётʼ [5, c. 27]; Ты хōтал ōщнэ тāглэ хот-арыгты, / Хотыл ōщнэ тāглэ хот-арыгты ʻСегодня одеваемая одежда уже не надобна, / Завтра одеваемая одежда уже не надобнаʼ [5, c. 29].

Речь богатыря обычно сравнивается с раскатом грома или голосом красной лисицы: Кēлп охсар турпа хум, / Сэмыл охсар турпа хум… ʻС голосом красной лисицы, / С голосом черной лисицы…ʼ [4, с. 45]; Нёлых турпа турыӈ рōӈхув рōӈхиме, / Овра турпа турыӈ рōӈхув рōӈхиме… ʻТихим голосом голосистым криком крикнув / Звучным голосом голосистым криком крикнувʼ [4, с. 81];

Нельзя не отметить богатырский сон Отыра: Осыӈ тāрпа тāрыӈ ӯлум хуйнэн халт, / Осыӈ товпа товыӈ ӯлум хуйнэн халт… ʻВо время твоего сна, крепкого, словно корни корневого дерева, / Во время твоего сна, толстого, словно ветви ветвистого дереваʼ [5, c. 81]; Ань эте сāт ёл-хуясум, / Хōталэ сāт ёл-хуясум ‘И вот ночей семь я проспал, И вот дней семь я проспал’ [4, с. 49]; Сыпа нёвлинэ сāри ӯлум… / Порха нёвлинэ сāри ӯлум ʻГлубоким сном, что можно наши шеи рубить… /Глубоким сном, что можно наше тело рубить…ʼ [4, c. 83]; Ам ты палытхуясум, Пāвлум эрыӈ пāвыл супыг вāрвес, / Ӯсум эрыӈ ӯс супыг вāрвес ‘Посёлок мой, может, наполовину посёлка уже разрушили, / Город мой, может, наполовину города уже разрушили’ (так долго я спал) [4, с. 49].

Сравнение используется и при описании артефактов, принадлежащих Отыру. Например: стол маленький: Лунт лāгыл талква пасан пōхан, / Вāс лāгыл талква пасан пōхан / Акван ты ӯтсумēн ʻСловно с гусиными ножками, возле низенького стола, / Словно с утиными ножками, возле низенького столика, / Мы рядышком селиʼ [4, c. 93]; кольчуга сравнивается с чешуёй рыбы: Сорых сāм хансаӈ тāглум ʻКольчугу свою, подобную чешуе рыбы сыркаʼ, а плот всегда длиною в два бревна: Кит йӣв ōлтум пōрат ʻНа плоту, длиной в два связанных бревнаʼ [5, c. 89, 93, 95]; сабля и стрела настолько острые, что врага срезают, словно траву, например: Сыраюм тыгле тотыгпӣлум: / Ур пум, вōр пум хольт мир рāгпи, / Сыраюм тӯвле тотыгпӣлум: / Ур пум, вōр пум хольт мир рāгпи ʻСаблей своей сюда поведу: / Словно горная трава, словно лесная трава, так люди подкашиваются, / Саблей своей туда поведу: / Словно горная трава, словно лесная трава, так люди падаютʼ [4, с. 45]; Сāт ӯйпи ӯйыӈ сāх ватыл хōнтыс. / Акв лым нялэт / Таквсы хӯл ёмас нурйив пуссын нуртсанэ ʻНашел зверей, место с семью лосями / Одной запущенной стрелой / Он нанизал всех, как осенних рыб на хорошую палкуʼ; Пāл хāльйӣв войкан сувкем ʻИз вдоль расколотой берёзы сделанный светлый хорейʼ [4, c. 95].

Гиперболизация

При описании количества врагов в героических текстах народа манси, как правило, используется гиперболизация, например: Ōс пун, лув пун ёмас лялькве ёхты пыл, …/ Хис нāмпыр, сэй нāмпыр вāрикēнум ‘Если враг придёт в таком количестве, как шерсть овцы, как шерсть лошади /… / Разрублю его на мелкие части, величиной с песчинку, величиной с пылинку’ [4, с. 69].

Няврам Касум-талих хара мāн ёмыс. Пуӈ халын ёхтыс: сāкваляк-сам, хулах-сам кит ӯй акв мāгылтāрыс хилэг. Тав вāт тал кēр тыньщаӈ сōхтыстэ, рēпыгтасаге, ань ӯиг акв тэлыл патвесыг ‘Ребёнок в верховья Казыма в простое место пошёл, в середину стада прошёл: с глазами сороки, с глазами ворона два оленя друг с другом землю копытами роют, он трёхсаженный железный тынзян собрал в руку, забросил, два зверя оба были заарканены’ [5, с. 43].

При изображении величины обычно используется идеализирующая гиперболизация: Сāт тāрыс яныт щеӈри-патта /…/ Хōт тāрыс яныт пӯт / Нāлваль ты тāгатылмēн ʻВ семь саженей величиной каменный котел / …/ В шесть саженей величиной котел/ Над огнем мы подвешиваемʼ [4, с. 77].

Итак, в рассмотренных нами мансийских героических песнях было выявлено следующее:особое значение при создании выразительности художественного произведения придают стилистические средства выразительности. Образное направление в произведениях литературы и фольклора несет в себе сравнительную характеристику, которая способствует охарактеризовать конкретнее, ярче и точнее одно явление или предмет, используя другой. Сравнение используется в качестве образного выражения, которое построено за счет сопоставления двух предметов или состояний, которые имеют некоторый объединяющий их признак. Данный художественный троп включает в себя три категории:

  • «предмет» или то, что сравнивается,
  • «образ» или то, с чем сравнивается,
  • «признак» или то, на основании чего сравнивается с другими.

Еще одной разновидностью можно назвать гиперболу.

Таким образом, выше анализированные изобразительные средства (тропы), применяемые в героических песнях народа манси, могут представлять общие художественно-изобразительные свойства, присущие героическому эпосу вообще. Исходя из этого можно сделать следующие выводы:

  • в мансийских героических песнях более активно употребляются сравнения;
  • симпатия-уважение к герою лавному герою-богатырю является основным поводом применения сравнений и гипербол;
  • равнения и гиперболы в песнях героических, выполняя художественные функции, призваны вызывать особое представление о герое.

Список литературы

  1. Бактимирова А.Р. Лингвистическая и ономастическая поэтика татарских народных песен: автореф. дис … канд. филол. наук /А.Р. Бактимирова. – Казань, 2003. – 28 с.
  2. Войтенко Е.П. Образные языковые средства в хакасском и русском эпосе: дис. … канд. филол. наук. – Новосибирск, 2010. – 214 с. (с. 69)
  3. Динисламова С.С. Героический эпос манси как фактор духовно-нравственного развития личности / С.С. Динисламова // Современная финно-угорская филология: теория и практика: сб. матер.конф. XIV Югорские чтения. – Ижевск: ООО «Принт-2», 2016. – С. 46–55.
  4. Именитые Богатыри Обского края. Книга 1. – Ханты-Мансийск: ИИЦ ЮГУ. – 150 с.
  5. Именитые Богатыри Обского края. Книга 2. – Ханты-Мансийск: Изд-во Юграфика. – 2012. – 171 с.
  6. Именитые Богатыри Обского края. Книга 3. – Ханты-Мансийск: Югорский формат, 2015. – 171 с.
  7. Кумаева М. В. Образные сравнения в мансийском фольклоре [Текст] / М.В. Кумаева // Инновации в науке: матер.кон. – М.: ООО «Ваш полиграфический партнер», 2013. – С. 73-81.
  8. Мелетинский Е.М. Происхождение героического эпоса[Текст]: монография / Е.М. Мелетинская. – М., : Вост. лит., 2004. 462 с.
  9. Мелетинский Е. М., Неклюдов С. Ю., Новик Е. С. Статус слова и понятие жанра в фольклоре. URLhttps://www.ruthenia.ru/folklore/meletneklgrinc.htm (дата обращения: 29.10.2019).
  10. Тимохин В. В. Поэтика средневекового героического эпоса (повтор, антитеза, тропы): дис. … д. филол. наук. – М., 2000. – 439 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail