gototopgototop

Товарно-денежные отношения в Туве на рубеже XIX - XX вв.

Харунова Марианна Монге-Байыровна – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории региональной экономики Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов Сибирского отделения Российской академии наук.

Аннотация: Целью данной статьи является изучение особенностей формирования товарно-денежных отношений в Урянхайском крае (Туве) в кон. XIX – нач. XX вв. в период его перехода из-под власти Китая под протекторат Российской империи. Проанализированы архивные документы и обобщены научные разработки, позволившие выделить политические и социально-экономические предпосылки, способствовавшие медленному, но неуклонному развитию товарно-денежных отношений в крае. А также рассмотрены условия, тормозившие их развитие, заключавшиеся во вредительской политике Цинского Китая, заинтересованного в закрытости своей колонии.

Ключевые слова: Урянхайский край, Тува, Китай, Российская империя, протекторат, нойоны, торговля, денежные отношения, тувинцы, русские крестьяне, купцы, золотопромышленники.

На рубеже XIX-XX вв. Тува (Урянхайский край) все еще находилась под властью Цинской империи, которой подчинялась с 1757 г. Формирование товарно-денежных отношений в традиционном тувинском обществе, основой хозяйства которого было кочевое скотоводство, замедлялось низким уровнем развития производительных сил, слаборазвитым внутренним обменом, отсутствием единого рынка. Вплоть до октябрьской революции 1917 г. в Урянхайском крае преобладал натуральный обмен, не было ни ярмарок, ни базаров. Роль пунктов обмена играли буддийские монастыри [3, с. 307]. Взамен денег широкое хождение имели белка, торбак (годовалый бык), овца, баш (кирпич чая), введенные главным образом китайскими торговцами, игравшие роль основного денежного эквивалента [3, с. 527].

В качестве единицы товарообмена и исчисления государственных налогов, доходов и расходов, применялась условная единица «одно бодо» – равная 1 голове КРС или 8 овцам или козам [4, с. 178].

Деньги не использовались даже при сборах различных податей. Например, албан, соответствующий русскому ясаку, пишет Дулов В.И., собирался с населения китайскими властями только пушниной, никакие другие продукты хозяйства или деньги не принимались в уплату албана [3, с. 215].

Ундурюг — поборы в пользу нойнов, размеры которых не были установлены, также собирали пушниной, скотом, кожей и другими продуктами скотоводства [3, с. 311].

Цинский Китай, исходя из интересов казны, заключавшихся в том, чтобы Тува являлась охотничьим заповедником для Китая, поставляющим «мягкую рухлядь», не допускал в Туву китайских и монгольских купцов. В ст. 84-й Уложения Палаты Внешних сношений предписывалось: «Никаким купцам не позволять ездить с товарами к монголам–Танну-Урянхайским (население Урянхайского края – М.Х.) ... А если Урянхайские монголы будут иметь у себя излишняя за домашним употреблением вещи, которые хотели променять..., то могут променять оные в городе Улясутае...» [3, с. 311]. Но аратам переходить монгольскую границу было запрещено, только тувинские нойоны могли ездить в Улясутай и привозить китайские товары. Ст. 85 Уложения запрещала торговлю в кредит с тувинскими чиновниками. Эта статья предотвращала возможность расширения торговли в Туве через тувинских чиновников, которые могли стать агентами китайских торговых фирм [3, с. 311].

Подобная политика Китая способствовала тому, что в Туве не сформировалась особая группа купцов и торговцев, так как торговля осуществлялалсь через нойнов, которые не допускали конкуренции. Даже в 1926 г. в Тувинской Народной Республике было 53 китайских, 25 корейских, 25 русских и только один тувинский торговец [3, с. 312].

Начиная со второй половины ХIX в. торгово-ростовщическая деятельность китайского и русского капитала в Урянхайском крае способствовала постепенному разложению натурального хозяйства. По условиям Пекинского договора 1860 г. на всей пограничной линии Китая и России устанавливалась свободная и беспошлинная меновая торговля (ст. 4). Русским купцам разрешалось «продавать и покупать разные товары… на деньги, или посредством мены…» (ст. 5) [3, с. 317]. Принятые в 1862 г. Правила сухопутной торговли с Китаем (ст.2) распространяли право беспошлинной торговли русских купцов на всю Монголию и Урянхай.

Предпосылками для развития товарно-денежных отношений послужила русская крестьянская колонизация, рост золотопромышленности и торговли. Возросший спрос на тувинское сырье, скот, пушнину способствовал увеличению заинтересованности русских купцов во внедрении денег в Туве. Развитие денежного обмена также ускоряли русские крестьяне-переселенцы, знакомые с денежным товарооборотом.

Русская колонизация в Урянхайском крае прошла в три этапа: 1) с 1837 г. – начало разработок золотых приисков в верховьях Сыстыхема, 2) с 1869 г. основываются торговые фактории по р. Кемчику и Енисею, 3) с 1885 г. – начало земледельческой колонизации [11, с. 20]. В числе русских переселенцев были и старообрядцы. «Крестьянская колонизация конца XIX – начала XX века, вызванная аграрным кризисом в России, объединилась со старообрядческой идеей, и староверы двинулись в Туву в поисках уединения, спокойствия и земли обетованной» [10, с. 17]. Крестьянский плуг являлся одним из надежных фаткоров колонизации. «Существовала своего рода народная санкция имперской экспансии, которая оправдывалась приращением пахотной земли с послудующим заселением ее русскими» [7, с. 540].

Русские купцы и золотопромышленники были заинтересованы в создании должности пограничного комиссара для оказания содействия развитию русской торговли в Туве. 30 декабря 1885 г. Александр III удовлетворил ходатайство министра внутренних дел Дурново о создании пограничного округа [3, с. 352]. В апреле 1906 г. Иркутский Военный Генерал-Губернатор Алексеев просил министра внутренних дел: «Не будет ли признано, по современной политической обстановке, своевременным разрешить вопрос о назначении, вместо существующего ныне Усинского Пограничного начальника, особого пограничного комиссара, который бы мог впредь до окончательного решения вопрос о границе быть защитником русских интересов в названном выше крае» (Урянхайский край – М.Х.). 1 февраля 1913 г. была утверждена «новая должность Усинского пограничного комиссара для сношений с туземными властями Урянхайского края, для исполнения судебно-административных обязанностей по отношению к проживающим в крае русским подданным и для разбора возникающих между последними и урянхами дел» [6, с. 173].

Дальнейшие политические события: революция 1911 г. в Китае и падение Цинской империи, обострение международной обстановки накануне первой мировой войны привели к принятию Николаем II решения об установлении протектората России над Урянхайским краем. «Несомненным историческим фактом, подтвержденным целым комплексом мер и действий, предпринятых Советом Министром Российской империи, а также рядом распорядительных, исполнительных актов, последовавших вслед за высочайшим начертанием царя Николая II «Согласен» на Всеподданейшем докладе министра иностранных дел Российской империи С.Д. Сазонова от 4 апреля 1914 г. о необходимости незамедлительного положительного решения «урянхайского вопроса» в порядке принятия населения Урянхайского края под покровительство России, является процедура объявления правителям и населению Урянхайского края о Высочайшем соизволении царя России об установлении протектората России над Урянхайским краем. Процедура была завершена 14 ноября 1914 г. высочайшим начертанием царя Николая II «Успешно» на представленном министром иностранных дел Российской империи С.Д. Сазоновым докладе Иркутского генерал-губернатора от 29 октября 1914 г.» [9, с. 9].

Вследствие установления российского протектората был основан город Белоцарск (современный г. Кызыл) на слиянии Большого и Малого Енисея (рек Бий-Хем и Каа-Хем).

Трудности развития денежных отношений обуславливались тем, что в них не втягивалась основная часть населения, большинство которого было бедным, они не нуждались в деньгах как средстве платежа, так как вели натуральный обмен. В 30-50 годы XIX в. русскими купцами отмечался упадок торговли по сравнению с более ранним периодом, причину которого они видели в обеднении тувинцев [3, с. 315]. Неэквивалетный обмен и система удвоения просроченных долгов приводила к разорению населения. «Угости сойота (тувинца – М.Х.) на гривенник, а обторгуй на полтину – он ничего не скажет! – говорили купцы» [5, с. 73]. Например, в 1915 г. араты Тоджинского хошуна (всего 500 хозяйств) были должны русским купцам 5 млн. беличьих шкурок [8, с. 14]. Учитывая, что население Тувы при этом продолжало нести бремя собственных налогов, его обнищание становилось катстрофическим.

Созданное в 1913 г. Переселенческое Управление с помощью особых лавок пыталось перевести натуральный обмен в денежный, чтобы, во-первых, защитить коренных жителей Тувы от хищнической торговли купечества, во-вторых, расширить денежный оборот. Но как говорил в своем отчете за 1915 г. заведующий устройством русского населения Шкунов: «Торговля с сойотами (тувинцами – М.Х.), как выяснилось на практике, за редким исключением должна вестись меновая, и проектированная моим предшественником В.К. Габаевым торговля за наличные не выполнима, так как для того, чтобы принимать сначала товар, привезенный сойтами (тувинцами – М.Х.), с уплатой денег, а затем отправлять его в лавку за покупкой, необходимо держать отдельное лицо и такое хождение с места на место отбивает у сойот желание появляться в следующий раз» [3, с. 533].

Отдаленность Урянхайского края от промышленных центров, отсутствие развитых путей сообщения также затрудняло быстрое развитие товарно-денежных отношений. Вопрос строительства дорог в Урянхае поднимался как китайскими, так и русскими властями.

В 1902 г. монгольский чургаан (министр) дал предписание правителю Хемчика в связи с тем, что есть возможность начать стройку железной дороги, о чем истребовано высшим Управлением дорог, «выяснить досконально все дороги, или начатые, или проектируемые, их длину, протяженность» [6, с .15]. Но далее ничего предпринято не было.

Вопрос об актуальности дорожного строительства в верховьях Енисея наряду с другими дорожными проблемами в Азиатской части России рассматривался в 1906 г. в г. Иркутске на совещании о путях в Сибири, хотя он ставился еще в 1896 г. [3, с. 502]. В 1910 г. в представлении Заведующему переселением и землеустройством в Енисейской губернии о строительстве колесной дороги в Урянхай также обобщалось, что «…установление прочного и правильного сообщения с восточным Урянхаем является совершенно необходимым, как ввиду экономического значения последнего, так и виду сопутствующих и вытекающих требований политического характера, ибо интенсивная эксплуатация естественных богатств края возможна лишь при наличии прочно поставленной русской колонизации и закрепления русского преобладания» [6, с. 173].

Первый этап строительства Усинского тракта – колесной (грунтовой) дороги был завершен к 1917 г. [2, с. 96]. В более или менее удовлетворительном состоянии удалось дорогу довести до с. Верхне-Усинского, далее шла накатная дорога в Урянхайский край до г. Белоцарска. В таком виде она без ремонта просуществовала с 1917 до 1932 г. [4, с. 25]. Эта дорога стала основной торговой артерией, которая соединяла Туву с Россией и внесла существенный вклад в развитие основ экономики Урянхая – Тувы.

Надзор за товарным движением из России в Урянхайский край и обратно возлагался на Урянхайскую таможенную заставу в г. Белоцарске, учрежденную 22 июня 1915 г. [12, с. 568].

При ослаблении позиции китайских торговцев после событий 1911 г., в Туве стал преобладать русский торговый капитал. В 1915 г. из 86 русских факторий 29 занимались исключительно торговлей, 15 кроме торговли обзаводились пашнями и скотом, 13 – помимо торговли занимались скотоводством [3, с . 533]. Как указывает М.П. Татаринцева, в 1914 г. в Туве насчитывалось всего 256 русских населенных пунктов, в основном торговых факторий и заимок, 44 поселка в том числе. В 1915 г. зафиксировано 325 тыс. десятин освоенных русскими колонистами земель. В 1915-1917 гг. русских переселенцев в Туве было около 8 тыс. чел. [11, с. 23].

Торговля между русскими и китайскими купцами постепенно стала переходить на деньги. Понемногу в товарно-денежные отношения втягивались и зажиточные слои местного населения, которые стали накапливать свои богатства не только в виде скота, но и деньгами. Ю.Л. Аранчын отмечал, что в 1928 г. при отчуждении ценностей одного из баев Ажыкая только на осеннем его стойбище было извлечено столько слитков серебра, золота и дорогостоящих ювелирных изделий, что их увезли на 12 подводах [1, с. 20].

Большой интерес к денежному накоплению проявляли будийские монастыри, обладавшие огромными богатствами в виде скота, который продавали за деньги русским и китайским купцам [3, с. 529].

В.И. Дулов в качестве предпосылок зарождения денежных отношений в Туве выделяет такие важные факторы экономического процесса, как русская крестьянская колонизация, рост золотопромышленности и зарождение специфических отраслей скотоводства, как мараловодства. Также, по его мнению, внедрению денег способствовало изменение характера и направления торгового обмена русских купцов с тувинцами. «Возросший спрос со стороны русского и мирового рынка на тувинское сырье, скот и его продукты, а также пушнину – а этот спрос повышался особенно в годы таких событий, как русско-японская война и первая мировая война, – привели к тому, что тувинское сырье, как и монгольское, стало занимать первое место не только в торговом обмене между русскими купцами и тувинцами, но и между русскими купцами и китайцами. … Для купцов удобнее было скупать тувинское сырье на деньги» [3, с. 528]. Также, по его мнению, важное значение в появлении денежного хозяйства в Туве имело переселение русских крестьян, которые были знакомы с денежным товарооборотом и как переселенцы многое из необходимого в хозяйстве покупали на месте вселения [3, с. 529].

Геополитическое положение Тувы, которая входила в круг политических и экономических интересов двух соседних империй: Китая и России, способствовало распространению валют этих государств в денежном обмене края. В обращении были золотые и серебряные рубли, китайские ланы и гамбургское серебро [1, с. 20]. Как указано в письме Комиссара по делам Урянхайского края В. Григорьева Иркутскому Генерал-губернатору по вопросу меновой торговли до 1914 г. в Урянхайский край ежегодно ввозилось серебро в слитках, выписывавшееся прежде из Гамбурга. Далее отмечено, что наряду с другими товарами за 1915 г. в Урянхай было ввезено 180 000 руб. [9, с.173].

Таким образом, на рубеже ХIХ-ХХ вв. в Туве, несмотря на сохранение господствующего положения натурального обмена, начали складываться товарно-денежные отношения, безусловно, имевшие прогрессивное значение. Целый комплекс факторов социально-экономического и политического характера таких как, переселение русского населения в Туву, крестьянская колонизация, золотодобыча, дальнейшее втягивание края в орбиту политического влияния России – установление российского протектората над Тувой, способствовали медленному, но неуклонному становлению денежного обмена. Определенные затруднения в развитии товарно-денежных отношений обуславливались преимущественно натуральным характером традиционного тувинского хозяйства, вредительской политикой Китая, направленной на сохранение замкнутости своей самой отдаленной северной провинции, которой являлась Тува, транспортной труднодоступностью и отдаленностью края от других промышленных центров.

Несмотря на все трудности товарно-денежные отношения постепенно расширялись, вытесняя меновую торговлю, но только в период Народной Республики в Туве (1921-1944 гг.) удалось ввести собственную валюту - акша, которая окончательно вытеснила не только меновую торговлю, но и использование различных денежных суррогатов и бонов в государственных и частных расчетах.

Список литературы

  1. Аранчын Ю.Л. Исторический путь тувинского народа к социализму. Новосибирск: Наука, 1982. 337 с.
  2. Балакина Г.Ф., Бегзи А.Д. Экономика Тувы: возможные стратегии развития. Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2016. 380 с.
  3. Дулов В.И. Социально-экономическая история Тувы. XIX - начало XX в. М.: Издательство Академии наук СССР, 1956.608 с.
  4. История Тувы: в 3-т./Новосибирск: Наука, 2007. Т.2., 430 с.
  5. Курбатский Г.Н. Тувинцы в своем фольклоре (историко-этнографические аспекты тувинского фольклора). Кызыл: Тув. кн. изд-во, 2001. 464 с.
  6. На перекрестке времени. Урянхайский край. Тувинская народная Республика. Тувинская автономная область. Тувинская автономная Советская Социалистическая Республика. Сборник архивных документов и фотодокументов. Научно-документальный сборник (на русском языке). Государственный архив Республики Тыва Новосибирск: Сибирское книжное издательство, 2014. 457 с.
  7. Ремнев А.В. Региональные параметры имперской «географии власти» (Сибирь и дальний Восток) // От мира империй к глобализации: новые подходы к осмыслению роли империй нового времени. Саратов, 2002. 562 с.
  8. Сейфуллин Х. М. Образование Тувинской автономной области. Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1954. 159 с.
  9. Собрание архивных документов о протекторате России над Урянхайским краем – Тувой (к 100-летию исторического события) Абакан: Журналист, 2014. 479 с.
  10. Татаринцева М.П. Старообрядцы в Туве. Историко-этнографический очерк. Новосибирск: Наука, 2006. 216 с.
  11. Татаринцева М.П., Моллеров, Н.М. Русские в Туве (конец XIX – первая половина XX в.): История. Этнография. Культура. Новосибирск: Наука, 2016. 296 с.
  12. Харунова М.М.-Б. Деятельность Урянхайской таможенной заставы (1915-1921 гг.) // Тармахановские чтения: российская революция 1917 г. Материалы всероссийской научной конференции, посвященной 100-летию Российской революции 1917 года и 95-летию профессора, исследователя индустриальных процессов послеоктябрьской Сибири Е.Е. Тармаханова, 2017. С. 257-262.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 300 рублей для России и 500 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк