gototopgototop

УДК 34.09

Правовой анализ влияния естественнонаучных (биологических) представлений о животных на регулирование правоотношений с их участием

Иванова Елена Александровна – старший преподаватель кафедры Гражданского права и процесса Юридического факультета Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета.

Аннотация: В статье приводится сравнительная характеристика юридического и естественнонаучного (биологического) понимания животных. Делается вывод о том, что в юриспруденции правильная правовая регламентация отношений, в которых в качестве объекта, предмета либо спецсредства выступают животные невозможна без учёта естественнонаучных знаний и представлений о последних.

Ключевые слова: Правовой анализ, естественнонаучные представления, правоотношения, животные, объект.

Животные с давних времён выступают неотъемлемой составляющей жизни человека, помогая (совместно с другими факторами и явлениями) создавать для неё наиболее благоприятные условия. В частности, дикие животные, находящиеся в состоянии естественной свободы являются компонентами природной среды и образуют, таким образом, составную часть среды обитания человека (абз. 4 ст. 1 Федерального закона «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 года № 7-ФЗ [13]). Кроме того, животные являются источниками получения продуктов питания, а также материалов для изготовления одежды, жилища, лекарственных препаратов; участвуют в социально-полезной деятельности (например, собаки-спасатели, собаки-проводники и т.д.); могут использоваться в проведении лабораторных опытов, а также в качестве тяговой силы и средства передвижения; и наконец, находится рядом с людьми в качестве компаньонов в целях общения и получения положительных эмоций.

Играя одну из основных ролей в построении комфортной жизнедеятельности человека, животные, автоматически, становятся участниками практически всех значимых общественных отношений, регулируемых правовыми нормами, основными из которых являются экологические (природоресурсные) и гражданские правоотношения.

Поскольку животные не могут быть наделены правосубъектоностью в полном смысле этого слова (дискуссионным пока остаётся вопрос о принадлежности животным некоторых видов прав [См.: 1]), в юридических отношениях они могут выступать, как правило, именно в качестве объектов права. Однако независимо от вида правоотношения, в котором то или иное животное выступает в качестве объекта, правовой режим его использования и охраны всегда будет отличаться от правового режима использования и охраны любых других неодушевлённых объектов.

Так, общее правило, касающееся вопросов владения, пользования и распоряжения животными сформулировано в абз. 1 ст. 137 Гражданского кодекса РФ (части первой) от 30.11.1994 года № 51-ФЗ [10]: к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Однако учитывая тот факт, что животные являются живыми существами, в абз. 2 этой же статьи указывается, что при осуществлении прав в отношении животных не допускается жестокое обращение с ними, противоречащее принципам гуманности (естественно, что в отношении неодушевлённых объектов подобное правило существовать не может). Благодаря данной особенности в теории гражданского права даже выделяют такую особую категорию вещей как «одушевлённые» вещи [См.: 2].

Таким образом, законодатель, регулируя отношения с участием животных, не только не отрицает их одушевлённость (что было бы странно), но и подчёркивает этот факт, когда речь заходит о вопросах владения, пользования и распоряжения ими, закрепляя одно из ключевых правил – правило о гуманном обращении с животными. При этом законодатель не просто подчёркивает факт одушевлённости животных, но и учитывает следующие из этого определённые критерии, которыми животные как живые существа могут обладать, например, способность испытывать чувство боли, а также различные эмоции.

Соответственно, именно из-за способности животных испытывать чувство страха и боли, в законодательстве и закреплено правило о гуманном обращении. Более того, за жестокое обращение с животными, в случае если данные действия будут обладать признаками состава преступления, предусмотренного ст. 245 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 года № 63-ФЗ [12] может устанавливаться и уголовная ответственность.

Учёт способности животных испытывать различные эмоции, и в частности, чувство привязанности, прослеживается в ст. 231 ГК РФ, согласно которой в случае явки прежнего собственника безнадзорных домашних животных после перехода их в собственность другого лица, одной из причин, когда прежний собственник вправе потребовать их возврата служит наличие обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных.

Необходимо отметить, что представления о способности животных испытывать боль и различные эмоции имеют очень важное юридическое значение, так как без их учёта невозможно будет установить правильный правовой режим их использования и охраны.

Однако возникает вопрос, на чём основаны наши представления о том, что животные в действительности способны испытывать боль и эмоции. Ведь в разное время в обществе существовали различные точки зрения на этот счёт. В частности философ Р.Декарт писал, что животные вообще не способны как-то страдать, что они, фактически, представляют собой бессознательные автоматы, не обладают ни мышлением, ни чувствами, ни какой-либо ментальной жизнью [См.: 14].

Представляется, что научные доказательства того факта, что животные обладают сознанием и могут ощущать боль нужно искать в такой естественной науке как биология (и иных науках, которые входят в систему биологических наук), так как объектами их изучения, помимо прочего, как раз и выступают живые существа, их физиология, анатомия и т.п.

Так, П.Сингер ссылаясь на соответствующие научные исследования, отмечает, что почти все внешние признаки, которые проявляются у людей, когда они испытывают боль, отмечаются и у других разновидностей, особенно у млекопитающих и птиц. Поведенческие знаки – корчи, лицевые спазмы, стоны, визг или другие формы внешних проявлений, попытки избегать источника боли, внешние проявления страха при перспективе его повторения присутствуют. Кроме того из-за схожести устройства нервной системы, нервная система вышеназванных животных (когда они находятся в обстоятельствах, в которых люди чувствовали бы боль) реагирует также как и нервная система человека: увеличение кровяного давления, расширенные зрачки, увеличение частоты пульса, мозговой спазм [14].

В то же время животные с примитивно устроенной нервной системой боли в том виде как её ощущают высшие животные, не испытывают (как отмечает профессор из школы ветеринарии в Осло В. Фарстад «маловероятно, что беспозвоночные способны чувствовать боль, потому что нервная система у них примитивная, а мозги маленькие. Не терзают страшные муки раков, крабов и омаров, которых живьём бросают в кипящую воду. Не страдает и червяк, которого надевают на крюк… Похоже, в случае с червями – это всего лишь рефлексы. Они могут что-то ощущать, но это не болезненно и не ставит под угрозу их благополучие. У земляного червя очень простая нервная система. Его можно разрезать напополам, и он продолжит заниматься своими делами» [См.: 6].

Вероятно по этой же причине предметом преступления, предусмотренного уже упомянутой ст. 245 УК РФ могут выступать лишь высшие позвоночные – млекопитающие и птицы, в то время как рыбы, земноводные, беспозвоночные, пресмыкающиеся, в качестве такого предмета рассматриваться не могут [4] . Следствием этого, в частности, является и то, что в нашей стране, действительно, не привлекают к ответственности по данной статье лиц, приготавливающих крабов и раков себе в пищу (для чего их, как известно, варят живыми) или же рыбаков, которые в качестве средства для лова рыбы используют червей, насаживая их на рыболовные крючки.

Однако влияние естественнонаучных представлений о животных на юриспруденцию не ограничивается лишь изучением вопроса об их способности испытывать различные ощущения и эмоции – это влияние проявляется также и в понимании самих животных, в понимании того, кого к этой категории относить можно, а кого нет.

На сегодняшний день легального определения понятию «животные» на федеральном уровне нет (за исключением, пожалуй, понятия «животный мир», сформулированного в абз. 2 ст. 1 Федерального закона «О животном мире» от 24.04.1995 года № 52-ФЗ [11], однако данный термин включает в себя лишь диких животных, находящихся при этом в состоянии естественной свободы).

С одной стороны отсутствие подобного определения можно считать пробелом в законодательстве, с другой же стороны общие представления о типах и видах животных люди получают ещё в школе на уроках биологии. Соответственно, думается, что этих знаний должно быть вполне достаточно, чтобы говоря о животных как об объектах различных правоотношений, человек смог бы их идентифицировать и отличить от других живых существ (например, от грибов или растений).

Из этого следует также и то, что если мы все-таки попытаемся дать юридическое определение понятию «животные», мы будем исходить именно из биологических представлений о животных, так как сама юриспруденция, как общественная наука, изучающая право [16, с. 412], хоть и занимается регулированием правоотношений с участием животных, но физиологию и анатомию самих животных не рассматривает.

Биология же, как наука о жизни не может ограничиться лишь одним общим определением данного термина. Занимаясь изучением жизни во всех её проявлениях, а также свойств живого вообще, животные как организмы в биологии рассматриваются в качестве одного из существующих царств, более подробным изучением которого занимается такая биологическая наука как зоология. При этом существуют и определённые признаки характерные для представителей царства животных, и отличающих их от представителей иных царств, например, наличие нервной системы, способность вести подвижный образ жизни, сложные поведенческие реакции (для высших животных) и т.д. [7, с. 6-7, 303-304].

Вследствие большого многообразия живых существ в биологии существует даже целая разработанная научная классификация биологических видов, так называемая биологическая систематика, согласно которой все живые организмы классифицируются по следующим основаниям: царство, тип, класс, отряд, семейство, род, вид [15, с. 1215].

Согласно данной классификации, с точки зрения биологии, и человек как биологический вид – это представитель царства животных (класс млекопитающих, отряд приматов) [7, с. 402]. Однако юриспруденция, регулируя правовые отношения, вынуждена как бы «игнорировать» этот факт, поскольку правовое положение человека существенным образом отличается от правового положения остальных представителей царства животных, и объясняется это, прежде всего самой структурой юридического правоотношения.

Правоотношение всегда состоит из трёх взаимосвязанных элементов: субъектов (тех, кто вступает в правоотношение), объектов (того, по поводу чего возникает правоотношение) и содержания (совокупности юридических прав и обязанностей участников правоотношения) [8]. Человек в правоотношении всегда будет выступать в качестве его субъекта, так как может обладать правосубъектностью, т.е. способностью иметь юридические права и обязанности; способностью своими действиями приобретать для себя юридические права, создавать для себя юридические обязанности, а также нести юридическую ответственность за совершённые правонарушения [16, с. 80, 279, 280].

В это же время невозможно себе представить, чтобы, например, собака или кошка смогли бы быть в полном смысле наделены юридическими правами и обязанности (хотя, как уже было сказано, дискуссии по поводу принадлежности животным отдельных видов прав всё-таки ведутся), а также способностью нести юридическую ответственность (хотя и здесь нужно отметить, что истории известны случаи, когда над насекомыми, птицами, млекопитающими и змеями велись судебные процессы [9]). Поэтому животные в правоотношениях выступают, главным образом, в качестве объектов права (иногда также и в качестве предмета (в уголовном праве) либо спецсредства (это относится, например, к служебным собакам, собакам-проводникам)). Соответственно, уже упомянутая выше ст. 137 ГК РФ, которая называется «Животные» вовсе не имеет ввиду человека, хотя он с биологической точки зрения и является представителем данного царства. Для описания же основ правового положения людей в гражданских правоотношениях, в части первой ГК РФ отведена целая глава – третья, которая называется «Граждане (физические лица)».

С учётом вышесказанного, можно определить, что сформулировать юридическое определение понятию «животные» без учёта биологических знаний о них нельзя, но в то же время особенность строения юридических правоотношений будет накладывать на это определение свою специфику в виде исключения из него человека. Таким образом, можно сказать, что животные с точки зрения юриспруденции – это все представители биологического царства животных за исключением человека.

Также можно согласиться с определением понятия «животные», приведённым А.С. Копьяком – это любые живые существа, способные чувствовать и передвигаться, но отличные от человека [5].

Необходимо также отметить, что в отличие от федерального уровня – на региональном уровне, и в частности на уровне Республики Башкортостан – всё же существует закон, содержащий в себе определение общего понятия «животные». Согласно ст. 1 Закона РБ «О домашних животных» от 22.04.1997 года № 88-з [3] животные – это все представители зоологического подтипа позвоночных животных, а также беспозвоночные, обладающие развитой нервной системой, способные испытывать чувство боли. Очевидно, что в приведённом определении чётко прослеживается влияние естественнонаучных (биологических) представлений о том, что как уже было сказано животные с примитивно устроенной нервной системой и слаборазвитыми мозгами боли не ощущают, в связи с чем, они из данного определения как бы «исключаются».

Таким образом, в заключении можно сделать вывод о том, что влияние естественнонаучных (биологических) представлений о животных в юриспруденции прослеживается как в понимании самой категории «животные», так и в том, что касается основных характеристик, присущих животным как живым организмам (в частности это относится к их способности испытывать эмоции и болевые ощущения). Соответственно, несложно предположить, что если в будущем учёными-биологами будет доказано, что, например, черви, будучи насаженными на рыболовные крючки, всё же испытывают чувство боли, то подобный способ рыбалки сразу же будет юридически запрещён.

Именно поэтому в юриспруденции правильная правовая регламентация отношений, в которых в качестве объекта, предмета либо спецсредства выступают животные невозможна без учёта естественнонаучных знаний и представлений о последних.

Список литературы

  1. Анисимов А. П. Классификация прав животных: дискуссионные вопросы // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2016. № 1 (34). С. 183–188.
  2. Евсеев Е.Ф. О соотношении понятий «животное» и «вещь» в гражданском праве // Законодательство и экономика. 2009. № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://w.pc-forums.ru/b9366.html (дата обращения: 07.01.2017).
  3. Закон Республики Башкортостан «О домашних животных» от 22.04.1997 года № 88-з // Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров Республики Башкортостан, 1997, № 12 (66), ст. 777 (с изм. на 04.12.2012 № 606-з // Республика Башкортостан, № 235 (27720), 08.12.2012).
  4. Комментарий к статье 245 УК РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.ukrf.net/s245.html (дата обращения: 07.01.2017).
  5. Копьяк А.С. К вопросу о защите прав животных // Современные научные исследования и инновации. – Август 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/2011/08/1915 (дата обращения: 07.01.2017).
  6. Мучительно – не больно: страданий нет в мозгах беспозвоночных [Электронный ресурс]. URL: http://www.membrana.ru/particle/414 (дата обращения: 07.01.2017).
  7. Павлов И.Ю. Биология: пособие-репетитор для поступающих в вузы / И.Ю. Павлов, Д.В. Вахненко, Д.В. Москвичев. – 21-е изд. – Ростов н/Д: Феникс, 2014. – 598 с.
  8. Правоотношения: понятие, структура, основание возникновения [Электронный ресурс]. URL: http://lawbook.online/prava-pravovedenie-osnovyi/pravootnoshenie-ponyatie-struktura-osnovaniya-28863.html (дата обращения: 07.01.2017).
  9. Процессы над животными [Электронный ресурс]. URL: http://zoo-eco.zooclub.ru/47.html (дата обращения: 07.01.2017).
  10. СЗ РФ, 1994, № 32, ст. 3301 (с изм. на 03.07.2016 год № 315-ФЗ // СЗ РФ, 2016, № 27 (часть II), ст. 4248).
  11. СЗ РФ, 1995, № 17, ст. 1462 (с изм. на 03.07.2016 год № 227-ФЗ // СЗ РФ, 2016, № 27 (часть I), ст. 4160).
  12. СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2954 (с изм. на 19.12.2016 года № 436-ФЗ // Российская газета, № 292, 23.12.2016).
  13. СЗ РФ, 2002, № 2, ст. 133 (с изм. на 03.07.2016 год № 353-ФЗ // СЗ РФ, 2016, № 27 (часть II), ст. 4286).
  14. Сингер П. Освобождение животных. Singer P. Animal Liberation. London: Jonathan Cape, 1990. – 302 p. Перевод на русский язык Центр защиты прав животных «Вита», 2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vita.org.ru/library/philosophy/singer_animal_liberation.htm (дата обращения: 06.01.2017).
  15. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров; редкол.: А.А. Гусев и др. – изд. 4-е – М.: Сов. Энциклопедия, 1987. – 1600 с.
  16. Юридический энциклопедический словарь. Гл. редактор А.Я. Сухарев; Ред. кол.: М.М. Богуславский, М.И. Козырь, Г.М. Миньковский и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1984 – 415 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк