gototopgototop

УДК 159.99

Образ профессионального будущего в прогнозируемых социально-профессиональных изменениях общества

Заводчиков Дмитрий Павлович – кандидат педагогических наук, доцент Российского государственного профессионально-педагогического университета.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ №18–013–01119а «Субъективный образ профессионального будущего на этапе профессиональной подготовки».

Аннотация: В данной статье представлено описание прогнозируемых социально-профессиональных изменений общества в концепциях технологического уклада, промышленной революции и цифровой экономики, проведен анализ их содержания и требований к квалификационным характеристикам субъекта трудовой деятельности. Культурная трансляция этих представлений является таким же фактором формирования образа профессионального будущего молодежи, как и складывающиеся практики новых видов профессиональной деятельности и занятости. Субъективный образ профессионального будущего на этапе профессиональной подготовки включает транслируемые экспектации в образ будущей профессии и себя как будущего профессионала.

Ключевые слова: Технологический уклад, промышленная революция, цифровая экономика, профессиональное будущее, образ, профессиональная подготовка.

Проблема осмысления изменений, происходящих в сфере профессионального труда, квалификации и занятости, является актуальной и значимой для проектирования устойчивости социально-экономического развития, особенно если рассматривать ее в контексте не только взаимодействия, но и конкуренции государств как общественных систем. Те из них, которые готовы прогнозировать, вкладывать разные ресурсы, осваивать и применять технологии, ориентированные на будущее, будут доминировать в социальном, экономическом и политическом аспектах. При этом, несмотря на то, что значимые качественные изменения в сфере технологий и связанных с ними видов деятельности, а также их социально-экономические последствия слабопрогнозируемы, образ будущего все же оказывает существенный эффект на настоящее. Этот образ складывается не только на уровне трансляции существующих инновационных и прогнозируемых технологических, научных, социальных идей и практик их реализации, но и их рефлексии, обобщение которой можно наблюдать через использование понятий «четвертая технологическая революция», «шестой технологический уклад», «цифровая экономика» политиками, общественными деятелями, учеными, государственными служащими. Обобщая, можно говорить о том, что есть основания предполагать существенные изменения квалификации и требований к субъекту профессиональной деятельности на фоне качественных преобразований социально-экономической и технологической сфер современного общества.

Постараемся последовательно обозначить предполагаемые изменения, оперируя предложенными концепциями, начиная с технологического уклада.

По определению С. Ю. Глазьева, технологический уклад представляет собой «целостное и устойчивое образование, в рамках которого осуществляется замкнутый цикл, начинающийся с добычи и получения первичных ресурсов и заканчивающийся выпуском набора конечных продуктов, соответствующих типу общественного потребления. Комплекс базисных совокупностей технологически сопряжённых производств образует ядро технологического уклада. Технологические нововведения, определяющие формирование ядра технологического уклада, называются ключевым фактором. Отрасли, интенсивно использующие ключевой фактор и играющие ведущую роль в распространении нового технологического уклада, являются несущими отраслями» [5, с. 11].

На сегодняшний день, развитые страны переходят к шестому технологическому укладу, ключевыми процессами в освоении которого являются прогнозирование, проектирование будущего и управление им [4], поскольку последствия освоения новых технологий несут высокие угрозы для существования жизни в планетарных масштабах. Технологии и области деятельности, составляющие шестой уклад: биотехнологии, нанотехнологии, проектирование живого, вложения в человека, новое природопользование, роботехника, новая медицина, высокие гуманитарные технологии, технологии сборки и уничтожения социальных субъектов. Помимо прочего, имеет место процесс взаимоусиления технологий, получивший название NBIC-конвергенции (нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивная наука), и определяется не просто ускоряющимся прогрессом в этих областях, как, но и их активным влиянием друг на друга [1]. В дальнейшем, можно предположить не просто взаимовлияние, но некий синергетический эффект, который приведет к быстрому массовому появлению других технологий и отраслей.

Фактически транслируемые положения предполагают, что развитие этих технологий должно являться результатом групповых усилий высококвалифицированных специалистов в рамках междисциплинарных исследований и НИОКР. Кроме того, транзакционные издержки на продвижение от идеи до экономической реализации должны быть существенно снижены. Таким образом, для дальнейшего прогресса технологий необходимо новое мышление, как специалистов, так и элиты, специальная подготовка.

В начале 2016 года на 46м ежегодном Всемирном экономическом форуме в Давосе, его основатель Клаус Шваб говорил о наступлении «Четвёртой промышленной революции». Концепция четвертой промышленной революции в области качественного влияния технологий на жизнь человека и в их основе существенным образом пересекается с теорией технологических укладов, однако делает акцент на влиянии отдельных технологий и их комплексов на жизнь и социальные аспекты существования человека. [9].

Фактически, четвёртая промышленная революция рассматривается как прогнозируемое событие недалекого будущего, предполагающее качественное изменение обслуживания человеческих потребностей, включая быт, труд и досуг, вследствие внедрения цифровых решений и киберфизических систем в разные сферы жизни. В качестве таковых технологий называется большие данные, интернет вещей, виртуальная и дополненная реальность, 3-D печать, квантовые вычисления, печатная электроника и т.д. Предполагается, что эти технологии существенным образом повлияют на жизненную среду и рынок труда, могут затронуть и качественно изменить политические системы, человеческую идентичность и другие стороны жизни. Поэтому, несмотря на экономическую целесообразность и привлекательность повышения качества жизни, в силу глобализации эти изменения несут риски повышения нестабильности, вплоть до потенциального коллапса мировой системы. Соответственно, прогнозируемое наступление революции воспринимается как вызов, на который предстоит ответить даже не отдельным государствам, а всему человечеству. Таким образом, пафос идеи революции концентрируется на влиянии актуальных и прогнозируемых в недалеком будущем технологий и их применения на разные аспекты жизни человека. Фактически, пользуясь терминологией психологической науки, четвертая промышленная революция качественно преобразует не столько способы производства, орудия и средства труда, сколько должна преобразовать субъекта профессиональной деятельности.

Третья концепция сформулирована как актуальное качественное изменение жизни общества, связанное с внедрением цифровых технологий и решений в экономику, т.е. цифровизация и формирование связанной с этим новой формы экономических отношений, так называемой «цифровой экономики». Цифровизация в экспертных системах понимается как «использование возможностей онлайн и инновационных цифровых технологий всеми участниками экономической системы от отдельных людей до крупных компаний и государств, – необходимое условие сохранения конкурентоспособности для всех стран» [6]. Процессуально и организационно это целенаправленный процесс разработки, внедрения, использования и усвоения цифровых технологий населением, бизнесом и обществом. Необходимость целенаправленных усилий в этой области отражена государством через обсуждение и принятие программы «Цифровая экономика РФ» [7]. В отношении субъекта профессиональной деятельности это подразумевает в повышение цифровой грамотности населения, а также освоение цифровых средств труда, например, виртуальной и дополненной реальности в диагностике в разных сферах, производстве, лечении, образовании и т.д.

В целом, несмотря на различия концепций, прогнозирующих будущее, в том числе профессиональное, одно можно сказать точно. Это будут серьезные качественные изменения со слабопрогнозируемыми последствиями в сфере труда, занятости и способах жизни в целом. В плане анализа квалификационных требований к субъекту это означает, что практически все предшествующие навыки и требования окажутся в новых условиях несостоятельными. Предполагаемые изменения предмета труда, средств и условий в данных концепциях позволяют в целом прогнозировать и требования к субъекту будущей трудовой активности. В общем они сводятся к существенному перераспределению качеств, свойств, способностей и требований к знаниям.

В транскрипции психологического, а затем менеджерского подхода к персоналу, так называемые «Hard-компетенции» или знание конкретных технологий и технологических процессов, будут устаревать настолько быстро, что в течение профессиональной жизни субъекта их придется обновлять неоднократно, возможно на качественном уровне. Отсюда неоднократно озвучиваемые идеи «образования через всю жизнь», «способности учиться», «управления конкурентоспособностью», «перманентного повышения квалификации» и т.п.

Естественным базисом новой экономики, производств и отношений становятся «Digital-компетенции», к которым относятся разные уровни программирования, освоение и владении цифровыми технологиями и техникой как в быту, так и в профессиональной деятельности. По сути, перед обществом и государством стоит непростая задача подготовки кадров для цифровой экономики в целом.

Ведущими же в условиях преобразований становятся в той же транскрипции «Soft-компетенции», связанные со коммуникацией, управлением мотивацией, работой в команде, в целом взаимодействие на разных уровнях с групповым и индивидуальным субъектом профессиональной деятельности, в том числе из смежных или даже предметно далеких областей, в том числе личностные качества. Их можно понимать как комплекс неспециализированных, не связанных с конкретной профессиональной деятельностью, но значимых для нее и трудовой активности субъекта надпрофессиональных навыков, в нашей терминологии – метапрофессиональных квалификаций, оказывающих эффект на результат, в частности успешность и производительность [10, 11].

Становление субъекта профессиональной деятельности с психологических позиций утрачивает прежние социально-закрепленные способы в виде стабильных общественных и профессиональных институционально оформленных образцов. Вариативность в этом процессе становится на порядок выше, размывается предметно-операциональная сторона (по А.Н. Леонтьеву), что, однако, не отменяет логику становления субъекта и субъектности как таковой, но делает ее другой. В частности, на смену традиционной концепции профессионализма, универсальности и даже полипрофессионализма, приходят идеи транспрофессионализма как потенциальной способности человека овладеть в том числе качественно разнородным профессиональным знанием на основании общих способностей.

Такое положение дел требует активного качественного преобразования систем профессиональной и даже общеобразовательной подготовки, особенно на фоне готовности цифровых технологий к разработке и функционированию многопользовательских образовательных онлайн платформ [2, 3, 8]. Потенциально появляется не просто реальная, но и нормативно-закрепленная возможность индивидуализации процесса и результата профессионального образования в виде так называемых «индивидуально-образовательных траекторий» (ИОТ) или маршрутов. В то же время появляются практики, связанные с новыми формами подготовки и квалификаций (идея квалификационных испытаний в СПО по образу соревнований профессионаального мастерства, господдержки развития типа «Сириус», Технопаркоов и т.п.). Таким образом, одной из ключевых задач государства является обновление национальных систем образования не только в плане открытия новых специальностей подготовки, т.е. обновлении содержания и поля квалификаций, но и структуры профессионально-образовательного процесса.

Таким образом, с позиций психологии, обобщение накопленных представлений о взаимодействии личности и профессии, позволяет говорить о том, что для реализации стратегических целей развития общества в области новых профессий необходима разработка гибкого прогностично ориентированного механизма взаимодействия общественных потребностей в воспроизводстве квалификаций, востребованных в ближайшем и отдаленном будущем, и индивидуальных потребностей в профессиональном самоопределении и самореализации.

Список литературы

  1. Ковальчук М.В. Конвергенция наук и технологий – прорыв в будущее // Российские нанотехнологии. № 1-2 2011. // Режим доступа http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=38178.
  2. Конанчук Д. С. EdTech: новая технологическая платформа в образовании / Д. С. Конанчук // Университетское образование: практика и анализ. - 2013. - № 5 (87). - С. 65-73.
  3. Конанчук Д., Волков А. Эпоха «Гринфилда» в образовании. Исследование SEDeC. Центр образовательных разработок Московской школы управления Сколково. Сентябрь 2013. 52 с.
  4. Малинецкий Г. Доклад о перспективах РФ // Режим доступа: http://www.nanonewsnet.ru/articles/2009/georgii-malinetskii-doklad-o-perspektivakh-rf.
  5. Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике / Под ред. академика РАН С.Ю.Глазьева и профессора В.В.Харитонова. – М.: «Тровант». 2009. – 304 с., C. 11.
  6. Отчет BCG «Россия онлайн: Догнать нельзя отстать»: http://russiaonline.info/story/short-summary «Россия-онлайн: четыре приоритета для прорыва в цифровой экономике»: // Режим доступа: http://image-src.bcg.com/Images/Russia-Online_tcm27-178074.pdf.
  7. Распоряжение Правительства РФ № 1632-р от 28.07.2017 // Режим доступа: http://government.ru/docs/28653.
  8. Стрекалова Н.Б. Учебный процесс в открытых информационно образовательных средах // Высшее образование в Рос сии. 2014. № 1. С. 93–97.
  9. Шваб К. Четвертая промышленная революция / К. Шваб — «Эксмо», 2016. 138 с.
  10. Dall’Amico Elena, Verona Simonetta. Cross-Country Survey on Soft Skills Mostly Required by Companies to Medium/High Skilled Migrants. Methodological approach for a common framework of Soft Skills at work. Torino, September 2015 // Режим доступа: https://conseil-recherche-innovation.net/sites/default/files/public/articles/vhsm_determination_of_soft_skills.pdf.
  11. Laura H. Lippman, Renee Ryberg, Rachel Carney, Kristin A. Moore. Workforce connections: key soft skills that foster youth workforce success: toward a consensus across fields // Режим доступа: https://www.childtrends.org/wp-content/uploads/2015/06/2015-24WFCSoftSkills1.pdf.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 300 рублей для России и 500 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк