gototopgototop

Нравственные основы оперативно-розыскной деятельности, их связь с принципом уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, как одно из условий допустимости доказательств

 
Нaше дело нaстолько грязное, что зaнимaться им могут только нaстоящие джентльмены.

Рейнхaрд Гелен

 

Середнев Владимир Анатольевич - аспирант кафедры уголовного процесса и криминалистики Нижегородского государственного университета имени Н.И.Лобачевского (специализация 12.00.09. «уголовный процесс») (г. Нижний Новгород)

Аннотация:
Оперативно-розыскная деятельность и ее результаты не могут быть «античеловечными», а только «гуманистическими», поскольку нацелены на защиту высших интересов человека и гражданина. Нравственная ценность ОРД обусловливается нравственным значением цели, средств и практического результата. Цели и задачи оперативно-розыскной деятельности в сфере охраны правопорядка и обеспечения законности насыщены высоким нравственным содержанием. С позиции допустимости доказательств в концептуальном плане не существует серьезных препятствий для использования результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Конституционный принцип уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина является одним из центральных в ОРД и заключается в соблюдении норм Конституции РФ, закрепившей международные стандарты в области прав человека.

Ключевые слова: Конституция, допустимость, нравственность, оперативно- розыскная деятельность, мораль, принцип, агентура, культура, гуманизм, человек, гражданин.

Важная роль в системе обеспечения прав и свобод личности при осуществлении ОРД принадлежит нравственности. В этой связи представляется обязательной нравственная оценка каждой конкретной ситуации, возникающей в процессе применения специальных сил и средств в борьбе с преступностью и обеспечении государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Значение нравственности в вышеуказанной системе состоит, в конечном счете, в том, что она влияет на развитие у оперативных работников такой зрелости нравственных качеств, которая в любых сложных ситуациях, при самых неблагоприятных обстоятельствах нейтрализовала бы возможность поступить недолжным образом против истины и справедливости, прав и свобод личности. Иными словами нравственность интегрируется как ведущий детерминант законопослушного поведения оперативных работников в условиях выбора его вариантов при отсутствии однозначных правовых ориентиров. По своей сути природа ОРД такова, что неизбежно затрагивает права и свободы личности, вовлекаемой в сферу ее осуществления.

В ряде случаев оперативно-розыскные мероприятия касаются значительного числа лиц, не причастных к преступлениям, а также действиям, создающим угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Но зачастую, вопреки своей воле или случайно, соприкасающихся (в силу совместного проживания, товарищеских отношений и т.п.) с лицами, совершившими противоправные деяния и действия, создающие выше указанные угрозы. Все это требует наличия соответствующей системы защиты, охраны и восстановления нарушенных прав и законных интересов субъектов общественных отношений, возникающих при осуществлении ОРД и дальнейшего совершенствования самой деятельности.

Правовая культура - особое социальное явление, воспринимаемое как качественное правовое состояние личности и общества, является одним из важнейших компонентов, определяющих поступательное развитие общественных отношений. Правовая культура оперативных работников, в рассматриваемом аспекте, наряду с глубокими знаниями правовых ценностей, предполагает развитую правовую психологию, опирающуюся на глубокую и устойчивую основу нравственности. Высший уровень их правовой культуры наряду с уважением права обусловливает также еще и привычку соблюдать законы, т.е., во-первых, привычку к исполнению той или иной кормы права, во-вторых, привычное отношение к исполнению правовых требований в целом. Правовая культура обеспечивает права личности при осуществлении ОРД не прямо, а опосредованно, через совершенство и интенсивность правовой, организационной и правовоспитательной деятельности. Только при высокой правовой культуре достигается достаточно эффективная нормативная и индивидуальная регламентация правовых отношений, эффективное использование правовых актов. Проявление правовой культуры при осуществлении ОРД в аспекте обеспечения прав и свобод личности связано с уровнем правового мышления, степенью правовой осознанности конкретной ситуации. Для оперативных работников среди факторов, определяющих состояние профессионального правосознания, одним из важных является знание и отношение к содержанию правовой культуры, всех ее элементов (в значительной мере обусловленных профессиональной ориентацией, т.е. характером осуществляемых ими функций). Которые в подавляющем большинстве связаны с применением норм права и других правовых ценностей и их охраной от нарушений в процессе осуществления ОРД. Правовая культура входит в самую ткань правовых норм и таким образом включается в механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина в ОРД.

Среди основных аспектов нравственной нестабильности сегодня можно выделить: демпферная моральная рефлексия, когда личная моральная ответственность и самоотдача пропорциональны состоянию системы. В рядах сотрудников МВД наблюдается феномен рационализации морального сознания и моральной практики, т.е. формальная логика торжествует над такими иррациональными категориями этики, как честь, верность клятве и долгу и т.п. Предельной степенью рационализации морали служит принцип "и вашим и нашим" [19, С.81-119]. Все это проявляет себя такими позорными явлениями, как предательство и мздоимство [12]. Но не меньший вред порой приносит неоправданное рвение и лютая ненависть к преступности [13, С.17]. Среди сотрудников правоохранительных органов имеет место и так называемый синдром "сторожевого пса", заключающийся в мысленной допустимости любых средств по отношению к преступнику, вплоть до пыток [11, С.7]. Если же оценивать нравственность или не нравственность оперативно-розыскного мероприятия или конкретных вариантов поведения оперативного работника, то можно заключить, что эта оценка, возможно, находится в определённых отношениях с тем, станет ли это мероприятие или поведение широко известны. В этой связи следует поддержать Н.М. Попова, в том что "основные усилия необходимо сосредоточить на совершенствовании механизма обеспечения конфиденциальности. Ведь, само по себе наличие стыдных мест, имеющихся у каждого человека, не является ни нравственным, ни безнравственным.

Как верно замечает В.Т. Томин, есть дискурсивное основание: ОРД - это такой вид человеческого поведения, нравственность или аморальность которого практически невозможно оценить без действователя. Такой вывод верен, кстати, не только для оперативного работника. Это в полной мере относится и к медику. Поэтому в определённых ситуациях нравственность действия - вторична, она определяется нравственностью субъекта. А коли так, гарантии нравственности ОРД - на входе, на отборе оперативных работников. В медицину надлежит отбирать по наличию у абитуриента чувства милосердия, в оперативники - по наличию чувства справедливости [20, С.68].

Оперативно-розыскная деятельность, долгие годы скрываемая от широкой общественности за грифом «совершенно секретно» большинством граждан воспринимается как явление аморальное. Об этом отчасти свидетельствует и некий народный фольклор, например, знакомый до боли афоризм: «цель ОРД - подлость, а метод провокация». А, что тут скажешь? Тайное проникновение в частную жизнь граждан по другому и не расценивается обществом. Отсюда и наличие летучих в повседневном лексиконе нелицеприятных синонимов ОРД, а точнее ее структурных элементов по средством которых она осуществляется - ОРМ: подслушивание, подсматривание, доносительство, «стукачество» (термин, который перешел "арго"[1] в общеупотребительную лексику), из чего следует, что ОРД не является нравственной деятельностью в общепринятом смысле этого понятия.

Если же рассматривать данный вопрос с другой логической посылки, то оперативно-розыскная деятельность представляется вполне нравственной и гуманной. Таковой ее делает, по мнению ряда ученых, цель, которой она служит. «Использование объективно необходимых оперативно-розыскных мер в борьбе с преступностью, указывает А.Г. Маркушин, - это обеспечение эффективной защиты главных ценностей: прав, свобод, чести и достоинства личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. В этом, прежде всего нравственное и глубоко гуманное предназначение ОРД. Нравственная ценность ОРД обусловливается нравственным значением цели, средств и практического результата»[15, С.100]. О том, что цели и задачи оперативно-розыскной деятельности в сфере охраны правопорядка и обеспечения законности насыщены высоким нравственным содержанием говорит и А.В. Лукашов [13, С.4].

Некоторые ученые полагают, что средства и методы ОРД вообще не стоит оценивать по критерию нравственности. Так, Т.Н. Москалькова указывает, что ни разведка, ни контрразведка, ни их "младшие братья" уголовный сыск и частная детективная деятельность, - в принципе, по своей генетической природе и содержанию не подлежат оценке по критериям нравственности, в том смысле, в котором это понятие применяется в юстиции, так как они не базируются на правоотношениях когда один вправе, а другой обязан, и не проявляются вовне, где работают нормы общечеловеческой морали. В основе оперативно-розыскного метода лежит весьма древняя технология: уголовный сыск (равно как и его ближайшие родственники, - контрразведка и частный сыск) всегда и везде осуществлялся подобными средствами и методами; таким он сложился исторически [16, С.77]. Вместе с тем, автор не станет торопиться с выводом о том, что в сфере ОРД действует какая-то особенная мораль и нравственность. Методы негласного содействия граждан для обеспечения безопасности государства и общества упоминаются в Библии. В ней, например, нашли отражение применяемые в древнем мире методы разведывательного проникновения [21, С. 8-10], формирования агентурных позиций во враждебной среде, в том числе в целях политического сыска, агентурные комбинации [2, С.28-42]. Естественно нужно понимать, использование методов сыскной работы связанных с получением информации от осведомителей, не всегда получало однозначную оценку в обществе. По справедливому замечанию В.Т. Томина, нравственность в сфере как оперативно-розыскной, так и уголовно-процессуальной деятельности, естественно, основана на нравственности общечеловеческой, религиозной, классовой, хотя сферы применения, естественно, делают их существенно специфичными. Это в той или иной степени относится, наверное, ко всем видам профессиональной нравственности, к нравственности медика или священника, например. Не будучи уверенным в том, что иудаизм как религия приветствует предательство, В.Т. Томин замечает, что члены синедриона не только имели агентуру (Иуда Искариот предал Христа, за что и получил достославные 30 серебряников), но затем предали и агента, разгласив его имя и деяние [19, С.63].

Нравственность как детерминанта имеет для оперативно-розыскной технологии более существенное значение, чем для уголовного процесса, поскольку оперативно-розыскное право существенно уступает уголовно-процессуальному по количеству норм, в которых заложены нравственные начала. Кроме того, оперативно-розыскная технология, будучи преимущественно скрытой от глаз социума, менее доступна социальному контролю. Из этого сам собой напрашивается вывод о том, что нравственность ОРД во многом определяется не нравственностью метода, а соответствующими установками субъекта, проводящего ОРМ. «Принятие любого оперативно-тактического решения ... представляет собой ситуацию морального выбора»[20, С.68]. «Исключительно важна в этой связи, - подчеркивает А.Г. Маркушин, - жизненная позиция сотрудника, правильное определение им своего места и роли в общественной жизни... Правильные морально-мировоззренческие представления позволяют ему соотнести себя и свои действия с высшими ценностями и тем самым видеть не только неординарность в своей оперативной профессии, но и высокую ее престижность, значимость для общества»[15, С.106-107] .

Нужно вспомнить о выдающихся оргaнизaторах и людях политического и уголовного сыскa. По своим убеждениям они были рaзные: либерaлы и коммунисты, консервaторы и монaрхисты. И хaрaктеры, и судьбы - рaзные: А. Бенкендорф, В. Штибер, Г. Судейкин, С. Зубaтов, А. Герaсимов, В. Джунковский и Ф. Дзержинский, Я. Агрaнов, Н. Кузнецов, Ф. Бобков, Э. Гувер. Их, разъятых временем и мировоззрением, объединил в единую корпорацию сыскной звездный тaлaнт. Кaждый имел свои открытия нa ниве сыскa. А общие методы, приемы и технологии они сумели творчески aдaптировaть к условиям своей страны и выжать мaксимaльный результaт. И хотя они действовaли в рaзных госудaрствaх, кaждый зaщищaл свой общественно-политический строй, обслуживaл существующую влaсть.

Зубатов С.В. чиновник Департамента полиции Российской империи, крупнейший деятель политического сыска и полицейский администратор, надворный советник спустя годы напишет словa - признaния: «Агентурный вопрос ( шпионский, по терминологии других) для меня святее святых... Для меня сношения с агентурой - самое радостное и милое воспоминание. Больное и трудное это дело, но как же при этом оно и нежно»[10, С.91] . Обратите внимание на один из образцов документа, регламентирующего агентурную работу. Какой психологизм, кaкaя любовь к делу светится в строках «Инструкции по оргaнизaции и ведению внутреннего нaблюдения в жaндaрмских и розыскных учреждениях», рaзрaботaнной в Депaртaменте полиции и утвержденной министром внутренних дел П. Столыпиным в 1907 году: «Зaлог успехa в приобретении aгентур зaключaется в нaстойчивости, терпении, сдержaнности, тaкже осторожности, мягкости, осмотрительности, спокойной решительности, убедительности, проникновенности, вдумчивости, в умении определить хaрaктер собеседникa и подметить слaбые и чувствительные его стороны, в умении расположить к себе человекa и подчинить его своему влиянию, в отсутствии нервозности, чaсто ведущей к форсировaнию. Изложенные кaчествa кaждый зaнимaющийся розыском офицер и чиновник должны воспитывать и рaзвивaть в себе исподволь, пользуясь каждым удобным случaем» [25, С.3;40]. Этот текст из 1907 года. Но во все временa спецслужбы из рaзных стрaн роднило, объединяло именно тaкое отношение к воспитанию агентов. На нем и сейчас держится уголовный сыск.

Оценивая значение ОРД, специфику проявляющихся в ней правовых, психологических и морально-этических аспектов, руководство Московского уголовного розыска отмечало, что деятельность ее субъектов в высшей степени благородна и необходима, поскольку «… рассматривать информацию как донос, а донос как информацию - ошибочно. Если вы увидели убийцу и нашли в себе мужество сообщить об этом, то это не донос. Это поступок. А вот если вы не сделали этого, то вы трус и неодяй. Половину убийц находят во всем мире таким образом. Другое дело- необходим закон об оперативно- розыскной деятельности. Гласный и ясный, включающий в себя правовые, этические, политические аспекты» [17]. « Вопрос заключается в том, какие цели преследуются при этом, какими мотивами руководствуются граждане, оказывая помощь. Какими методами пользуются сотрудники правоохранительных органов, привлекая граждан к оперативно- розыскной работе. Высокая общественная значимость и нравственность задач с борьбы с уголовной преступностью, я думаю, у порядочных людей сомнений не вызывает. Задача здесь заключается в том, чтобы защищать права, свободы, интересы граждан, общества и государства от преступных посягательств» [22, С.49].

Лицо, оказывающее содействие, это секретный сотрудник «по совместительству», осознанно связавший себя с правоохранительными органами или спецслужбами и взявший на себя обязательство информировать их об обстоятельствах, необходимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности [7]. Его деятельность проходит под руководством оперативного сотрудника и является не только объективно обусловленной, но и социально полезной. Изучая особенности менталитета российских граждан понимаешь, что в России с определенного времени укоренилось мнение, что скрывать от властей лихих людей, сочувствовать и помогать преследуемым- благо. Поэтому информирующий государственные органы о таких лицах в понимании значительной части наших соотечественников был доносчик, неприятный, порочный, ущербный человек. Между тем в мире осведомитель, информатор, сообщающий властям сведения о противоправных действиях,- обычное явление реалии повседневной жизни, к которым большинство в целом относится одобрительно или нейтрально, как и к использованию иных специальных методов работы уполномоченными на то государственными органами. Объяснить это можно многовековым традиционным законопослушанием граждан и довольно высоким уровнем общего правосознания [23, С.36]. Во всех цивилизованных странах уже давно закончены дискуссии о соответствии ОРД (оперативно-розыскной деятельности) морально - этическим принципам, принятым в обществе. Граждане, воспитанные в духе уважения к закону, людям осуществляющим охрану правопорядка, борьбу с преступностью и отправляющим правосудие, не порицают, а одобряют и поддерживают приемы и методы работы правоохранительных органов.

Изучения специальной литературы и наши наблюдения показывают, что, например, в США граждане считают своим долгом сообщить полиции, ставшие известными им сведения о совершенном или готовящемся преступлении, что значительно облегчает поисковую деятельность спецслужб, позволяет сконцентрировать их активность на раскрытии особо опасных, замаскированных преступлений. Поэтому вполне объяснимо, что бывший руководитель ЦРУ США Ален Даллес полагал, что оперативно-розыскная деятельность эффективна и нравственна [3, с.117].

Такой авторитетный советский и русский ученый в области оперативно- розыскной деятельности И.И. Карпец, указывая на необходимость агентурной работы и защищая ее от бездумной и тупой критики, указывает: «Думаю, что когда громко кричат о “позоре ” как в адрес самой работы, так и агентов,- это ханжество. Когда “осуждающие ” молчат - тоже. Ибо стараясь быть святее Римского Папы, понимают в душе, что все-таки без этого в борьбе с преступностью не обойтись. Полагаю, что реально мыслящий человек смирится с ее необходимостью, понимая, что польза от такой работы очевидна… Примем ее как данность социальной жизни. А проводить ее в жизнь тем, кому выпадает эта участь, надо так, чтобы свести к минимум ее негативные последствия и вынести максимум пользы для людей»[9, С.84].

Представляется, что независимо от эмоциональных оценок данного института следует согласиться с мнением одного из последних начальников Московского охранного отделения П.П. Заварзина, который писал: «Возможно, ли обойтись без внутренней агентуры и чем ее заменить? Таков важнейший вопрос по работе политического и уголовного сыска. Ответ определенный. Ничем ее заменить нельзя, а потому она необходима и существует во всех без исключения странах мира. Без розыскного органа ни одно государство не существовало, и существовать не будет» [6,С.21]. «Безнравственным при определённых условиях становится их обнародование (обнажение)»[20,С.65-68]. Вопросы нравственности ОРД тесно соприкасается с проблемой защищенности граждан, входящих в соприкосновение с оперативно-розыскной деятельностью. При этом речь должна идти не только о правах правонарушителей, но и тех, кто пострадал от противозаконных действий, да и просто людей случайных. Так, О.В. Демковец приметил еще один мало обсуждаемый срез проблемы: «нет должной правовой защиты прав граждан, входящих в контакт с лицом, в отношении которого обоснованно проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Их разговоры с объектами ОРМ прослушиваются, корреспонденция просматривается, т.е. произвольно нарушаются их права на тайну переписки, телефонных переговоров и др. Не всегда материалы данных мероприятий уничтожаются» [4, С.327].

Очевидно, что проблемы нравственного толка нуждаются в отдельном исследовании. То, что касается отношения между сотрудниками оперативных подразделений и гражданами оказывающими им содействие, следует сказать, что сыскные службы aгентa должны беречь и лелеять, ибо он основa сыскa в любом обществе. Вспомним Пaвлa Елисеевичa Щеголевa, русского историкa, исследовaтеля российского политического сыскa: «Кажется, не осталось общественного слоя, общественной группы, которая не имела бы счастья в первые дни революции открывать в своих рядах презренных сочленов и товарищей, рaботaвших в охрaнных отделениях: журнaлисты, священники, чиновники, члены Думы, члены пaртий, члены Советов рaбочих и солдaтских депутaтов, почтaльоны, офицеры, учителя, врaчи, студенты и т. д.» [25, С.42].

Давая нравственную оценку роли сыска, Э.Ф. Макаревич справедливо отмечает: «Мнения вихрятся вокруг двух полюсов: нравственности и безнравственности сыска. А чем измерить нравственную составляющую сыскного дела? Да все тем же: законами, регламентирующими его, и нравственными началами- соотношением добра и зла, свободной личности, правами человека, социальной честностью. Когда есть и то и другое, сыск становится легитимным инструментом сохранения политической безопасности» [14, С.20].

Нужно указать на то, что оперативно-розыскная так же как и уголовно-процессуальная деятельности строятся в целом на одинаковых принципах. Оперативно-розыскная деятельность нацелена на защиту основополагающих принципов конституционного строя, в числе которых К.Штерн справедливо выделяет соблюдение права человека на жизнь и свободное развитие, суверенитет народа, разделение властей, ответственность правительства, независимость судов, многопартийность и равенство для всех политических партий, включая право на соответствующие конституционные нормы создание оппозиции и оппозиционную деятельность [5, С.176-182]. Оперативно- розыскная деятельность и ее результаты не могут быть «античеловечными», а только «гуманистическими», поскольку нацелены на защиту высших интересов человека и гражданина. Самое важное в реальной жизни при борьбе с преступностью не нужно гиперболизировать, такое важное понятие как «права и свободы человека и гражданина». Думается очень верно по данному поводу высказался В.Т. Томин: « Гиперболизация прав и свобод человека и гражданина, является сегодня стратегическим союзником организованной преступности в борьбе с правовым государством…Защита обширно и абстрактно сформулированных прав и свобод гражданина зачастую приводит к тому, что права и свободы конкретных граждан оказываются ущемленными» [24, С.130].

Следует констатировать, что с позиции допустимости доказательств в концептуальном плане не существует серьезных препятствий для использования результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. По своей познавательной сущности и заложенному в них смыслу, результаты оперативно- розыскной деятельности, как и доказательства, выступают в уголовно- процессуальном доказывании в качестве одного из надежных средств установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Безусловными основаниями признания доказательств недопустимыми являются нарушения закона, связанные с ограничением конституционных прав и свобод участников уголовного процесса, любого из принципов уголовного процесса, а также такие процедурные нарушения, которые повлияли на процесс формирования доказательств и тем самым повлекли или могли повлечь утрату или искажение полученной информации. Конституционный принцип уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина является одним из центральных в ОРД и заключается в соблюдении норм Конституции РФ, закрепившей международные стандарты в области прав человека. Основу принципа составляют идеи гуманного отношения к человеку, уважения его интересов, взглядов, общественной и личной жизни.

Список литературы:

1. Арго (от фр. argot) — язык какой-либо социально замкнутой группы лиц, характеризующийся специфичностью используемой лексики, своеобразием ее употребления, но не имеющий собственной фонетической и грамматической системы.
2. Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. История и современность. Ростов-на-Дону, 2001. С. 28-42.
3. Даллес А. Искусство разведки.- М., 1992.- С. 117.
4. Демковец О.В. Основания и пределы изъятия из личных конституционных прав и свобод граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. - Часть 1. - С. 327.
5. Дроздов Ю. Нужная работа. М.,- 1994.- С.176-182.
6. Заварзин П.П. Работа тайной полиции. Париж, 1924. С.21.
7. Задачами операвтивно- розыскной деятельности согласно ст.2 Закона об ОРД являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях( бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; установление имущества, подлежащего конфискации.( в ред. Федерального закона от 08.12.2011 N 424-ФЗ)
8. Иванов Н.Г. Нравственность, безнравственность, преступность // Государство и право. - 1994. - № 11. - С. 26.
9. Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М., 1994. С.84.
10. Цит. по: Козьмин Б.П. С.В. Зубатов и его корреспонденты. М.; Л., 1928. С. 91.
11. См., например: Куликов В. Назначен преступником по собственному желанию // Российская газета. - 2001. - 15 июня. - С. 7.
12. Лобанов М. Под милицейской крышей над коммерсантом не каплет // Российская газета. - 1997. - 28 марта.
13. Лукашов В.А. О некоторых морально-этических аспектах оперативно-розыскной деятельности // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть 1. / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. - СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. - С. 4,17.
14. Макаревич Э.Ф. Политический сыск. Истории, судьбы, версии. М., 2002. С.20.
15. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность -необходимость и законность. - 2-е изд. перераб. и доп. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. – С. 100,106-107.
16. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М.: Спарк, 1996. – С. 77.
17. Неизвестная разведка// Щит и меч.- 1990.-№ 2.
18. См.: Права человека и статус правоохранительных органов (материалы симпозиума в Санкт-Петербургском юридическом институте МВД РФ) // Государство и право.- 1994. - № 11. - С. 81-119
19. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстве России. Дис. ... канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1997. - С. 63.
20. Попов В.Л., Куликов А.В. Специфические черты нравственной сущности ОРД // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. - С. 65- 68.
21. См., например: Разведчики и шпионы. М., 2000. С.8-10.
22. Сергеев В.В. Нужна ли нам агентура//Сов. Милиция.- 1991.-№ 1.- С.49.
23. Сердюк В. Доносчик, осведомитель, секретный агент. Кто они?// Офицеры. 2003. № 2. С.36.
24. Томин В.Т. «Права и свободы человека»- большой блеф ХХ века. (Уголовный процесс России: аспекты взаимодействия с международным правом) -Омск: Изд-во Омск. акад. МВД России, 2004.- С. 130.
25. Щеголев П. Е. Охрaнники, aгенты, пaлaчи. М., Просвет, 1992. С. 3, 40,42.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк