gototopgototop

Анализ роли традиционных (локальных) институтов воспроизводства культуры и языка северных народов: семья, род, местные сообщества

Курчатова Тамара Тимофеевна – кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной историии этнологии исторического факультета Северо-Восточного федерального университета им. М.К.Аммосова. (г.Якутск)

Аннотация: В данной статье приводятся некоторые материалы  исследования, проведенные в рамках  проекта Форсайт Республики Саха (Якутия) по изучению сохранения традиционной культуры и языка коренных народов Якутии. Результаты исследования могут быть использованы для изучения современного положения народов Севера.

Ключевые слова: Традиционная культура, родной язык, семья, род.

Как показывает опыт, существуют два основных, диаметрально противоположных пути эволюции коренных народов Севера:сохранение традиционного образа жизни и исконной культуры либо полная аккультурация, ассимиляция икак следствие - полное поглощение пришлым населением.

В данной статье мы рассмотрим воспроизводство северных этносов, в частности, этносов проживающих на Северо-Востоке России – Якутии. В статье использованы результаты исследования по группе «Культурная антропология» проекта «Форсайт Республики Саха (Якутия)».

По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. в Республике Саха (Якутия) проживает 958,5 тыс. человек, из них 478,1 тыс. человек якутской     национальности,  по сравнению с прошлой переписью  численность якутов увеличилась на 34,1 тыс. человек или на 7,9%. Особенность национального состава коренных малочисленных народов Севера следующая: по сравнению с переписью 2002 г. численность эвенков увеличилась на 15,2% и составила 21008 чел. (в 2002 г. - 18232 чел.), эвенов - на 29,3% - 15071 чел. (в 2002 г. – 11657 чел.), долганов - на 49,8% - 1906 чел. (в 2002 г. - 1272 чел.), юкагиров - на 16,8% - 1281 чел. (в 2002 г. - 1097 чел.), чукчей - на 11,3% - 670 чел. (в 2002 г. - 602 чел.) [4].

Коренные народы Якутии в настоящее время живут применительно двух типов воспроизводства этничности: сохраняющие традиционный уклад жизни – охотники, рыболовы, оленеводы, проживающие в тайге, при стаде, в отдаленных наслегах  и часть народа, проживающая в городах, в районах с промышленным развитием, где происходит утрата традиционной культуры.

По результатам социологического исследования мы можем распределить население следующим образом:
1. Улусы с преобладанием коренного населения: Абыйский, Анабарский, Булунский, Горный, Момский, Сунтарский, Таттинский. К этой группе может быть отнесен г. Якутск.
2. Улусы и города с преобладанием некоренного населения: Алданский, Верхнеколымский, Ленский, Мирнинский, Олекминский, г. Нерюнгри.
В первой группе можно выделить группу улусов со значительной долей населения коренных малочисленных народов Севера. К этой группе буду отнесены: Абыйский улус (эвены – 221), Анабарский (долганы – 988, русские – 751, эвенки – 564, эвены – 266), Булунский (эвенки – 2345,  эвены - 607),   Момский (эвенки – 42, эвены – 781) [1].

Во время исследования перед населением были поставлены определенные вопросы, позволяющие сделать вывод об отношении человека к этнической принадлежности, осознание своего этноса. Так, на вопрос «Можете ли Вы назвать себя частью рода (членом родового клана)?» основная масса респондентов (63%) считают «себя частью рода».  Принадлежность к роду, например, у эвенков,  имеет институциональные формы наличия специальных мест для проведения обрядов, мест для пастбищ и т.д. Они также отметили название своих родов.  Эвенк Алексеев С.С. отмечает, что он  по матери  из рода Екаташи, это значит оленные люди, а  со стороны отца, это эвенкийский род  Чапагир. Эвенк Николаев А.П. рассказывал, что каждый род специально кормил барылаха перед охотой в специальном месте. Это место есть у каждого рода  например у  рода Николаевых – Анагыр, у Габышевых – Хардар, у Трынкины – Чакыр. Род Николаевых испокон веков занимается оленеводством только на своем родовом месте [2].

Аналогичные родовые места для празднеств и проведения обрядов имеют  и якуты. Такое явление как установка тюсюлгэ на ежегодном празднике Ысыах является  отголоском традиционной якутской своеобразной маркировки пространства,  принадлежащего только определенному роду.

При достаточно высоких показателях во всем массиве данных, тем не менее здесь можно выделить определенную закономерность. Так, наиболее высокая доля утвердительных ответов «да, безусловно» и «скорее да, чем нет» прослеживается в следующих улусах: «да, безусловно» -- Таттинский, (80,0%), Сунтарский улус (75,2%), Момский (79,0%), Горный улус (76.0%). Наиболее низкий показатель наблюдается в Мирнинском районе (45%) и Булунском улусе (49%).

Таттинский, Сунтарский, Горный  и Момский улусы являются улусами с наиболее высокой долей якутского населения. Для саха, как показали предварительные данные интервьюирования, проведенного летом 2011 г. и обзор литературы, характерны наличие сильных семейных социальных связей. Самая главная характеристика положения саха в обществе определялось его родственными кругами, родовыми патриархальными связями, происхождением его, принадлежностью определенному роду, «ага ууhа».

Наиболее низкий показатель утвердительных ответов, наблюдающийся в Мирнинском районе, объясняется высокой долей приезжего населения, для которых проживание в Якутии часто связано с их производственной, предпринимательской  деятельностью. Эта группа населения представляет собой городскую субкультуру, которая не склонна разделять ценности традиционных культуру аборигенных и коренных народов.

Для Булунского улуса (49% ответивших «да, безусловно» и  26,5% «скорее да, чем нет») характерна относительно низкая доля якутского населения, при достаточно высокой доле населения малочисленных коренных народов севера, которая и обусловила полученные результаты.[3].

Вопрос об отношении  коренного населения к родному языку был основным как при пилотном опросе, так и при глубинном интервью. Основная масса коренного населения как городского, так и сельского среднего и старшего возраста знают язык, читают, пишут и думают на родном языке. Хотя отмечают, что якутский язык изменился, стал больше бытовым, исчезли из языка литературные обороты. Некоторые респонденты отмечают, что «настоящий якутский язык» был, когда были живы старики 50-60 гг. ХХ века, так как они были воспитаны богатым разговорным  языком Олонхо.

Особое положение с родным языком возникло в Олекминском районе. Здесь  как разговорный используют чаще русский и якутский, что связано с исторической особенностью Олекминского района. Начиная с XVII века здесь много пришлого населения – русских (казаки и хлебопашцы), татар (ссыльные) и других национальностей (почтовый тракт, золотые прииски, ссыльные и т.д.). В городе Олекминске основной разговорный язык русский, идет полная русификация городского населения. В наслегах разговорный язык – якутский, в том числе и в эвенкийских наслегах – Тяня, Киндигирь, Бясь-Кюель. Респонденты отмечали, что в Олекминске за несколько веков взаимоотношений языки народов переплелись, дополнили друг друга и образовался такой самобытный язык. Много русских слов стали произноситься на якутский манер, например, миска, ложка, хлеб.

Один из респондентов, проживающий в сельской местности,  приводит довольно распространенное явление – сам он, жена и дети говорят на якутском языке, но старшая дочь говорит на русском, так как 9 лет проучилась в городской школе. Она, конечно, понимает якутский, но отвечает на русском.

Чемпосова Я.В. яркий представитель Олекминского района, хорошо говорит, пишет по-якутски, она правнучка ссыльного из Белоруссии, который женился на якутке, их сын был женат на цыганке, дед нашего респондента был женат на татарке, а ее отец русский. Отец прекрасно говорит и читает на якутском языке, так как получил якутское воспитание. А сестры Чемпосовы всю жизнь занимаются пропагандой якутской традиционной культуры, шьют национальную одежду, изготавливают посуду из бересты. И таких семей в Олекминске много. В данном случае семья сыграла большую роль в приобщении к национальной культуре и языку.

И еще один яркий представитель олекминских якутов Романова А.Т., которая являясь методистом отдела культуры улуса, профессионально занимается пропагандой традиционной культуры. Респондент утверждает, что здесь сложился особый лексикон – примесь якутских и русских слов.

В эвенкийских семьях говорят в основном на якутском языке. Приведем примеры из материалов экспедиции по Олекминскому району.  Так, эвенк Алексеев С.С. отмечает, что в с. Токко проживает 250 эвенков, из них говорят и пишут на родном языке только 5 человек. А глава администрации Тянского национального наслега Николаев А.П. отмечает, что в селе  97% населения эвенки - 499 человек, но говорят на родном языке только человек 15, но 70% населения понимают родной язык. Таким образом, роль семьи в данном аспекте невелика. Но наши респонденты лично участвуют в решении данного вопроса. Так, Алексеев С.С. организовал летнюю кочевую школу, где проходят обучение от 15 до 25 детей ежегодно. Учитель убежден, что только в национальной среде, только в оленеводческом стаде, дети не только усвоят родной эвенкийский язык, но и всю традиционную эвенкийскую культуру. Николаев А.П. гордится тем, что в селе работает молодая учительница родного языка Сивцева Любовь Владимировна, которая  стала   лауреатам президентского гранта, как лучший учитель национального языка в республике [2].

Еще одно явление современности. Молодое поколение, в основном городское отметили, что понимают и говорят на родном языке, на бытовом уровне. Они не читают литературу на родном языке и думают в основном на русском. И, главное, молодежь не считает незнание родного языка проблемой. Причем каждый из них высказал мысль, что со временем они придут к родному языку и культуре. Другая картина вырисовывается среди сельской молодежи. В улусах республики в основном в школах обучение происходит на родном языке и поэтому разговорным языком является родной язык. Таким образом, среди молодого поколения знание родного языка зависит не от семьи, а от окружения. Парадоксально, но даже в семьях национальной интеллигенции, проживающих в г. Якутскедети, внуки могут не говорить на родном языке. Причина этого явления кроется в том, что дети посещают детский сад, а потом и школу, где обучение и общение происходит на русском языке. Отвечая, на наши вопросы городская молодежь отмечала, что незнание родного языка не является для них проблемой, так как в будущем они придут как к родному языку, так и к родной культуре.

Следующий вопрос, рассмотренный нами во время Форсайт исследования, это роль современной семьи, рода, местных сообществ в сохранении традиционной культуры.

При  опросе населения 77% респондентов считают, необходимым сохранить национальную культуру. 23% опрошенных  из 117 человек отмечают роль семьи, родителей в сохранении традиционной культуры. Этническая специфика народа сохраняется и проявляется в языке, традициях, культуре, которые, прежде всего, аккумулируются в семье, получают в ней «стартовое» положение. Члены семьи, будучи связанными брачными и родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, образуют относительно замкнутый производственно-потребительский коллектив. Специфика семейной жизни такова, что она прочно удерживает многие национально-этнические черты, которые отражают национальное своеобразие народа [3].

Приведем далее особо яркие ответы респондентов. «Когда иду на охоту кормлю природу, но не водкой, а едой – хлебом с маслом. Прошу Байаная дать удачную охоту. Еще, всегда останавливаюсь, когда проезжаю мимом КэрэхМас. Кстати, КэрэхМас около I Нерюктяя настоящее священное дерево, т.к. распложено  на развилке дорог, мимо этого дерева не проедешь, куда бы ты не ехал. Как ты знаешь, путники оставляют там деньги, завязывают веревочки».

«Летом я поднимаюсь на сопку и развешиваю саламу на дерево и прошу у природы здоровья детям.  При поездке обязательно останавливаюсь около КэрэхМас, оставляю дары. Я не считаю себя верующим, просто эти мои действия как обряд, как ритуал, который всегда выполняли мои предки. Без веры, но наверно с надеждой».

«Я считаю, что меня окружают иччи, духи природы. Природа живая. И я их задабриваю, кормлю  хлебом с маслом, с оладьи, т.е. тем, что в данный момент у меня у самого есть. Когда выхожу на сенокос заставляю жену печь оладьи, для того, чтобы попросить духов хорошего сенокоса.Всегда так было и при дедушке и при отце. Вера входит в человека с молоком матери, говорят. И это правда, и мои сыновья будут делать также. Я охотник, мои охотничьи снаряжения всегда чистые, я сразу чищу, ружье, нож никогда не даю их женщинам. Правда, это не относится к моей жене»[2].

В основе традиционного образа жизни и хозяйственного уклада коренных жителей Севера лежат с одной стороны особые, сформированные в ходе их эволюционного развития и адаптированные к природным условиям формы природопользования, а с другой стороны специфические формы институциональной организации, как общества, так и хозяйства. Анализ этих основ существования коренных народов Севера приводит к выводу о том, что в современных условиях их гармоничное развитие в направлении сохранения этнического своеобразия зависит от сохранения традиционных (локальных) институтов: семьи, рода, местных сообществ.  Будущее коренных народов Севера напрямую зависит от понимания обществом необходимости сохранения культурных и хозяйственных особенностей этих этнических групп.

Список литературы:

1. Информационный отчет по итогам пилотного опроса «Тенденции развития якутского социума  в первое десятилетие XXI века»
2. Материалы научной экспедиции в Олекминский район.
3. Отчет НИР о научно-исследовательской работе. Наименование работы: 2.26.4. Исследование этоса культуры народов Республики Саха (Якутия) – 1 этап.
4. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. В РС(Я) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: ysia.rufull-news (дата обращения 20.10.2012 г.)

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк