gototopgototop

Этимология слова «медведь»

Петров Сергей Юрьевич – технический переводчик, г. Омск.

Аннотация: Посредством краткого обзора интерпретаций слова «медведь», имеющихся в современных этимологических словарях, и на основе индоевропейской теории рассматриваются названия медведя на различных языках, разбирается фонетический состав слов, анализируется принцип называния хищных животных в русском и других языках. На основании межъязыковых сравнений реконструируется дотабуированное название, а также предлагается возможная причина табуирования этого животного в славянских языках.

Ключевые слова: Этимология, индоевропейский, табуированный, медведь.

Abstract: The paper contemplates the etymology of the word “a bear” in the Russian language by reviewing of interpretations of this word by etymological dictionaries. Names of this animal in different Indo-European languages are succinctly examined, phonetically analyzed and compared to their Russian cognate. Comparing motives of naming other predators and the Indo-European theory the author suggests a reconstruction of the pre-taboo name of the animal and hypothesizes the causes of this taboo in the Slavonic languages.

Keywords: Etymology, Indo-European, tabu, bear.

Хотя анализ самого слова «медведь» не является целью данной статьи, –– поскольку это табуированное слово этимологически прозрачно и сложностей почти не представляет, –– для полноты картины нужно коснуться и его.

Некоторую сложность вызывает метатическая перестановка «м» и «в» в слогах, «медведь-ведмiдь» в украинском. В некоторых языках, например, в польском, а также в чешском имеется дистантная ассимиляция начальных назальных, [м/н], niedźwiedź, [недзьведзь], ф-ма, в кот. присутствует узнаваемое, но нелогичное изменение («мёд» по-польски miód [мют]).

Если по самой популярной и не самой достоверной этимологии считается, что медведь — это животное мёд ведающее (то есть, знающее, где он находится), то по украинскому варианту с перестановкой основ выходит, что ведмiдь знает, где бывает медь (укр. мiдь), а не мёд, тем более, что «ведать» по-украински ‘відати’ (ожидаемая форма должна быть *вiдмедь [4]. Впрочем, у Фасмера же приводится и форма медвiдь).

По второй этимологии выходит, что медведь всё же не ведает, а ест мёд, мед+едь. Тогда, по правилам русского языка там была, или должна была быть соединительная о/(е), *медоедь, вместо которой сейчас в.

Почему в этом слове нет соединительной о, а вместо неё мы имеем ударный слог ве?

Этимологические и историко-лингвистические словари предлагают это известное с XI в. слово (хотя есть все основания предполагать более глубокую его древность) «…считать сложением основ medv(/ṷ)- — медовый и edъ — еда, пища (ср. медвяный, medvьnъ и [обще-слав.] медовый). Таким образом, «в» входит в первую основу» [5].

Но превращение первого элемента из сущ. в прил. не подтверждают правила словосложения и другие обстоятельства.

Если бы существовало животное, поедающее лёд, то оно бы называлось *ледоед(ь), а не *ледвед(ь), несмотря на то, что есть прилаг. «ледовый»; существует слово людоед, слово не менее старое, но не *людскоедь, как и муравьед, но не *муравейноед, птицеед, но не *птичьеед. Иными словами, сложению подвергаются основы одной части речи, сущ.+сущ.

Слова, образовывающиеся по принципу сложения прилаг. (нареч.)+сущ. могут возникнуть, когда говорится о генерализованном признаке, сладкоежка, *кислоед, *горькоед, *малоед, *постноед, краснобай и т.д., т.е., при таком назывании не имеет значение что именно кто-то ест или склонен говорить, но именно какое свойство поедаемого он предпочитает, или как он говорит.

Когда говорится об определённом предмете, который животное любит есть (в нашем случае мёд), то при его назывании должны использоваться два эквивалентных элемента, т.е., сущ.+сущ. Однако предлагаемая и у Черных [5] и у Фасмера [4] в статьях «медведь» форма *medv(/ṷ)-ьnъ, даёт нам предполагаемую индоевропейскую форму, прил.+сущ. (медов(ый по)ед(ател)ь), что не совсем соответствует правилам русского словообразования, сущ.+сущ., т.е., мёдо(по)ед(ател)ь. Следовательно, формула прил.+сущ. в образовании формы медведь маловероятна.

В то же время, имеются все основания предположить наличие соединительного о, превратившегося в гласный в, обозначаемый буквой «в» в этом слове. Чередование слогового согласного в(ъ) с гласными о и у (через межслоговое w) явление известное, как в славянских, так и в др. языках.

Оно практически универсально в ностратических языках, и исторически восходит к matres lectionis, «матерям чтения». В семитских яз. чередующиеся [o/u/w/vъ] вообще передаются одной буквой, «вавом», чередуясь в нек-рых случаях с «бетом», и представляя собой родственные звуки. До периода поздней латыни, до V-VI вв. н.э., буквой v обозначались оба звука, [u] и [v]. Считается, что сама буква v происходит из греч. «ипсилона», которая была заимствована из финикийской буквы «вав», поэтому, взаимосвязь звуков «матерей чтения» [o/u], [v] и [i] очевидна.

Звук [в] этимологически родствен не только [о/u/wъ] по способу образования, но и [b/p/f] по месту образования –– греч. kolPos, ‘низ’, ‘глубина’, др.-евр. גבה, [gaBa], ‘свод’, ‘высота’, через букву «бет» (при сущ. באג, [geve], ‘яма, колодец’ и глагол, с другими огласовками גבא, [gava] ‘копать’), и גווה [geVa], ‘высота’, ‘возвышение’, через букву «вав» [6], др.-англ. hwealF, ‘углубление’ [9] (англ. gulF ‘глубина’ и рус. глуБокий, греБу), или чередование [у/в] в Утро и заВтра.

На основании этого следует полагать, что соединительный [о] в старшем слове *мед(о)ѣдь счередовался с [в], создав ф-му медвѣдь (из *медоѣдь), после чего эта форма ушла в большинство славянских языков. Поэтому, учитывая этот процесс, мы и написали выше, что есть основания предполагать более глубокую, чем десятивековую древность слова медвѣдь, т.е., возвести его к периоду, предшествовавшему разделению слав. языков во второй половине I тысячелетия до н.э. [7].

Однако нас интересует не само слово медведь, поскольку оно табуировано и не воспроизводит исходного названия этого животного (так же, как балт. ф-мы lacis и lokys, видимо, также являются табуированными и этимологически происходят от глаг. лизать). Нас интересует то слово, которое подверглось табуированию и причина, по которой оно табуировалось. Причина должна была быть веской, поскольку названия прочих, не менее грозных животных, если даже и табуировались, то сохранились до нашего времени.

При попытке восстановить исконное название, как раз и следует учитывать родственность матерей чтения, matres lectionis.

Итак, всмотримся в ф-мы сл. медведь в нек-рых ближайших родств. славянским и.-е. языках:

лат.

ursus

кельтск.

*arto-

кимр.

arth

перс.

xirs

др.-инд.

rkṣa

авест.

arša-

осет.

ars

арм.

arǯ

др.-греч.

árkto-


При выведении гипотетич. праиндоевр. основы лингвистами был отброшен первоначальный гласный, и всё их внимание было уделено поиску триконсонантной основы по шаблону, видимо, семитских. Действительно, мотивы выбрать триконсонантную основу были верными, но верно ли были выбраны компоненты этой основы?

Была отброшена «плавающая» начальная гласная, u/h(x)/a, выбраны более стабильные r, t и k/š/th, и предложена гипотетическая праиндоевропейская основа *rtk-, по некоторым другим источникам, *rkt(o)- [9].

Однако, если иметь в виду чередование «матерей чтения», то, в частности, в лат. форме ursus можно предположить осн. *brs, т.е., чередование [u/v(b)], urs- от *brs. Также [v] могла чередоваться с гортанным придыхательным [h] и гортанным смычным [k] (по общеиндоевропейскому чередованию [p/k(w)], и, ч-з них, с гортанным придыхательным [а]. Другими словами, чередование звуков происходит по месту и способу образования, — [b/v/u/a/h/k].

Таким образом, если мы предлагаем осн. *br(s)/br(k) в виде древнейшей основы слова, обозначавшего медведя, вместо осн. *rtk/rkt, то именно в широко представленных германских bera, björn, bere, beer, bero, Bär, bear и содержится древнейшая неконтаминированная основа, то есть, br(k/s). В герм. она представлена настолько же широко, как и табуированное общеслав. «медведь». А лат. форма представлена уже в виде перехода первого элемента [b] в [u] (brs/vrs/urs), т.е., она ближайшая к герм. формам.

Полагают, что как раз из праиндоевр. осн. *rkt происходит название региона Арктика (из лат. ar(c)ticus, из греч. arktos, ‘медведь’ [9]), объясняя это тем, что над Сев. полюсом располагается созвездие Большой Медведицы (Ursa Major). Однако и греч. Βορέας, [бореас], давшее название северному ветру, как и региону Гиперборея, связано с предлагаемой осн. *brs не менее, чем Арктика с *rkt.

В онлайн-словаре этимологии английского языка [9] в ст. boreal говорится: «from Late Latin borealis, from Latin Boreas "north wind," from Greek Boreas, name of the god of the north wind, which is of unknown origin (от позднелат. borealis, от лат. boreas, ‘северный ветер’, от греч. boreas, имени бога северного ветра, кот. неизвестного происхождения, –– курсив и перевод наш)». В «Полном этимологическом словаре английского языка» Кляйна, [8], слово boreal (от Boreas) описывается следующими словами: «…fr. Gk. βορέας ‘north wind’ which is of uncertain origin (из греч. βορέας, ‘северный ветер’ неясного происхождения –– курсив и перевод наш)».

Возводить слово «борей» к имени греческого бога –– то же самое, что возводить рус. глагол «лелеять» к имени бога Леля. Это народная этимология — «пиджак» от «спинжак», «разум» от «Ра».

В др.-исл. сохранились формы byrr, ‘попутный ветер’, в др.-анг. blawan, совр. анг. blow, нем. blähen, все со знач. ‘дуть, дышать’, возводимые к гипотетич. праи.-е. осн. *bûʕ∇ и *bhle-, ‘дуть, надувать’ [9]. Туда же, видимо, следует отнести др.-анг. bræð, ‘пахнуть’, ‘вонять’, ‘выдыхать’, ‘испарять’, совр. анг. breathe, ‘дуть, дышать’ др.-в.-нем. bradam, совр. нем. Brodem, ‘чад, испарения, дуновение’, которые все из прагерм. осн. *bræthaz, ‘пахнуть, чадить, издавать дух’, и breeze из др.-исп. briza, ‘северный или северо-восточный ветер’, [9]с весьма сходными значениями.

Предлагаемая для этих форм гипотетическая праи.-е. осн. *gwhre- ‘дышать, пахнуть’ вызывает вопрос –– откуда праи.-е. ф-ма, с начальным g? Оказывается, есть в белуджи ф-ма گوات‎ ([гуат]), в тохарском Б yente и в хеттском huwanza с общим значением ‘дуть’. Вот, её и понадобилось поместить в гипотетическую праи.-е. осн. *gwhre-. В предлагаемой нами основе *br(k), и в известной основе *bhle- с близким значением чередование имеет место только в плавных элементах [r/l].

Гиперборея, т.е., северная часть Европы, является общим регионом распространения, как германцев, так и славян. В рус. яз. есть общеславянское буря, которым нельзя пренебрегать в поиске источника. Ностратические исследования (Долгопольский, стр. 288-290, № 31 по Бомхарду, в изд. 1994 г., по В.М. Иллич-Свитычу, «Опыт сравнения ностратических языков», том 1, М., 1971 г. стр. 188-190) предлагают ностратический корень *buRV ‘буря, бурный ветер’, от которого праи.-е. осн. *bher-, предположительно давшая санскр. bhurati, ‘дрожать’, лат. furia (furere), ‘неистовствовать’ [1], рус. буря, праурал. *purka (рус. пурга), праалт. *buor, откуда заимств. из тюрк. буран. Нек-рые тж. возводят к осн. *bher- рус. слова буравить и бродить [1].

Но в праалт., праурал. и даже «в ряде афразийских языков» (араб. barih, ‘горячий ветер пустыни, несущий песчаную пыль’, чад. *m-br-br, ‘буря, ветер’) [2] схожие формы встречаются изолированно, отдельными, не связанными семантич. формами, но лишь в герм. и слав. яз. эти формы представлены широко, давая другие лексические ответвления. Поэтому, есть осн. предполагать не рус. заимствование из этих яз., а наоборот, заимствование слова «буря» этими языками из рус.

В герм. яз. имеется целый ряд форм, образованных от этой основы: др.-сакс. brestan, др.-фриз. bersta, ср.-дат. berstan, др.-н.-нем. barsten, голл. barsten, др.-в.-нем. brestan, совр. нем. bersten, совр. англ. burst и break с общ. знач. ‘взрываться’, ‘внезапно прорываться’ [9]. Их все вполне можно отнести к гипотетической общей праи.-е. осн. *buŕu(-ĶU) [или *buŕü(-ĶU)], ‘бурлить, брызгать, кипеть, хлынуть’. Сюда же можно отнести и рус. бурить, бурлить, брызнуть, борозда, а также бороть (кот. по [5] от и.-е. осн. *bor-. У [4] и.-е. осн. не приводится) и брань [5]. Все они семантически взаимосвязаны, а на ф-ме, бороть, в свете рассматриваемого слова медведь мы бы хотели остановиться особо.

Дело в том, что для герм. форм этого слова (bera, björn, bere, beer, bero, Bär, bear) в словарях предлагается праи.-е. осн. *boŕ[ʔ]û, ‘коричневый, жёлтый’ [9], то есть, это крупное, пожалуй, крупнейшее хищное животное севера и северо-востока Евразии называется, по и.-е. гипотезе, по цвету. Но, если сравнить это название с названиями других хищных животных, знакомых человеку без сомнения с древнейших времён, то станет понятно, что такие названия, –– по цвету, –– при назывании крупных хищников нетипичны. Названия по цвету типичны для более мелких животных, насекомых и растений, в частности, ягод. По крайней мере, хищники получили свои имена по манере себя вести, издавать звуки, двигаться, по образу жизни или по степени своей опасности для человека.

Чтобы обосновать это заявление, кратко рассмотрим названия др. хищников.

Волк. Первоисточником является гипотетическая и.-е. осн. с лексическим значением ‘тащить’. Отсюда следует, что др.-слав. слово переводится как «тот, кто таскает» (например, домашний скот) [3]. Ещё см. [5] в ст. «волк» с отсылкой к ст. «влечь» и ст. «волочить»).

Таскает –– читай волочит. Волк от «волочить». Животное названо так по своему способу питания. Шакал слово неславянское, но в исходном варианте название предлагает манеру этого животного издавать звуки (санскр. srgala-s, ‘тот, кто воет, голосит’).

Кабан. У [4] целых четыре статьи кабан, т.е., у этого слова четыре значения, и все четыре представлены как заимствованные: I ‘вепрь, боров’; II ‘стог, скирда’; III ‘посуда для солонины’; IV ‘большая глыба льда’. Для всех четырёх значений в русском языке не нашлось слова, пришлось заимствовать из тат., удм., каз. и др.-в.-нем. яз., хотя в любой исторический период эти понятия у русских (славян, праславян и т.д.) присутствовали. Для заимствования таких бытовых слов требовалось бы длительное присутствие и глубокое и обширное проникновение этих языков на территории распространения русского языка, что не подтверждается историческими данными.

Наоборот, слово кабан в значении дикой свиньи могло попасть в эти языки, где они не имеют этимологического обоснования и эти ф-мы представлены в них изолированно. А русская согласная триконсонантная основа kbn весьма чётко коррелирует с основой svn, из которого исконное свинья, с закономерным чередованием по способу образования первых двух элементов (и.-е. чередования [k/s]/[b/v]) и сохранением третьего. Можно даже предположить, что слово кабан происходит от понятия «копать» –– *капан, либо от копыто. Следовательно, первоначальная ф-ма могла быть *копан. В таком случае, и здесь мы видим тот же принцип называния животного по манере находить себе пищу.

Лев. Ни один словарь не предлагает чёткой этимологии. Понятно, что в силу географии это слово не имеет корней в рус. яз. и точно заимствовано. В других яз. интерпретация этого слова не даётся за неясностью его происхождения. Но, даже не имея документальных свидетельств, мы можем предположить, что это слово могло иметь основу *lъg/u-, ‘лежать’, которая вполне совпадает с праи.-е. осн. *legh- с тем же знач., присущей не только славянским формам. Т.е. в названии льва отражён его обычай спать, или лежать большую часть суток, экономя силы для охоты. Окрас и внешний вид животного не сыграли роли при его назывании.

У тигра этимология известна, –– от др.-перс. (авест.) tigra, ‘хлёсткий’, ‘резкий’, ‘острый’, ‘быстрый’ (от tir, ‘стрела’), от праи-е. осн. *(s)teig- ‘колоть, быть острым’ [4]. Остаётся добавить сюда вост-иранск. тез, ‘быстрый’, теғ, ‘клинок’, и тоғ, ‘гора, пик’, и всё встаёт на свои места –– тигр назван так по манере быстро и резко двигаться, а также пользоваться когтями во время охоты. И здесь приметный окрас животного не повлиял на его именование ни в одном из языков.

Как видно из сравнения, крупные хищники называются в различных языках не по окраске. Даже если в нашем сравнении имеются неточности, то можно ли на основании вышеизложенного считать, что название медведя может основываться только на цвете этого животного? Можно ли считать обоснованным возведение названия медведя к гипотетической и.-е. осн. *bher- ‘светлый, жёлтый, коричневый’, как в словарях, и далее, к гипотетической праи.-е. осн. *bheros «животное тёмного цвета»?

Мы считаем, что нет.

Мы считаем, что для назв. медведя может явл. осн., от которой образованы формы буря и бороть. Способом добывания пищи для медведя является борьба, т.е. поза, напоминающая борца, когда он встаёт на задние лапы.

Следовательно, мы предполагаем, что дотабуированное название медведя могло иметь форму *борть/*берть, с чередованием гласных о/е.

Далее, рискнём предложить собственную гипотезу, почему его название пришлось табуировать. Видимо, на каком-то этапе чередования *берть стало чередоваться с *мерть ([б/м]), и, в таком случае, *берть/*мерть стало созвучным слову смерть. «В лесу видел мертя» или «повстречался с мертем» звучало, как «видел смерть», «повстречался со смертью».

Такое созвучие и могло стать мотивом табуирования названия и закрепления табуированной ф-мы медведь в названии этого животного, которое от нашей реконструкции не сильно и отлично (в «ме-р-ть» была заменена средняя часть и сделана вставка, –– «ме-две-дь»).

Список литературы

  1. Горяев Н.В. Сравнительный этимологический словарь русского языка // Тифлис. - 1896. С. 34 (ст. «буря»).
  2. Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков // М., 1971 г. - Том 1. – С. 188-190 (ст. «буря»).
  3. Семёнов А.В. Этимологический словарь русского языка // М., «ЮНВЕС». - 2003 (ст. «волк»).
  4. Фасмер Макс. Этимологический словарь русского языка (Max Vasmer, Russisches Etymologisches Wörtebuch) // М., изд. 1986-1987 гг. Том I. – С. 197 (ст. «бороться»); С. 250 (ст. «буря»); том II - С. 149 (ст. «кабан»); С.589 (ст. «медведь, медведица»)
  5. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современно русского языка // в 2 т. М, «РЯ», 1999 г. Том I. - С. 104-105 (ст. «бороть»); С. 163 (ст. «волк»), С. 519 (ст. «медведь»);
  6. Штейнберг О.М. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам ветхого Завета //, Вильно, 1878 г. Том I. - С. 79 (ст. « גבא», [gava] и «אבג» [geve], ст. «גבה»), С. 84 (ст. גווה);
  7. Википедия. ст. «Славянские языки», разд. «Происхождение» [Электронный ресурс] https://ru.wikipedia.org/wiki/Славянские_языки#Происхождение. (дата обращения 12.10.2018)
  8. Klein E. A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language, // Elsevier, 1966 г. - С. 187 (ст. «boreal» и ст. «Boreas»);
  9. Online Etymology Dictionary (Этимологический онлайн-словарь) [Электронный ресурс] https://www.etymonline.com. (дата обращения 22.10.2018)

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк